vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Креативный подход

Оригинал взят у aziat_2016 в Креативный подход
В продолжение темы о денежных знаках…

Общеизвестен факт, что деньги – это топливо для человеческих пороков. В списке подпитываемых деньгами аморальных склонностей и пагубных привычек злоупотребление алкоголем и наркотическая зависимость занимают едва ли не самое видное место, однако история знает примеры, когда ситуация причудливым образом менялась с точностью наоборот.



На обломках великой империи
Человечество не может существовать без денег. Причём они нужны и во время всеобщего процветания и повсеместного благоденствия, и в периоды глобальных катаклизмов и тяжелейших потрясений. Одним из таких потрясений стали революционные события начала ХХ века в России.
Февральская буржуазная революция, в результате которой российская монархия приказала долго жить, и октябрьские события в Петрограде, в ходе которых к власти пришли большевики, окончательно угробили финансовую сферу некогда могущественного государства. Российская империя развалилась на множество квазигосударств, а по её территории стало гулять огромное количество всевозможных видов валют, общее число которых, по оценкам историков, достигало трёх тысяч.
Среди длинной череды царских рублей, керенок, карбованцев, бонов, совзнаков и тому подобной макулатуры две валюты того времени привлекают к себе особое внимание своей необычностью. Первая из них – это денежные купюры, вошедшие в отечественную историю под названием «винные деньги Якутии». Вторую валюту именовали «опиумными рублями города Верного». Как видно из названий в первом случае деньги имели непосредственное отношение к выпивке, а во втором – к наркотикам. В чём же причина столь откровенной связи?

Винные деньги Якутии
Дело в том, что к концу 1918 года политическая карта бывшей Российской империи представляла собой эдакое лоскутное одеяло, окрашенное в различные цвета. Красные лоскуты на карте – это регионы, где к власти пришли большевики, белые – территории, контролируемые их непримиримыми противниками из Белого движения. По окраинам раздираемой гражданской войной страны всеми цветами радуги переливались лоскуты из самостийных государственных образований, созданных по национальному принципу. Одним из красных лоскутов в то время стала Якутская губерния, бескрайние просторы которой оказались отрезанными от остальной большевистской России колчаковскими фронтами.
На тот момент в Якутии совершенно не было денежных купюр, а завезти их извне или напечатать самостоятельно не представлялось возможным. Некто Алексей Семёнов, ставший впоследствии республиканским Наркомом финансов, предложил выйти из положения весьма оригинальным способом. В Якутске на складе, где ещё с царских времён хранились различные вина, он нашёл большое количество разноцветных бутылочных этикеток. В 1914 году, с началом Первой мировой войны, в стране был введён сухой закон, и множество заранее отпечатанных наклеек остались тогда невостребованными. Предприимчивый большевистский финансист решил использовать ненужную макулатуру, сделав из неё денежные купюры. Так этикеткам от мадеры, которых на складе оказалось больше всего, был присвоен номинал в 1 рубль, бумажки с надписью «херес» стали 3-рублёвками, а наклейки от кагора получили статус 10-рублёвых купюр. Меньше всего на складе оставалось этикеток от портвейна. Им дали номинал в 25 рублей. Все надписи на обороте этикеток наносились вручную и заверялись личной подписью Алексея Семёнова, его печатью и штемпелем.




Удивительно, но эти проштампованные наклейки пришлись по вкусу местным жителям. 90% из них были совершенно безграмотными, и разноцветные винные этикетки, в силу своей узнаваемости, стали прекрасным средством для товарно-денежных расчётов.
Что интересно, этикеточные деньги широко ходили в обращении вплоть до конца 1922 года, после чего были по-честному обменяны советской властью на настоящие деньги согласно их номиналу.

Опиумные деньги города Верный
Вторые деньги, упоминаемые выше, начали выпускаться также в 1918 году, но только на территории Средней Азии. Там к этому времени была провозглашена Туркестанская советская республика, однако её территория в ходе Гражданской войны оказалась полностью отрезана от остальной части страны белогвардейскими войсками.
Из-за острой нехватки денежных знаков местным Совнаркомом, находящимся в Ташкенте, было принято решение выпустить свои собственные деньги. В народе их прозвали «туркбонами».
Разгул басмачества и отсутствие дорог не позволяли развести эту наличность по отдалённым регионам. Хуже всего с этим обстояло дело в Семиреченской области со столицей в городе Верный (сейчас это – Алма-Ата). Чтобы не рисковать людьми и грузом, там было решено на месте изготовить свои собственные деньги. При этом сразу же возник вопрос: «А чем эта валюта будет обеспечена?»
Общеизвестен факт, что деньги должны иметь какое-то материальное обеспечение, которое в любой момент можно на них обменять. В противном случае деньги становятся обычными фантиками, которые стремительно обесцениваются, теряя к себе доверие. Большевики из города Верный нашли выход из положения. Они перешерстили у себя всё и, наконец, пришли к выводу, что самое ценное, чем они могут располагать – это сильнодействующее наркотическое вещество опиум, колоссальные запасы которого в размере 275 пудов (более 4,5 тонн) сберегались в хранилище местного банка. Его стоимость по тем временам составляла 40 миллионов рублей золотом.
Дело в том, что в Российской империи с 1915 года было запрещено выращивать опиумный мак в промышленных масштабах. Легальные плантации этого растения оставались только в нескольких среднеазиатских областях, и Семиречинская была одной из них. Выращенный там опиумный мак использовали для медицинских нужд, в первую очередь для изготовления обезболивающего препарата морфия. Именно наличие запасов этого дорогостоящего средства и позволили провести эмиссию новых денег по всем правилам банковского дела.
Вначале были выпущены кредитные билеты достоинством от 1 до 50 рублей на сумму в 20 миллионов рублей. Впоследствии к ним добавились банкноты на 100, 250 и 500 рублей. На всех семиреченских купюрах стояла неизменная надпись: «Кредитные билеты обеспечиваются опиумом, хранящимся в Государственном Банке…»




Несмотря на тяжёлое экономическое положение и инфляцию рубли из города Верного доказали свою ликвидность и в 1921 году вместе с «туркбонами» были обменяны на расчётные знаки советского государства.

Постсоветское королевство
Ну, а теперь перенесёмся из драматических событий первой половины прошлого века в период великих потрясений конца ХХ столетия. Тогда после развала Советского Союза на политической карте мира появилась целая россыпь независимых стран и непризнанных территорий, каждая из которых не преминула завести у себя собственную валюту.
Среди новоиспечённых государств была и Эстония. Именно на её территории и появилась денежная единица, которая своим происхождением была обязана самой обычной русской водке.
Родиной водочной валюты стала, собственно, не сама Эстония, а всего лишь один из её отдалённых районов под названием Торгу, расположенный на острове Сааремаа в Балтийском море. Этот остров ещё с советских времён имел особый статус приграничной территории, и там хозяйничали военные. Когда в 1992 году в молодом независимом государстве началась административная реформа, Сааремаа не вписывался в новую государственную модель. Без чёткого административного статуса в регионе возник политический и экономический кризис, усугублённый ко всему прочему вакуумом власти. Сложилась своеобразная революционная ситуация, которая в итоге привела к неожиданным последствиям.
В ноябре 1992 года на общем собрании жителей райцентра Торгу народ потребовал перемен. Ситуацией воспользовался некий Кирилл Тейтер, бывший тогда депутатом местного парламента от монархической партии. Шустрый слуга народа призвал людей не ждать помощи из центра, а брать бразды правления в свои руки, и для начала предложил провозгласить на территории Торгу самое настоящее королевство. Естественно, на трон парламентарий предложил свою скромную особу и, заручившись поддержкой земляков, провозгласил себя королём Кириллом І. Это стало беспрецедентным случаем на постсоветском пространстве.
К чести эстонских властей, в Таллинне не стали кричать о развале страны и разгуле сепаратизма. Флегматичные эстонцы справедливо решили, что граждане имеют право избирать органы и глав местного самоуправления, а как они будут называться, особого значения не имеет.
Надо отдать должное и новому монарху – он быстро навёл порядок в своём королевстве, наладив работу социально-административных органов власти и организовав снабжение жителей отдалённого района продовольствием и товарами первой необходимости.

Самая крепкая валюта
Единственное, с чем были проблемы у жителей самопровозглашённого государства, так это с наличными деньгами. Отсутствие наличности тормозило развитие предпринимательства. Чтобы активизировать вялый внутренний рынок Кирилл І решил ввести в обращение свои собственные деньги, а так как золотовалютных резервов королевство Торгу не имело, монарх предложил курс новой национальной валюты жёстко привязать к стоимости бутылки обычной 40-градусной водки ёмкостью в поллитра. Не мудрствуя лукаво, название для новой валюты выбрали соответствующее – поллитра.




Выпускалась «поллитра» только в виде монет одного номинала. В это трудно поверить, но она, несмотря на свою кажущуюся курьёзность, оказалась весьма твёрдой валютой и очень быстро завоевала доверие всех жителей острова Сааремаа. В этом нет ничего удивительного, ведь стоимость полулитровой бутылки водки – эквивалента данной денежной единицы, постоянно повышалась. Если в 1993 году, она стоила около 20 эстонских крон, то уже через 10 лет её цена возросла до 70.
Что интересно, «поллитра» оказалась настолько твёрдой валютой, что даже пережила эстонскую крону. Она до сих пор ходит в обращении на территории острова Сааремаа наравне с эвро. Более того, на протяжении последних 20 лет в оборот поступило несколько серий новых «поллитр», отчеканенных к различным юбилейным датам. Примечательный факт – на нумизматическом рынке «поллитры» ценятся намного выше своего номинала или эквивалента. В зависимости от года чеканки и внешнего состояния монеты её стоимость может варьировать от 40 до 80 долларов США.




Что же касается королевства Торгу, то его век был недолог. Эстонские власти предложили Кириллу Тейтеру занять должность в одном из министерств, и весной 1993 года монарх официально передал полномочия по управлению подвластной ему территории гражданской администрации. Говорят, что он до сих пор хранит у себя дома корону королевства Торгу и называет себя монархом в изгнании.

Tags: необычное, удивительное, финансы
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments