vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Книга Четвёртая ВЕЛИКАЯ ТАЙНА УФОЛОГИИ или НЛО - секретный удар

Часть четвёртая
АВИАЦИЯ.
Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.
(Артур Кларк)                                                                                                                                                                                                              “БЕСХВОСТКА” АЛЕКСАНДРА ЛИППИША.
Alexander Lippish
И Чарли Циммерман, и Джонни Нортроп были не единственными, кому пришла в голову идея создания “самолета-крыла”, они даже не были первыми. Еще в 1921 году немецкий инженер Александр Липпиш спроектировал, построил и успешно облетал свой планер схемы “бесхвостка”, который так и назывался: “Александр Липпиш - 1”. Благодаря своей необычной планировке этот аппарат представлял собой существенный шаг вперед по сравнению с распространенными в то время классическими планерами. Невзирая на свои потрясающие характеристики (скорость, маневренность, управляемость), этот планер тем не менее не стал рекордным, но в процессе его создания Липпиш получил необходимый опыт, который впоследствии позволил конструктору стать одним из наиболее авторитетных специалистов в мире по самолетам схемы “бесхвостка”...
Липпиш продолжил свои работы над летательными аппаратами схемы “бесхвостка” создавая как планеры, так и самолеты. В 1930 году на самолете, названном “Дельта-I” конструктору удалось достичь уровня лётно-технических характеристик в отношении устойчивости и управляемости, а также размещения экипажа, сопоставимого с соответствующими данными СОВРЕМЕННЫХ самолётов! Достаточно сказать, что примечательной конструктивной особенностью самолета “Дельта-I” являлось ярко выраженное треугольное крыло, потому вполне можно считать, что именно с этого самого момента и началось применение треугольных крыльев, которые в силу некоторых причин, в основном бюрократического свойства, не получили успешного развития вплоть до окончания второй мировой войны. “Дельта-I” не выпускался серийно, но этот самолет стал родоначальником целого семейства других машин.
Многочисленные спроектированные Липпишем в 20-30-х годах самолеты очень трудно идентифицировать по архивным документам, так как, являясь в первую очередь конструктором-исследователем и не имея собственного производства, он был вынужден заказывать свои летательные аппараты различным авиастроительным фирмам, вследствие чего многие из них появились с обозначением фирмы-изготовителя. Например, созданный Липпишем самолет “Дельта-4” (уникальная двухдвигательная “бесхвостка”) больше известен под названием “Wespe”YY-3 (Оса-III) фирмы “Физелер”. Этот самолет в конструктивном отношении представлял очень значительный интерес - помимо прочих технических новинок, “Оса” стала первым в мире самолётом, на котором было использование фиксированное ПГО (переднее горизонтальное оперение) для изменения направления течения воздушного потока в районе корневой части крыла, что позволило значительно улучшить маневровые характеристики на высоких скоростях полёта. Такое техническое решение, к слову сказать, стало очень популярным на боевых самолетах с треугольным крылом в 80-е годы, что прекрасно говорит о явной революционности идей талантливого немецкого конструктора...
В самом начале второй мировой войны, в 1939 году, Александр Липпиш сконструировал и построил свой первый планер ДМ-1, который долен был стать испытываемой моделью перспективного самолета-истребителя, оснащенного ПВРД (прямоточный воздушно-реактивный двигатель), разрабатываемого на фирме “Хейнкель” и планируемого в большую серию. Проект Липпиша был поначалу признан приоритетным в ВВС, однако он никак не укладывался в планы Гитлера, который запретил работу над любыми проектами, не обещающими действенных результатов уже через двенадцать месяцев после утверждения. К тому же новым разработкам в значительной степени препятствовал имперский секретарь по делам авиации Эрхард Мильх, который всегда недоверчиво относился к внедрению в люфтваффе революционных проектов самолётов (*63). Разочарованный Липпиш, однако, так просто сдаваться не собирался - он заключил тайное соглашение с такими известными немецкими фирмами как “Мессершмитт”, “Юнкерс”, “БМВ” и нелегально продолжал работу по созданию турбореактивного самолёта.
В 1942 году первый экземпляр нового самолета, получившего обозначение Р-13а, был готов. Истребитель был оснащен турбореактивным двигателем БМВ-005 тягой 950 г и развивал скорость у земли более 1000 км/ч (!) - это была почти скорость звука. Вместе с этим, благодаря конструктивным особенностям крыла, он обладал замечательной маневренностью. Р-13а был оснащен трёхопорным шасси с носовым колесом и был целиком изготовлен из дюралюминия. Кроме новаторской формы крыла уникальной особенностью конструкции являлось то, что кабина пилота представляла собой корневую часть передней кромки вертикального оперения большой относительной толщины (см. фото и схему), что не только значительно снижало лобовое сопротивление воздуха, но и делало Р-13а похожим, по словам самого Вилли Мессершмитта, курировавшего проект, на “самолёт инопланетных пришельцев”...
Впрочем, многообещающему проекту не помогло даже заступничество такой всесильной фигуры III рейха, как Мессершмитт. Липпиш окончательно впал в немилость высшего руководства, проводившего свои собственные тайные игры, и чтобы избежать репрессий со стороны признанного тирана Мильха, сбежал в Аргентину, где продолжил свою работу по созданию планеров и самолето, в том числе и полюбившихся ему бесхвосток...
Судьба Р-13а закономерна для многих секретных разработок немецких конструкторов, попавших в руки победителей. 1 мая 1945 года полностью снаряженный и готовый к дальнейшим полетам самолет попал в руки американских военных, после чего был перевезен в США для проведения испытаний. Полученные результаты были столь обнадеживающими, что американская фирма “Конвэр” почти сразу же после первых испытаний получила контракт на разработку и постройку более улучшенной модели этого самолета, воплотившейся затем в проект XFU-I - первый в мире самолет, успешно совершивший вертикальный взлёт и посадку. Кроме того, идеи, заложенные в присвоенном американцами проекте Липпиша, послужили основой для создания реактивного гидросамолета “Си Дарт” - первого боевого гидросамолета с треугольным крылом и глиссирующей убираемой в полете внутрь корпуса лыжей, предназначавшегося к запуску в большую серию, но по каким-то непонятным причинам отвергнутого военными в самый последний момент в пользу заведом худших моделей... Знакомая нам уже история.
Примечания:
(63).
Эрхард Мильх и Рихтгофен
Американский историк Эрл Бахман, посвятивший изучению авиации немалую часть своей жизни, в одном из своих трудов дал Мильху такую характеристику: "...Ни один шпион, действовавший против рейха с момента начала второй мировой войны, не смог бы нанести развитию авиации гитлеровской Германии такого урона, какой нанес ей Эрхард Мильх. Каким-то чудом прорвавшийся на руководящую должность в Люфтваффе, этот плохо загримированный еврей обеспечил к 1943 году полное господство авиации союзников в небе Германии, загрузив свою промышленность в самый критический для рейха момент производством морально устаревшего хлама и методически разгромив все программы по перевооружению военно-воздушных сил новыми типами самолётов, в том числе ракетных и реактивных. Например, проект реактивного истребителя Ме-262, подготовленный к серийному производству еще перед войной, почти пять лет находился под запретом, и когда в конце 1944 года самолёт все же вступил в строй, то наглядно показал всем, какого разгрома избежали союзники в 1941-м на всех фронтах благодаря разрушительной деятельности имперского секретаря Мильха. Существует мнение, что всё это дело рук Гитлера, который всегда считал, что лучше много старых самолётов, чем мало новых, однако как-то упускается из виду, что за исключением чисто политических вопросов Гитлер всегда полагался только на мнение своих советников. Учитывая полную некомпетентность ещё одного "рулевого" гитлеровской авиации, начальника боевого снабжения Люфтваффе Эрнста Удета и вселенскую лень главного уполномоченного по авиации наркомана Германа Геринга, можно только удивляться тому, как Третий рейх смог продержаться до самого 1945 года. Нюрнбергским трибуналом Мильх был признан несомненным военным преступником и наряду с Рудольфом Гессом был приговорен к пожизненному тюремному заключению, однако в 1955 году под всякими надуманными предлогами был освобожден американцами и до самого конца своей жизни, наступившего в 1972 году, занимал руководящие должности в концернах "Тиссен", "Фиат", "Клекнер", "Ауто-Унион" и "Маннесман". Шеф американской разведки У.Донован всегда называл Мильха своим самым лучшим германским агентом-диверсантом, к тому же не обошедшимся американской казне ни цента. И хоть сам Донован придавал своим словам совсем иной смысл, многие избежавшие возмездия нацисты после войны без тени всякой иронии заявляли, что еврей Эрхард Мильх выполнял личные стратегические задания самого президента Рузвельта, который всегда рассматривался Гитлером как "ставленник мирового еврейского капитала".http://macbion-narod.ru/ufb/aviation4-01.htm
2.
БРАТЬЯ ХОРТЕНЫ.
Братья Хортены и их планеры
Совершенно иначе сложилась судьба других немецких конструкторов, исповедовавших в своих разработках идеи нетрадиционализма - братьев Хортенов. Вдохновленные ранними работами Александра Липпиша, немецкие авиационные конструкторы Реймар и Вальтер Хортены построили несколько оригинальных планеров, которые в гораздо большей степени, чем создания Липпиша, заслуживают определения “летающее крыло”. Мысль братьев заключалась в том, что чистое крыло будет иметь значительно меньшее аэродинамическое сопротивление - именно старшему из братьев, Реймару, и принадлежит известная фраза, подхваченная американцем Нортропом (и незаслуженно ему потом приписанная), что в самолёте всё кроме крыла является абсолютно лишним.
...Первый планер “Хортен-I” полетел еще в 1931 году, когда Вальтеру Хортену (наиболее активному члену семейного конструкторского дуэта) исполнилось всего 16 лет. Деревянный планер с тканевым, а затем с ластиковым покрытием имел для управления элевоны и рулевые тормоза на концах крыльев. Опыт, полученный в работе над планером, отразился в созданном в 1934 году нового “Хортен-II”, помимо прочих усовершенствований получившего и 80-сильный двигатель воздушного охлаждения, расположенный внутри крыла и работающий на толкающий винт с пропеллером переменного шага через удлиненный вал.
В 1936 году оба брата поступили в люфтваффе (ВВС Германии), и в связи с этим их конструкторская деятельность получила весьма ощутимое ускорение. В 1936-37 г.г. были построены несколько других модификаций “Хортен-II”, на которых отрабатывались новые приёмы пилотирования и проходили проверку разнообразные конструкторские идеи. Вскоре работы братьев получили заметный официальный, а тем более неофициальный, интерес. В 1939 году их работами заинтересовался сам Эрнст Хейнкель - глава всемирно известной авиастроительной фирмы, но переговоры с ним зашли в тупик из-за желания последнего зарегистрировать все последующие патенты, связанные с разработками Хортенов, исключительно на своё ия. Еще одни переговоры провели с Вилли Мессершмиттом, но опять же безрезультатно. Однако участие в политической жизни Вальтера Хортена и дружба Реймара Хортена с тогдашним начальником Технического департамента Эрнстом Удетом позволили братьям продолжить конструкторскую деятельность. В 1942 году Хортены вошли в состав так называемой “зондеркоманды-9”, созданной под эгидой люфтваффе исключительно для реализации проекта “летающего крыла” по концепции братьев. Все работы производились фирмой “Гота”, прославившейся в первой мировой своими четырехмоторными бомбардировщиками, и для более успешной производственной деятельности в личное распоряжение братьев приказом самого Геринга были переданы дополнительно несколько фабрик и заводов, располагавшихся в Тюрингии.
Ho-229 - вариант: дальний бомбардировщик с шестью двигателями и радиоуправляемой пулемётной установкой заднего сектора обстрела.
Спроектированный на базе планеров “Хортен-I“ и “Хортен-II“, турбореактивный самолёт Го-229 стал наиболее нестандартным боевым самолетом, построенным в Германии в течение всей войны. Го-229 не имел фюзеляжа как такового, и толщина центроплана (*64) была вполне достаточной для размещения в нем пилота и двигателя. Вертикальное оперение плностью отсутствовало, а управление по курсу осуществлялось спойлерами (широкими выдвижными щитками), установленными на верхней и нижней части крыла-фюзеляжа. Однако с самого начала предполагалась установка на новый самолет поршневых двигателей, и хотя перспективы сочетания прекрасной аэродинамики “летающего крыла” с турбореактивным двигателем была очевидна, братья-конструкторы прекрасно понимали, что несмотря на хорошие связи в министерстве авиации, консерватизм последнего обязательно пересилит. Но, к счастью, разведка добыла сведения, что подобные работы проводятся и в США на фирме “Нортроп” - это подхлестнуло начальство в усилении финансирования работ “зондеркоманды-9”, предоставив последней особый статус и выведя ее из-под непосредственного руководства слишком уж консервативного Технического департамента.
Гота-229 - вариант: дальний бомбардировщик с шестью двигателями и радиоуправляемой пулемётной установкой заднего сектора обстрела.
Первый Го-229 был изготовлен и облетан на заводском полигоне в Миндене летом 1943 года. Но к моменту полной готовности самолета спустя несколько месяцев в силу некоторых причин министерство авиации внезапно потеряло интерес к “летающему крылу”, перебросив все средства на выполнене более срочных проектов. Оставшиеся 18 “заложенных на стапелях” Го-229 так и не были закончены, но несмотря на утрату всякого интереса со стороны официальных лиц и прекращению контракта по перспективному самолету, братья Хортены продолжили работу над усовершенствованной моделью реактивного истребителя-перехватчика - сборка его уже началась в Геттингене, и этому, благодаря настойчивости главного инженера фирмы “Гота” Ганса Деккерта не смогли помешать никакие запреты.
Руководство “люфтваффе” узнало о существовании нового самолета Хортенов только в начале следующего, 1944 года, когда тот был наполовину закончен, и хотя такая “приватная” инициатива никогда министерством не поощрялась, а даже пресекалась самым решительным образом, братья получили официальную поддержку. Необычная компоновка самолета целиком и полностью захватила воображение начавшего проявлять к концу войны некоторую активность рейхсмаршала авиации Германа Геринга, который, к вящему неудовольствию консервативного Мильха оказал проекту персональную поддержку (*65) и потребовал начать лётные испытания в кратчайший сок...
С официальной поддержкой программа Го-229 получила небывалый прежде импульс - таким приоритетом не пользовалась даже программа создания реактивного истребителя Ме-262, ставшего впоследствии одним из самых лучших самолетов “люфтваффе”. Весной 1944 года были наконец проведены первые успешные испытания прототипа с поршневыми моторами - турбореактивные двигатели BMV-003 еще не были доведены до необходимой степени надежности. В результате на втором опытном самолете было решено установить гораздо менее мощные двигатели фирмы “Юнкерс”, что, кроме всего прочего, потребовало внести в конструкцию дополнительные изменения, отодвинув тем самым сроки готовности на долгое время.
Го-229 был спроектирован из расчета на перегрузку 7-g, и для этого одновременно с самолетом был разработан для него особый гидрокостюм, который должен был позволить переносить пилоту такие чудовищные перегрузки. Скорость с такими маломощными двигателями, какими являлись “Jumo-004”, существенно снизилась по сравнению с проектной, но и при этом она все же достигала 970 км/ч - показатель уникальный, особенно есл учесть, что скороподъёмность Го-229 была чуть ли не в три раза выше, чем у лучшего на тот момент немецкого истребителя-перехватчика с поршневым двигателем “Фокке-Вульф-190-Д”. Благодаря своей конфигурации, самолет мог разворачиваться буквально на месте на любой скорости, а приняв на борт три тонны полезного груза, пролетал на максимальной скорости и без дозаправки более двух тысяч километров!
В ожидании “штатного” двигателя прошел весь 1944 год, и когда стало ясно, что ждать еще придется долго, решено было оставить все как есть и поскорее запускать “Го-229” в производство, тем более что подобными летными характеристиками не обладал еще ни один самолет противника. Время, однако, распорядилось по-своему. “Благодаря” разным причинам (в том числе и активной деятельности британской разведки) этот суперсамолет так и не принял участия в боевых действиях, хотя для его массового производства уже были подготовлены почти все заводы “Готы”, а также заводы некоторых других авиастроительных фирм - “Мессершмитт”, “Юнкерс” и “Арадо”. Все немецкие разработки по этому проекту также досталсь загребущим американцам, которые вывезли Го-229 и документацию по нему и передали ожидающему их с нетерпением “конкуренту” братьев Хортенов - калифорнийцу Джону Нортропу. Как и в случае с Р-13а, сталинским конструкторам тогда от этого проекта ничего не обломилось, Зато им обломилось нечто иное, о чём не пронюхали даже всезнающие англичане...
Примечания:
(64). ЦЕНТРОПЛАН - часть крыла самолета или крылатой ракеты, выполненная заодно с фюзеляжем и предназначенная для силовой связи отъёмных частей крыла (консолей) с фюзеляжем.
(65). Существует версия, что Геринг был влюблён в племянницу Хортенов, Агнетту Бирсдорф, проживавшую в Швеции, и чтобы произвести на нее впечатление, хотел задобрить обоих братьев, от которых во многом зависело возвращение Агнетты в Германию. Конечно, над правдоподобностью этой истории можно посмеяться, но учитывая всю нереальность того внутреннего мира, в котором Геринг уединился после провала "воздушного наступления на СССР" в 1943 году, она не так уж и безосновательна, тем более что об этом твердят в своих послевоенных записках некоторые друзья и подчиненные Геринhttp://macbion-narod.ru/ufb/aviation4-02.htm                                              3.
ГЕНРИХ ЦИММЕРМАН.
Какое отношение имел немецкий авиаконструктор Генрих Циммерман к своему американскому однофамильцу и коллеге - пока, к сожалению, никому узнать так и не удалось. И Чарльз, и Генрих всегда отрицали всякую родственную связь между собой, и приводили в пользу этого отрицания тот аргумент, что среди немцев фамилия Циммерман такая же распространенная, как среди англичан - Смит, а среди русских - Иванов. Однако духовной связи они никакого объяснения дать не смогли. Как и американец, немецкий авиаконструктор очень рано увлёкся идеей “летающего крыла” дискообразной формы - сконструированный им в 1929 году летательный аппарат с индексом “С-I” очень напоминал “скиммер” Чарльза Циммермана. Однако столь новаторская идея почему-то прошла мимо внимания тогдашнего Министерства по делам авиации Германии.
1933 год стал переломным годом в судьбе молодого авиаконструктора. Приход к власти в Германии амбициозного Адольфа Гитлера, мечтающего о создании собственной сильной авиации, а также назначение на должность начальника Генерального штаба люфтваффе генерала Вальтера Вефера дали новый толчок фантазии Циммермана. Когда Вефер, обладавший, в отличие от других шефов германской авиации, невероятным даром предвидения и выдающимися организаторскими способностями, ознакомился с творением конструктора, он тотчас потребовал от министерства авиации предоставить Циммерману все возможности для реализации перспективного проекта. В январе 1934 года Циммерман занял место главного конструктора в специально созданной для него фирме “Raab Hagelkorn G.m.b.H.”, являвшейся как бы филиалом концерна “Blom & Voss”.
Благодаря личному покровительству Вефера, новый самолет, получивший обозначение HG-78 ”Глюк” быстро приобретал очертания реальной боевой единицы. Попутно впитывая в себя плодотворные идеи Липпиша и братьев Хортенов, Циммерман раньше них увидел необходимость в оснащении своего детища принципиально новым видом двигателя. Однако в те годы более-менее удачными были только пороховые ракетные двигатели, годные для использования лишь на непилотируемых ракетах, но никак не на самолетах. Идеи создания турбореактивных двигателей тогда были всего лишь идеями, и Циммерману ничего больше не оставалось, как примеряться к новым моделям традиционных двигателей внутреннего сгорания...
В самом начале 1936 года Циммерман приступил к продувке своего “Глюка” в аэродинамической трубе для окончательной проверки принципиальной возможности выполнять полеты на этом самолете - в отличие от Вефера, шеф люфтваффе Герман Геринг был все же настроен скептически. Но после осуществления первого самостоятельного полета с двигателем “Аргус” мощностью всего 80 л.с. HG-78 показал такие характеристики, что Герингу стало любопытно. Впрочем, тогда он полностью доверился Веферу и оставил новый проект “в покое” и в прямом и в переносном смыслах этого слова.
Интересная работа совершенно внезапно была прервана в связи с трагической гибелью Вальтера Вефера 3 июня 1936 года (*66). Оставшись без защиты, проект “летающего блина” подвергся нападкам начальника боевого снабжения люфтваффе Эрнста Удета, который, как известно, ни черта не смыслил в новых видах вооружений, считая, как и фюрер, что количественное превосходство куда важнее качественного, и потому на разработку кардинально новых проектов тратить деньги попросту неразумно. Программа создания нового самолета потеряла свой приоритет, Геринг, как всегда, был полностью согласен с Удетом, и от полнейшего краха программу спас только интерес к удивительной конструкции, проявленный Эрнстом Хейнкелем - шефом одноименной фирмы. Хейнкель уговорил Циммермана перейти к нему и спокойно, без оглядки на ничего не смыслящее в техническом прогрессе руководство рейха продолжить работу, к тому же он пообещал молодому конструктору познакомить его с бывшим ассистентом профессора Геттингентского университета Ф. Поля - доктором Гансом-Иоахимом Пабст фон Охайном, который незадолго до этого приступил к созданию перспективных газовых турбин собственной конструкции.
Для проекта Циммермана без преувеличения наступила “новая эра”. Как только Хейнкель в 1940 году стал получать для своих самолётов новые турбореактивные двигатели, HG-78 (превратившийся к тому времени в Xe-78) обрел, так сказать, совершенно новые крылья. “Летающий блин”, оснащенный одним двигателем тягой 130 кг, не только полетел, но и развил огромную по тем временам скорость - 522 км/ч. Это было настолько неожиданно, что Геринг, прослышавший о результатах испытаний, не хотел этому верить, а когда убедился в правоте конструктора собственными глазами, то решил, что проект явно опередил своё время, тогда как возможности традиционных схем еще далеко не исчерпаны.
Таким образом, немецкий “летающий блин” в очередной раз впал в немилость. Но работы по нему все же велись, хотя и довольно вяло. Новые двигатели, отпускаемые Хейнкелю Техническим департаментом, как воздух нужны были для других самолетов, и Циммерману ничего больше не оставалось делать, как заниматься только аэродинамическим усовершенствованием своего “Глюка” и усилением конструкции в преддверии испытаний корпуса на высокие перегрузки. Когда же наконец к 1945 году фирма Хейнкеля начала производить свои собственные турбореактивные двигатели “Heinkel-Hirt”, один такой двигатель установили и на Хе-78. К этому времени самолет был уже настолько совершенен, что адаптация нового двигателя тягой 1300 кг к планеру прошла в самые короткие сроки. Уже 1 февраля 1945 года начались лётные испытания, которые наглядно продемонстрировали Герингу, какой великолепной боевой техники он лишился в результате своей поразительной невежественности. В горизонтальном полете пятитонный Хе-78 “Глюк” развивал запредельную по тем временам скорость 1000 км/ч у земли, а на высоте 9 тысяч метров превышал скорость звука на целых 200 км/ч, причем этой самой высоты он достигал за вдвое меньшее время, чем Го-229 братьев Хортенов. Мощный турбореактивный двигатель “Heinkel-Hirt” был настолько экономичен, что позволял пролететь “блюдцу” на одной заправке более трех тысяч километров на средней скорости 950 км/ч. Это было выдающееся достижение, особенно если учесть, что “летающий блин” Генриха Циммермана был настолько дешев и прост в производстве, что мог выпускаться в больших количествах в самые ограниченные сроки - это был, что называется, тот самый “народный самолёт”, о котором так безрезультатно мечтал “Манилов”-Геринг.
Однако время было упущено. 29 апреля Красная Армия заняла город Росток, в окрестностях которого находился завод, на котором производил свои работы Генрих Циммерман. Хе-78, полностью снаряженный и абсолютно невредимый попал в руки советских конструкторов, и в придачу они получили ещё десять чемоданов технических документов по этому самолёту, но что самое главное - им достался и сам изобретатель.
Примечания:
(66). 3 июня 1936 года Вальтер Вефер разбился на самолете марки "Хейкель-70" во время взлета - причиной трагедии послужили нерасфиксированные после стоянки элероны, и катастрофы можно было бы избежать, если бы Вефер не забыл провести обязательный предполетный осмотр самолета.http://macbion-narod.ru/ufb/aviation4-03.htm
Tags: авиация, военное, история
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 2
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments