vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Адмирал русской живописи. Почему Иван Айвазовский выбросил турецкие ордена?

                        В метрической книге армянской церкви Сурб Саркис он был зарегистрирован так: «Ованнес, сын Геворка Айвазяна». Хотя к тому времени отец уже вовсю писал своё имя на польско-русский манер — Константин Гайвазовский. Сын пошёл дальше и стал называть себя Иваном Айвазовским.Россия, как известно, страна скорее континентальная. И то, что самым массовым, самым узнаваемым и самым успешным русским художником является Айвазовский — непревзойдённый мастер морского пейзажа, — явный парадокс. Картины Ивана Константиновича есть почти в каждом провинциальном музее России.
Хаос в Европе
Этот факт, как ни странно, в глазах многих придаёт Айвазовскому оттенок второсортности. Дескать, настоящее искусство не может быть массовым, а настоящий художник не имеет права быть успешным дельцом. Шквал нападок сопровождал живописца с самого начала и до самого конца его немаленькой жизни — Айвазовский умер в возрасте 83 лет, при нём на русском троне сменилось пять императоров. Которые, к слову, отмечали талант художника, осыпая его чинами, наградами и просто деньгами. Так, Николай I заявил: «Что бы ни написал Айвазовский, будет куплено мною!» Его правнук Николай II пожаловал художнику чин действительного статского советника. По табели о рангах и по характеру деятельности — Айвазовский числился живописцем Главного морского штаба — это соответствовало адмиралу.
Разумеется, официальное признание со стороны высшей власти было ещё одним поводом ехидно высказаться насчёт дарования Айвазовского. Николай Гоголь в 1841 г. весьма иронично заявляет: «Исполать тебе, Ваня! Пришёл ты, маленький человек, с берегов далёкой Невы в Рим и сразу поднял хаос в Ватикане! И ведь что обидно, подыми я в Ватикане хаос, мне бы в шею за это дали, писаке, а Ване Айвазовскому дали золотую медаль...» «Ване Айвазовскому» всего лишь 24 года. Это его первое путешествие за границу. А речь идёт о полотне «Хаос» на ветхозаветный сюжет о сотворении мира, которое произвело такое впечатление на папу римского Григория XVI, что он пожелал приобрести его для галереи Ватикана. Ажиотаж, кстати, возник не только в Ватикане. Вот что сообщает «Художественная газета» о заграничном дебюте живописца: «В Риме на художественной выставке картины Гайвазовского признаны первыми. Они наделали столько шуму в столице изящных искусств, что залы вельмож, общественные сборища и притоны артистов оглашались славою новороссийского пейзажиста; газеты гремели ему восторженными похвалами...»
Заметим — фурор произвели всего лишь четыре работы, которые молодой Айвазовский тогда выставил в Риме. Так что заграничную поездку, на которую он имел право как выпускник Петербургской императорской академии художеств, можно было признать удавшейся. Но художник жаждал продолжения. И собрался... в Лувр. Правда, ехать было не с чем — привезённые в Европу картины уже нашли щедрых покупателей. Однако на запрос о продлении европейской стажировки ему отвечают: «Г-ну Айвазовскому дозволяется выставить несколько больших картин с морскими видами (которые он сейчас пишет) на имеющей быть в Париже выставке и самому там провести несколько месяцев».
Шедевр на десерт
Характерный момент — работа над картинами находится бог весть в какой стадии. Но и сам художник, и его начальство уверены — всё будет закончено в срок.
Полагают, что Айвазовский за всю свою жизнь написал более 6 тысяч полотен. Цифра более чем приблизительна — найти и идентифицировать или хотя бы просто подсчитать все работы художника возможным не представляется — писал он с невероятной скоростью. Скажем, за те три года, что молодой Айвазовский путешествовал по Европе, им было начато и закончено более 50 больших полотен.
С малыми формами художник вообще не церемонился. На многих произвёл впечатление званый обед по случаю 50-летия Айвазовского. Вернее, его финал, когда Иван Константинович заявил: «Господа! Приношу извинения за то, что мой повар не приготовил десерта. И прошу принять десерт, приготовленный мною лично». После чего всем гостям были вручены маленькие морские пейзажи, написанные юбиляром. Производство таких миниатюр занимало минуты две — картон и фон готовили заранее, а сам мастер делал всего лишь несколько уверенных движений кистью. Так же быстро рождались и крупные полотна. Советский академик живописи Аркадий Рылов, который, будучи студентом, видел, как работает Айвазовский, вспоминал с восторгом и недоумением: «Один час пятьдесят минут тому назад был чистый холст — теперь на нём бушует море...»
Пощёчина султану
Что это? Графоманский зуд? Алчное стремление продать побольше? Или просто бешеный темперамент, который позволял художнику сделать шедевр в считаные часы?
Думается, что третье. Потому что графоманом он точно не был. Свидетелем тому — английский художник-маринист Уильям Тёрнер, который тоже считается непревзойдённым и которому полотно Айвазовского «Неаполитанский залив» показалось окном на море: «Прости мне, великий художник, если я ошибся, приняв картину за действительность, но работа твоя очаровала меня, и восторг овладел мною». Не был Иван Константинович и стяжателем. Наоборот — меценатом. На свои деньги устраивал археологические раскопки в Крыму, а для Феодосии сделал первый общественный водопровод, запитанный от личного источника.
Но вот что произошло, когда Айвазовский узнал о так называемой хамидийской резне, учинённой в Османской империи над армянами. Художник был награждён двумя турецкими орденами — Османие и Меджидие. Драгоценные знаки этих орденов, украшенные бриллиантами, были повешены Айвазовским на шею дворовому псу. Собака была проведена художником по улицам Феодосии, наводя суеверный ужас на живущих там турок. А потом Айвазовский вышел на лодке в море и выбросил «кровавые знаки отличия» прочь. В этом жесте было всё — и темперамент, и презрение к благам земным, и личная позиция большого художника.http://nashaplaneta.su/news/admiral_russkoj_zhivopisi_pochemu_ivan_ajvazovskij_vybrosil_tureckie_ordena/2017-07-29-1472
Tags: знаменитости
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments