vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

ПО СЛЕДАМ НЕНАЙДЕННЫХ СОКРОВИЩ

5.
Почти на пять с половиной тысяч метро в небо взметнулся вулкан Сангай, и его склоны постоянно дрожат от напряжения, едва сдерживая клокочущую в его недрах злую силу. Над вершиной, словно гигантский вилок цветной капусты, взметнулись клубы черного дыма и ослепительно-белого пара. Из жерла вылетают раскаленные докрасна камни. Проносясь вниз, они увлекают за собой другие глыбы, и тогда кажется, что это летят трассирующие пули. В двух километрах ниже кратера огненная лавина облизывает склоны гигантским оранжевым языком. Удушающие пары и газы постоянно кочуют над склонами, послушные переменчивым воздушным потокам. Чуть ниже солнечные лучи, ветер, дожди и бурные водные потоки изваяли пятиметровые фигуры из фирна (*1): целые гряды фирновых пирамид, наклоненных к солнцу - знаменитые “кающиеся снега”. Они похожи на коленопреклоненные фигуры молящихся (откуда и пошло их название), и невольно кажется, будто эти скорбные изваяния оплакивают судьбу всего народа инков. Может быть прав был Джек Лондон, давая совет не искушать судьбу в этом месте?
Постойте, спросите вы, но где же ЗОЛОТО? Оно здесь, или его здесь нет? Можно, конечно, допустить, что доктор Риттер мог просчитаться, мог ошибочно принять за “тринадцатый узелок” Сангай, тогда как тринадцатым был совсем другой вулкан, действующий или потухший... Но многие исследователи все-таки уверены в том, что именно Сангай Стал последним защитником погибшего народа, потому что дороги инков ведут только к нему и никуда больше. Четыре с половиной столетия вулкан таит богатства, укутывая их многометровым покрывалом из лавы и пепла, отпугивая ядовитыми газами дерзких и алчных, протянувших свои нечистые руки к не принадлежащим им ценностям. И пока вулкан живет, к сокровищам, доверенным ему, вряд ли кому-то удастся добраться. Но тогда остается еще один вопрос: как все-таки удалось дойти до вершины неприступного Сангая самим инкам?
Последняя проблема порождает множество иных версий и гипотез. Широко известна легенда о том, как один из местных инкских касиков (мелких вождей, подчиненных Верховному Правителю) получив весть о смерти Атауальпы, приказал немедленно построить длинную лестницу на недоступную горную вершину и перевезти туда весь собранный для выкупа металл. Поднявшись на гору вслед за доставленным золотом, касик велел тут же разрушить лестницу и таким образом похоронил себя заживо. Никаких конкретных имен и названий в этой легенде, правда, не фигурирует, но многие исследователи не без оснований полагают, что она самым непосредственным образом связана с такой точкой на карте Перу, как широко известный в наше время древний заброшенный город Мачу-Пикчу.
Мачу-Пикчу в переводе с языка кечуа - самом распространенном на территории Перу племени - значит Старая Гора. Развалины этой крепости были обнаружены в неприступных горах неподалеку от Куско еще в 1889 году, но только в 1911-м, после посещения их американцем Хирамом Бингемом, Мачу-Пикчу как археологическая диковина приобрел всемирную известность. Дело в том, что до наших дней дошел средневековый испанский документ, обнаруженный в свое время в Мадридском архиве. Документ этот имел длинное и очень многозначительное название:
...Нотариальная запись о создании компании по открытию Перу дворянами Франциско Писарро, Диего де Альмагро и святым отцом доном Эрнандо де Луке, совершенная в Панаме марта 1526 года от Рождества Христова...
В этом интересном документе были записаны все условия, на которых компаньоны могли участвовать в дележе добычи, которую намеревались захватить на новых землях. Но нам интересен не сам документ, а многочисленные комментарии к нему, сделанные рукой де Альмагро (*2) в 1533 году, вскоре после казни “последнего Инки”. Альмагра писал, что испанцам не удалось, как планировалось, заполучить АБСОЛЮТНО все богатства империи Атауальпы, и большая часть их, по весьма достоверным сведениям, сбежавшими инками в какой-то таинственной крепости под звучным названием МАЧУ-ПИКЧУ, сведения о месторасположении которой испанцы, как не старались, а добыть так и не смогли. Не смогли отыскать Мачу-Пикчу и многочисленные последователи алчных конкистадоров, и постепенно сам факт существования этого пункта перешел в разряд преданий. Долгое время пропажу сокровищ инков связывали именно с этим местом, но когда Бингэм обследовал найденные развалины со всей тщательностью, на которую только был способен, то искомых сокровищ обнаружено им так и не было.
Однако ближайший сподвижник американца - перуанец Альберто Лопес - отыскал в архивах Лимы еще один интересный документ, на котором был изображен подробный план некоего города, впоследствии оказавшегося Старой Горой - Мачу-Пикчу. План этот составил в 1558 году французский монах Бартоломео Сегерра со слов одного индейца, спустившегося с гор. Однако выяснить настоящее местонахождение этого города монаху не удалось - индеец, как впоследствии выяснилось, неверно указал дорогу, и посланная испанцами поисковая экспедиция, заблудившись, с превеликими трудностями возвратилась домой ни с чем. Однако самым ценным в этом плане было то, что индеец имел представление о системе коммуникаций, расположенных в толще скалы под городом, он утверждал, что в Мачу-Пикчу сконцентрировано огромное количество драгоценностей, которые исчезли за четверть века до этого из многочисленных инкских храмов!
Что стало с индейцем-иудой, позабывшим вдруг дорогу к таинственному туземному городу, история умалчивает, но план дошел до нынешних времен в оригинале. Однако и он в конце концов не принес ученым абсолютно никакой пользы. Тщательно проведенное сейсмологическое обследование толщи горы, на которой воздвигнут Мачу-Пикчу, не выявило наличия в ней каких-либо подземных пустот. Правда, это еще ни о чем не говорит, потому что я знаком с немалым числом случаев, когда искомые богатства неизменно находились именно там, где до этого побывали целые орды всевозможных исследователей, вооруженных самыми последними новинками современной науки и техники. Известно, что инки соорудили в Андах целую сеть мощных оборонительных укреплений для защиты своего государства от набегов воинственных соседних народов. Мачу-Пикчу мог быть городом-крепостью - одним из самых сильных укреплений в этой цепи. А мог быть и просто храмом.
Как удалось определить археологам, в свое время в этом городе жило около восьми тысяч человек. Причем обширные раскопки позволили установить очень странную закономерность: на одного мужчину в городе приходилось... десять женщин! Вполне возможно, что город являлся убежищем легендарных “акальяс” - самых красивых дев инков, посвятивших себя служению Солнцу. Ученые немедленно обратились к древним инкским легендам, но и легенды не говорили ничего определенного о том, КОГДА и КЕМ был построен город, КТО жил в нем, и КАК он погиб. Мачу-Пикчу стоит в горах на трехкилометровой высоте, его здания, словно сами собой выросшие на мощных террасах, нависает одно над другим. Все террасы соединяются лестницами, вырубленными неизвестными каменотесами прямо в гранитной скале. Совершенная техника шлифовки каменных монолитов в городе издавна удивляла исследователей: наложенные друг на друга без какого-либо скрепляющего материала, многотонные блоки прилегают друг к другу настолько плотно, что между ними остается зазор лишь в несколько миллиметров. Но на склонах Мачу-Пикчу до сих пор лежат стесанные каменные монолиты, вырубленные далеко внизу, в долине - они лежат так, словно древние строители были вынуждены бросить их на полпути, не успев поднять в город на вершине. Неожиданное вторжение? Нашествие?
Английский археолог Чарльз Спенсер Дэвис настаивает на том, что Старую Гору необходимо как можно тщательнее изучить с помощью еще более совершенных сверхчувствительных сейсмических датчиков, ибо 400 тонн инкского золота, по его твердому убеждению, до сих пор находятся там, а намеки древних легенд насчет Сангая - не более, чем ложный ход, призванный запутать неутомимых кладоискателей всех времен и народов и обречь все их попытки завладеть храмовыми сокровищами на закономерный провал...
6.
Теперь попытаемся разобраться еще с одной легендой, в которой содержатся недвусмысленные намеки на иную сторону тайны исчезновения инкских сокровищ. В этой легенде идет речь о том, как после смерти последнего Инки Атауальпы подданные инкского императора бросили на дно высокогорного озера Титикака золотую цепь длиной более двухсот метров. Эта чудо-цепь была изготовлена мастерами-умельцами по заказу Уайна Капаки - отца Атауальпы, и Уаскара, в честь рождения последнего (Атауальпа был хоть и старшим сыном Верховного Инки, но незаконнорожденным, в отличие от младшего своего брата). Диаметр колец этой цепи-монстра достигал пяти сантиметров, и ее с трудом могли поднять три сотни выносливых и натренированных на перенос тяжестей воинов. Можно только приблизительно прикинуть стоимость этого сокровища, но многие исследователи не без оснований полагают, что в то страшное для государства Тауантинсуйо время на дне озера Титикака была похоронена не только одна цепь. Например, до сих пор неизвестно местонахождение двадцати семи золотых скульптур древних инкских божеств весом в три тонны каждая, и сведения о которых дошли до нас из глубины веков...
Видный перуанский историк средневековья Гарсиласо де ла Вега (1539-1617 г.г.) в своей знаменитой книге “Всеобщая история Перу” приводит сведения о том, что бежавшие от ненавистных испанцев подданные Атауальпы доставили на берега Титикаки огромное количество золотых изделий, вывезенных из еще неразграбленных завоевателями храмов, и кинули их все в озеро. Де ла Вега пишет о том, что среди прочих утопленных богатств был и знаменитый золотой диск с изображенной на нем богиней Луны. Диск этот имел 10 метров в диаметре и весил полторы тонны. Эти сведения некоторым образом подтверждаются случаем, произошедшим в 1899 году. Как-то раз, после особо сильного шторма, разыгравшегося на озере, индейцами из прибрежной деревни Лас-Рохас-Вермехо на берегу было найдено несколько выкинутых разыгравшимися волнами золотых изделий, и среди них - обрядовый нож верховного жреца Тауантинсуйо, о котором до сих пор можно было судить только по сохранившимся индейским изображениям. Каким образом храмовые ценности из Куско оказались за четыреста километров от места, где они должны были находиться? Конечно, это расстояние гораздо меньше, чем расстояние между тем же Куско и вулканом Сангай в Эквадоре, и поэтому многие исследователи склонны полагать, что сокровища инков были спрятаны именно на дне озера Титикака. Максимальная глубина этого озера достигает 350 метров, и хоть подобные глубины вполне доступны современным водолазам, но нельзя забывать, что они доминируют на доброй половине площади Титикаки, а это составляет ни много ни мало - целых 4500 квадратных километров! К тому же исследовательским работам может помешать очень значительное разрежение воздуха на четырехкилометровой высоте и беспокойная в любое время года поверхность озера...
Версия титикакского следа подтверждается еще одним любопытным фактом. Испанский монах и летописец Доминик Ла Касас, верный спутник другого завоевателя Перу, Хосе Калама, в 1549 году описывал казнь индейского касика Палма Кондорканки, который вздумал поднять против испанцев всеобщее вооруженное восстание. После провала затеи попавший в плен и подвергнутый страшным пыткам касик решил откупиться от своих мучителей золотом, предъявив Каламу в качестве аванса двухметровую золотую статую бывшего правителя Тауантинсуйо - Сапа Инки, которую индейцы на глазах изумленных испанцев вытащили из озера. Уловка касику не помогла, его все равно казнили, но сколько испанцы потом не ныряли, а остальных сокровищ в озере так и не нашли. Ни пытки, ни увещевания не смогли заставить индейцев указать место затопления обещанных Кандорканки золотых статуй. В конце концов Каламе пришлось довольствоваться только тем, что он уже получил, а жители всех прибрежных деревень были либо замучены, либо сбежали в горы, подальше от своих “благодетелей”... Бесценную статую Сапа Инки постигла судьба многих других шедевров, награбленных невежественными испанцами - ее переплавили в золотые слитки и отправили в Мадрид с первым же караваном.
7.
Много яростных споров в свое время вызвала экспедиция некоего английского полковника Фосетта, сгинувшая в 1925 году в джунглях Бразилии. Фосетт отправился на поиски таинственного “золотого города”, и с тех пор ни о нем, ни о его спутниках не поступало никаких официальных или достоверных сведений. Однако на основе этого “неоконченного” путешествия возникло великое множество догадок и гипотез, “подкрепленных” всякими нелепыми сообщениями и документами. Правды об этой экспедиции, скорее всего, так и не узнает никто, по крайней мере в ближайшее время, однако кое-что все же можно утверждать со значительной степенью достоверности.
Официальная биография Перси Гаррисона Фосетта “начинается” в 1906 году, когда правительства Перу, Боливии и Бразилии обратились к английскому Королевскому Географическому обществу командировать к ним самых лучших специалистов-топографов для установления точных границ этих южноамериканских государств. Назначение туда, среди прочих толковых специалистов, получил и Фосетт, майор-артиллерист английской королевской армии. Выбор был не случаен: еще в бытность свою студентом Оксфордского колледжа, Фосетт сильно увлекся изучением культуры стран Латинской Америки. В то время огромное впечатление на молодого человека произвела историческая хроника ХVI века Франциско де Орельяно. В ней, среди всего прочего, рассказывалось о том, что в джунглях междуречья рек Мараньон и Путумайо затерялся некий город-клад. В этом городе, по утверждению хроники, нашли прибежище подданные казненного испанцами Последнего Инки, и там так много золота, спасенного от жестоких завоевателей, что даже крыши домов обитателей города покрыты тонкими листами из благородного металла...
Фосетт был одним из горячих сторонников легенды о “десяти тысячах инков”, и потому, выхлопотав себе назначение в Бразилию, он твердо решил, пользуясь случаем, доискаться истоков этой легенды. Прибыв вскоре в Рио-де-Жанейро, одержимый майор совершил грандиозный поход по национальным бразильским архивам, и в конце концов кое-что обнаружил. Это были португальские рукописи ХVIII века, в которых речь шла о трагической истории одного неудачного предприятия португальских авантюристов-кладоискателей, снарядивших экспедицию в центр нынешней области Амазонас за желтым металлом в марте 1743 года. В записках, в частности, описывался печальный конец этого путешествия. Вот что там говорилось:
“Четырнадцать месяцев скитались 18 золотоискателей по джунглям в предгорьях неприступных Анд, пока лихорадка и дикие звери не уничтожили больше половины из них. Тогда оставшиеся в живых, так ничего и не приобретя, попробовали выбраться из этого Зелёного Ада. Вдруг темнота леса неожиданно вскрылась, и перед удивленным взором авантюристов предстали развалины какого-то неизвестного города, построенного из прекрасного белого камня...”
Именно этот отрывок рукописи привлек к себе внимание Фосетта. Сопоставив все ранее известные ему факты, вспомнив о найденных в конце ХIХ века также в районе Мараньона маленьких золотых статуэтках инкских божеств, Фосетт вполне резонно допустил, что где-то в глубинных, недоступных районах Бразилии, граничащих с высокими Андами, могут и до сих пор скрываться потомки “десяти тысяч инков”, преодолевших суровые перевалы Восточных Кордильер и построивших в неприступной долине притока Амазонки свой “Золотой Город”. На основании каких-то известных только ему данных, Фосетт высказал предположение, что одним из таких мест может быть район, известный как Сьерра-Мадре (Синие Горы).
...Почти 10 лет Фосетт проводит в джунглях Амазонки, затем продолжает карьеру в Англии. В 1924 году он уже в чине полковника, и перед ним раскрываются очень большие возможности. В начале года он делает доклад в Королевском Географическом обществе, в котором подробно излагает все свои догадки и предположения. Доказательства, предоставленные неугомонным полковником на суд ученых столь неопровержимы, что британское правительство решается поставить его во главе хорошо оснащенной экспедиции.
...Ранним утром 20 апреля 1925 года маленький бразильский город Санта-Рита покидает экспедиция из десяти человек во главе с Фосеттом. В экспедицию также входит его сын Джек Фосетт и молодой английский географ Роберт Риммель. Идет месяц за месяцем, проходит год, полтора... но от экспедиции, сгинувшей в Зеленом Аду, ни слуху, ни духу. В конце 1926 года французский врач Робер Менжье впервые в истории пересек Южную Америку на автомобиле. Вот он-то и рассказал газетчикам о странном “одичавшем европейце” лет пятидесяти в костюме индейца, встреча с которым произошла у Менжье на одной из глухих дорог в джунглях близ отрогов Ла Монтаньо, входящих в массив Синих Гор. По описанию Менжье, человек этот напоминал пропавшего полковника Фосетта.
Обеспокоенное Королевское Географическое общество к 1928 году снаряжает еще одну экспедицию в дебри Сьерра-Мадре под командованием морского офицера Дайота Куинси на поиски пропавшего полковника. Она должна была пройти по предполагаемому маршруту Фосетта, Куинси и его люди провели тщательные поиски, но - увы! - абсолютно безрезультатно. Правда, им удалось установить, что загадочный “дикий европеец”, напоминавший Фосетта, возможно находится среди племени таинственных белых индейцев, местонахождение которого никому не было известно.
Сообщение о “белых индейцах” заинтересовало еще одну научную организацию под довольно экзотическим названием - “АНГЛИЙСКОЕ КОРОЛЕВСКОЕ ОБЩЕСТВО ПО ИЗУЧЕНИЮ АТЛАНТИДЫ”. Одним из членов этой организации, доктором Говардом Дженкинсоном, было высказано предположение, что “легенда о золотом городе” из хроники Франциско Орельяно, “Белый город” из португальской хроники, которую Фосетт обнаружил в архиве Рио-де-Жанейро, и таинственное племя “белых индейцев” - суть явления взаимосвязанные, но никакого отношения к “десяти тысячам инков” определенно не имеют. По гипотезе Дженкинсона, индейцы эти являются ни кем иными, как потомками... древних атлантов, переселившихся на американский континент в незапамятные времена. Общество по изучению Атлантиды начало подготавливать новую экспедицию на поиски Фосетта в надежде, что ее открытия бросят свет и на историю загадочной Атлантиды...
И вот 22 февраля 1934 года экспедиция “атлантологов” в составе капитана Морриса, французского этнографа Луи Маллепина и проводников отправилась в джунгли. Отправилась для того, чтобы... тоже бесследно исчезнуть.
Спустя три года американская газета “Нью-Йорк джорнел Америкен” на своих страницах опубликовала сенсационный материал: найден полный дневник капитана Морриса, который редакция получила от губернатора бразильской области Маракайбо дона Хименеса де Гарсия. Губернатор, в свою очередь, купил этот дневник у какого-то индейца, который рассказал, что нашел “эти тетради” далеко в джунглях возле останков человеческого скелета... без головы. По лоскутам полуистлевшей одежды индеец определил, что это был европеец. Вот отрывки из этого дневника:
“...Меня разбудила острая боль в руке - из нее торчало тонкое древко индейской стрелы. Я не успел даже схватиться за пистолет, как немедленно был связан по рукам и ногам. Рядом лежал Маллепин, раненый в голову. Индейцы дали нам напиться воды, а затем потащили через джунгли. На мой вопрос, что это за племя, Маллепин ответил, что не имеет об этом представления, так как не услышал от этих индейцев пока еще ни слова, но по цвету кожи и строению черепа они скорее всего напоминают инков, которых в этом районе быть не может, потому что между Сьерра-Мадре и Андами расстояние составляет почти 600 сухопутных миль. Но наши индейцы никак не походили ни на индейцев аррива, ни на улбиу или шайпура, доминировавших в этих джунглях от Перу до самого Мату Гросу”.
“...Пишу с большим трудом, потому что хинин кончился, а лихорадка - нет. После двухдневного похода мы передохнули в маленьком индейском лагере, очень напоминавшем по строению инкские форты ХVI века. Здесь, видимо, расположен один из аванпостов этого странного племени. В конце четвертого дня нас доставили в большой поселок. Он состоит из одного просторного деревянного дома и, тоже деревянных, хижин, но поменьше размером. Наконец-то нас пожелал увидеть вождь. Это был старый индеец с большой короной из перьев горного орла и золотыми украшениями на груди. Сначала разговор между нами происходил с помощью жестов, но потом Маллепин обнаружил, что язык этих индейцев похож на язык инков, с которым он был несколько знаком. Это еще больше подтвердило предположение о том, что перед нами - далекие потомки инков, переселившихся со склонов Анд в сельву Амазонки... В конце концов нам дали понять, что убивать нас не собираются, но покидать поселок нам категорически запрещено”.
“...Дни идут за днями. Иногда мы встречаем пленника-индейца, который уже долго живет среди неведомого племени, и он рассказал нам, что в нескольких днях пути отсюда расположен большой каменный город с белыми стенами и золотыми крышами, и там живет Самый главный Вождь пленившего нас народа, и только он вправе распорядиться относительно нашей жизни или смерти. Я спросил у этого индейца, как называется белый город, но он ничего не ответил, или не знал, или скорее всего не захотел говорить. Он только сказал, что нас скоро приведут в этот каменный город, и вскоре мы всё увидим и узнаем сами”.
“...Сегодня вечером Маллепин украл нож и решил бежать в одиночку, так как в последние дни я немного приболел. Из моего прорезиненного плаща был сделан влагонепроницаемый сверток, в который я положу свой дневник и отдам готовому к побегу Маллепину”.
“...Остаюсь один на пороге тайны. Я уверен, что скоро увижу полковника Фосетта, потому что вождь сказал, что в каменном городе с золотыми крышами живет еще несколько белых пришельцев. Да поможет мне Бог! Капитан Моррис”.
Американская редакция выдвинула предположение, что скелет принадлежал именно Маллепину. О судьбе капитана Морриса ничего не известно и по сей день. Однако в 1970 году Остин Бриджес, внук газетного магната Нейла Бриджеса из Орландо, штат Техас, снарядил хорошо подготовленную экспедицию к истокам Амазонки с тем, чтобы все же попытаться отыскать следы этого самого “города с белыми стенами и крышами из золота”, упомянутый в дневнике капитана Морриса. С момента приобретения бразильским губернатором этих бумаг прошло чуть более тридцати лет, и потому Остин Бриджес не без основания надеялся на то, что ему удастся поговорить с непосредственным свидетелем находки, и он почти не ошибся. Правда, самого индейца в живых застать не удалось, но его сын был прекрасно осведомлен о тропах, какими хаживал его отец в джунглях треть века назад. После того, как Бриджес пообещал индейцу заплатить кругленькую сумму, тот согласился стать проводником экспедиции. Три года понадобилось техасскому миллионеру, чтобы осознать всю тщетность своих попыток открыть тайну, он потерял в джунглях три вертолета и двенадцать человек, но в результате своих скитаний по окрестностям южных притоков Амазонки он не приобрел ничего, кроме целой коллекции индейских рассказов о том, что мифический город когда-то существовал на самом деле, но все его жители вымерли лет 20 назад в результате какой-то странной эпидемии, посетившей эти края с Неба, а сам город поглотил беспощадный Зеленый Ад...
8.
Как мы видим, легенды об утерянных сокровищах инков до сих пор остаются только легендами. География последнего возможного пристанища пресловутых четырёхсот тонн золота государства Тиантинсуйо весьма обширна - от джунглей Венесуэлы и до глубин Титикаки, от грозных вулканов Эквадора и до Зелёного Ада Амазонии. Если принять во внимание еще некоторые теории, не лишенные, кстати, исторического основания и научной привлекательности, то ареал поисков может покрыть всё Западное полушарие, включая канадский остров Оук в Северной Атлантике и острова Полинезии в Тихом океане. Как-то в руки исследователей попал документ, принадлежащий перу старинного испанского историка Сармьенто де Гамбоа, в котором тот описывал случай, происшедший с испанским передовым отрядом во время его продвижения к Северному Перу в 1512 году. Тогда испанская вооруженная каравелла повстречала далеко в море бальсовый плот, перевозивший на себе более 30 тонн груза. Тяжело нагруженное, но легко управляющееся инкское судно держало курс в открытый океан к одному из островов, который находился, предположительно, в районе Галапагос, отстоящих от американского побережья более чем на 500 миль. Как известно, в 1947 году знаменитый норвежский исследователь Тур Хейердал на своем плоту “Кон-Тики”, спроектированном и построенном целиком по древним индейским чертежам, доказал, что инки вполне могли достигать даже Австралии, не говоря уже об островах Полинезии, с которыми вели оживленную торговлю. По свидетельству испанцев, захвативших в начале 30-х годов ХVI столетия главный инкский порт Кахабас, у инков был удивительно большой морской флот, использовавшийся в торговых целях, и он насчитывал несколько сот довольно крупных и крепких плотов. Приверженцы идеи “полинезийского следа” пропавших инкских сокровищ утверждают, что в 1533 году из порта Пикса, расположенного к югу от Куско, отошла небольшая флотилия из десяти-двенадцати плотов, груженных золотом, и подняв паруса, взяла курс на остров Пасхи, где все золото было в конце концов выгружено и зарыто. Другие исследователи утверждают, что “инкский клад” достиг островов Туамоту, если не самой Австралии... Профессор Демман из Гютвигского университета, посвятивший изучению инкской истории всю свою жизнь, пошел дальше. По его словам, инкские патриоты выгрузили свой золотой груз не иначе, как на... Земле Элсуэрта в Антарктиде, якобы хорошо известной индейским мореплавателям с незапамятных времен! Об этом неоднократно также твердил и знаменитый американский полярный исследователь адмирал Ричард Бэрд, как-то заявивший, что часть этих сокровищ была отыскана немцами во время I-й антарктической экспедиции весной 1939 года и вывезена в рейх. Насчет судьбы остальных он умолчал, но всем известен непонятный интерес американцев именно к Земле Элсуэрта в послевоенные годы и упорные поиски некоей “Новой Швабии” - базы, якобы устроенной нацистами в 1940-м году и до сих пор никем не найденной...
Итак, сокровища инков терзают воображение кладоискателей до сих пор. И до сих пор никому так и не удалось напасть на их истинный след. Многочисленные экспедиции, “работавшие” над этим вопросом в разных концах Южной и Центральной Америки, не внесли какой-нибудь ясности в эту проблему, загадки только множатся. Множатся и жертвы этого дела. В прошлом году была обнародована информация о гибели экспедиции на перуанский вулкан Точиба. 15 человек - искателей приключений из США - попали в лавовый поток при внезапном извержении, не спасся никто. Цель этой трагически закончившейся экспедиции - поиски инкских сокровищ, и как утверждает газета “Санди таймс”, финансировавшая это восхождение, руководитель экспедиции, известный американский ученый Говард Хоггард, руководствовался новыми данными, полученными в испанских архивах. Некоторые ученые, изучив полученные после гибели Хоггарда документы, не обнаружили в них ничего принципиально нового и интересного. Более того, они даже полагают, что эти документы фальсифицированы. Но это тема для отдельного разговора, главное же заключается в том, что до тех пор, пока не будут, наконец, отысканы более достоверные данные, сокровища инков - не более чем прекрасный, но тем не менее очень опасный миф, подобный мифу о сокровищах острова Кокос, уже рассматривавшемуся в этой книге.
Конец
Tags: загадки, тайны
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments