vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

ПО СЛЕДАМ НЕНАЙДЕННЫХ СОКРОВИЩ

ОПЕРАЦИЯ "НЕПОБЕДИМАЯ АРМАДА"
4.
“ХИРОНА”
…Галеас “Хирона” появился в заливе Киллибегс в тот момент, когда на его негостеприимных берегах собрались остатки команд трех разбившихся в этом районе о скалы испанских кораблей - “Рата”, “Дюкесса Санта-Анна” и “Сантьяго”, всего около полторы тысячи человек, и среди них было немало лиц, принадлежавших к высшему свету Испании. “Хирона” нуждалась в самом основательном ремонте, но корабельные умельцы с помощью окрестных католиков, в число которых входил и яростно ненавидевший англичан богатый граф Максуин, этот ремонт произвели всего за две недели. И хотя мастера сделали все, что могли, но становится ясно, что достичь Испании на “Хироне” в нынешнем ее состоянии - дело безнадежное. 23 октября испанцы грузятся на “Хирону”, поднимают паруса и отплывают в сторону Шотландии, рассчитывая на помощь шотландского короля Якова VI, сына казненной англичанами Марии Стюарт.
Перегруженный людьми и ценностями галеас разбился штормовой ночью с 26 на 27 октября 1588 года, налетев на скалы Банбойес недалеко от замка Данласс в результате роковой поломки наспех сделанного руля. “...Рифы! Впереди рифы! - раздался отчаянный вопль. Набегающие из мрака пенные валы мотали огромный корабль, словно игрушку. Один из моряков бросился нанос судна и перерубил якорный канат. Но было уже слишком поздно. Обезумев от ужаса, команда в бессилии уставилась на нависшую над судном свинцовую массу воды. С грохотом, возвещавшись, казалось, о конце света, галеас “Хирона” ударился о скалы. Пушки, пушечные ядра, ящики с провиантом, сундуки с драгоценностями исчезли в пучине, так же как и полторы тысячи человек, слишком измученных, чтобы хотя бы попытаться бороться с бушующим морем...” (Р. Стеньюи. “Сокровища Непобедимой Армады”).
Из 1500 человек, по некоторым сведениям, удалось спастись пятерым морякам (другие данные свидетельствуют о семи спасшихся), остальные нашли свою могилу в бурных водах, в том числе и дон Алонзо Мартинес де Лейва, второе лицо “Армады” и преемник Сидонии на посту главнокомандующего в случае смерти последнего. Через неделю о случившемся был извещен вице-король (*5) Ирландии - один из осведомителей докладывал, что “...галеас, вышедший из Киллибегса, битком набитый испанцами, следовал вдоль берега по направлению к островам, расположенным вблизи Шотландии, пока не потерпел крушение у скал Банбойеса. И корабль, и вся команда погибли, за исключением пяти человек, кое-как достигших берега. Скала Банбойес находится недалеко от замка Сорли Боя...”
Сорли Бой Макдоннел был местным сквайром. Его ненависть к англичанам была общеизвестна: тридцатью годами раньше граф Эссекс, наводивший “порядок” во владениях британской короны, со своей челядью убил жену Сорли Боя и его младших детей вместе с 600 беженцами, укрывшимися на острове Ратлин, расположенном в Северном проливе между Ирландией и Шотландией за то, что тот не пожелал покориться загребущим пришельцам с туманного Альбиона. С тех пор Макдоннел хоть и смирился для видимости с владычеством могущественной британской короны, но на деле только и искал случая напакостить англичанам, захватившим его страну, а также поживится за их счет, и его имя, как оказалось, было связано с “Хироной” самым непосредственным образом.
...О “Хироне” Робер Стеньюи впервые услышал в 1956 году, и с той поры мысль об этом судне ни на день не покидала кладоискателя. Он завел специальную папку с надписью “-Х-“, и стал заносить в нее все сведения о заинтересовавшем его галеоне. Папка пухла день ото дня, но Стеньюи понадобилось еще 12 лет архивных розысков, прежде чем он смог приняться за водолазные работы. В распоряжении исследователя были тысячи расшифрованных и прочитанных им документов, начиная с показаний ирландских рыбаков и кончая секретной перепиской короля Филиппа II. Для этого Роберу пришлось побывать в архивах Испании, Франции, Бельгии, Голландии, Англии, Шотландии и Ирландии. И чем больше времени он проводил в архивах, чем больше документов он изучал, тем большим мраком покрывалась тайна гибели “Хироны”. А сбивали исследователя с толку слишком уж красноречивые свидетельства очевидцев и историков относительно места гибели галеаса. Так, например, по словам одного очевидца, трагедия разыгралась у скалы Банбойес, а другой утверждал, что судно разбилось у Дамбы Гигантов. Третий уверял, что “Хирона” нашла свой конец, налетев на рифы, а вот четвертый точно знает, что какое-то судно вроде как затонуло в бухте Бушмиллз... Вот и попробуй тут разберись, кто говорит правду, а кто обманывает, попробуй определить, где же все таки лежат остатки Хироны!
“...С драгоценным грузом пяти кораблей “Хирона” была помечена мною двумя восклицательными знаками еще в 1956 году, - пишет Стеньюи по этому поводу 12 лет спустя. - Позднее, чем больше я рылся в архивах, тем больше мне хотелось добавить и третий. Мне мешало только одно обстоятельство - я не знал, где лежит корабль. В национальных архивах имелось множество упоминаний о “Хироне, но все эти упоминания по большей части были настолько противоречивы. что только вредили моему расследованию...”
Стеньюи начинает заново сопоставлять прочитанные документы и переосмысливать полученную информацию. Он обратил внимание на материалы, в которых освещаются некоторые моменты жизни и деятельности не отличавшегося до гибели “Хироны” особым богатством хозяина замка Данласс Джеймса Макдонелла. У главы клана после памятного 1588 года завелись деньги, причем немалые, на которые он смог заново отстроить свой обветшавший замок, сделав его еще более неприступным. Робер Стеньюи задался вопросом: а действительно ли этот Макдоннел не знал о крушении “Хироны”, когда в декабре 1588 года писал лорду-наместнику в Дублин, что Алонсо де Лейва якобы пытался высадиться в его владениях, но получив отпор, убрался на своем корабле восвояси? Против этого говорили некоторые дошедшие из глубины веков сообщения.
Так, 1 августа 1589 года вице-король Ирландии приказал некоему капитану Торнтону поднять испанские орудия, обнаруженные на месте крушения. Но было слишком поздно: еще 27 июля в Дублин пришло следующее послание: “Два испанца и один шотландский капитан прибыли на место крушения, чтобы установить вес спасенных орудий. Сообщают также, что там находится много золота и серебра...”. В 1597 году губернатор сэр Джон Чичестер писал: “У семейства Макдоннелов есть пять орудий с испанских кораблей, следовавших вдоль побережья после морского сражения с нами в 1588 году. Я потребовал отдать вышеупомянутые орудия... но они наотрез отказались доставить их”. В архивах были обнаружены также упоминания и о сокровищах: кроме нескольких бочек вина Джеймс Макдоннел заполучил “три сундука драгоценностей, которые были доставлены в Данласский замок...”
Теперь Стеньюи стало все понятно. Он записал в своем дневнике следующие строки:
“...Все искали “Хирону” именно у скал Бенбойеса! Действительно, в устье реки, которая сейчас называется Буш, есть скальный мыс. Но, во-первых, я убежден, что ирландцы водили всех за нос. Подумай только: ведь они, и только они, преспокойно выуживали серебро и пушки со дна. Стали бы они открывать правду тем же англичанам или любым другим чужестранцам!”
После этого неприятного открытия Стеньюи решает продолжать работу в направлении продолжения поисков остатков “Хироны”. Испанское золото, основную часть которого подняли со дна моря еще четыреста лет назад люди Макдоннела, его мало волновало, потому что он был археологом-бессребренником, и всю жизнь заявлял, что между настоящей археологией и кладоисканием лежит пропасть, которая гораздо глубже, чем между какими бы то ни было другими вещами. С еще большей настойчивостью и упорством продолжает Стеньюи докапываться до истины, и в конце концов добивается своего: даже не побывав еще на месте событий, он с точностью до десятка метров определяет место, где покоится “Хирона” - уникальный случай в истории кладоискательства! А помогли ему в этом природная наблюдательность и умение анализировать.
“...Как-то я отыскал несколько карт Ирландии ХVI века, - записывает Робер Стеньюи далее, - и выяснил, что единственными пунктами, обозначенными в районе между селением Потраш на побережье и островом Ратлин, были замок Данласс и река Бойз (известная теперь как Буш). А это значит, что они были единственными ориентирами, на которые могли ссылаться. Вот почему вторая ошибка всех историков ХIХ века (а те, кто пытался до нас разыскать сокровища, основывались на их указаниях) заключается в том, что они слишком буквально подходили к этим ориентирам. Не задумываясь, ныряли они у Данласса или в устье Буша. Я развернул крупномасштабную карту северной части Ирландии, составленную в 1904 году и обратил внимание на то, что неподалеку от Данласса имеются сразу несколько объектов с несколько необычными для этих мест названиями: Спаньярд-рок, Спаньярд-Кейв, Порт-на-Спанья (Испанская скала, Испанская пещера, Испанский порт). Между последними двумя располагался мыс Лакада - а это, знаете ли, не слишком ирландское название, не иначе, как происходит от чьей-то фамилии явно испанского происхождения. И что самое странное, все они: и Испанская скала, и Испанская пещера, и Испанский порт, и мыс Лакада - находились в одном месте!”
Стеньюи приходит к выводу, что все эти названия возникли не случайно, а именно в связи с крушением “Хироны”. Следовательно, они точно указывают место, где покоятся остатки галеаса. Дальнейший ход мыслей исследователя был приблизительно таким. Названия эти придумали местные жители. Но употребляли они их только в разговорах между собой. Англичане же об этом ничего не знали. Так продолжалось довольно долго, и лишь спустя три столетия, когда от “Хироны” ничего, в сущности, не осталось, а следовательно не было больше смысла скрывать правду, жители окрестных деревень сообщили появившимся в их краях топографам передававшиеся из поколения в поколение местные названия. Возможно, в 1904 году никто из них уже и не знал, откуда появились столь странные названия...
“...Пожалуй, нам все же стоило отправиться туда и посмотреть, не оставил ли чего-нибудь и на нашу долю пронырливый и хитрый Сорли Бой, - решается наконец Стеньюи. - Мы покидаем Лондон на рассвете, а на следующий день достигаем побережья Атлантики. Штормит. О выходе в море в такую погоду не может быть и речи. Согнувшись вдвое, мы с моим старым другом, бельгийским фотографом Марком Жасински, с трудом бредем против ветра по узкой овечьей тропе к “Испанскому порту”. “Испанский порт” представляет собой внушительное зрелище: огромный круг из трехсотфутовых отвесных скал. Скалы совершенно черные. Лишь кое-где проглядывают пятна красноватой земли, да редкие клочки зеленого дерна, и белые пятна горных баранов слегка оживляют пейзаж. Рухнувшие глыбы земли образовали некое подобие пляжа. Волны обрушиваются на мыс Лакада, вздымая в небо мириады брызг. Хлопья желтой пены кружатся в воздухе, словно гигантские бабочки. Марк повернулся ко мне:
- После четырехсот лет такого буйства что может остаться от затонувшего деревянного судна?”
...Первое же погружение Стеньюи под воду - случилось это 27 июня, когда погода несколько улучшилась - блестяще подтвердило блестящую догадку: на глубине какого-нибудь десятка метров он находит первые предметы с “Хироны” - бронзовую пушку, чугунные ядра, свинцовые чушки, служившие балластом, и целую россыпь золотых, серебряных и медных монет. Три сезона продолжались поиски Стеньюи в бухте Порт-на-Спанья. За это время они перекопали буквально все дно бухты, перелопатили десятки тонн песка и щебня, обследовали каждую расщелину и углубление. Работа была необыкновенно трудной и опасной. И прежде всего из-за сводившей конечности холодной воды. Мешали зеваки. А с молодыми людьми, намеревавшимися провести параллельные поиски, дело едва не дошло до драки. Пришлось обратиться в суд.
Однако все трудности, которые пришлось исследователям испытать за эти три года, окупились, по мнению Стеньюи, сторицей.
“...О наших находках распространялись самые фантастические слухи, - иронически живописует археолог. - Если верить им, то найденное золото уже давно перекрыло все запасы Форта Нокс (*6). Каждый вечер толпы туристов заполняли маленький порт. Они жаждали помочь нам считать золотые слитки сервизы из золотого серебра. Местная учительница задала своим ученикам сочинение на тему “Аквалангисты”. Она показала нам некоторые работы. Так вот, по мнению местных ребятишек, мы уже подняли 200 тонн золота в слитках и несколько пушек, целиком отлитых из чистого золота”.
Однако находки Стеньюи в финансовом плане были куда как скромнее - всего 300 золотых и 600 серебряных монет. Еще несколько массивных золотых цепей и инкрустированных золотом и серебром предметов - это все, что оставил на долю кладоискателей прыткий Макдоннел. Основную же часть найденного “богатства” составляло 12 тысяч предметов, представлявших лишь археологическую ценность - металлические части оснастки “Хироны”, бронзовые пушки, ядра, проржавевшие насквозь мушкеты и пули от них, а также прочая амуниция. Сам Стеньюи считает, что ему крупно повезло - это был его первый успех на поприще подводной археологии, ведь ему посчастливилось сделать одно из величайших исторических открытий, потому что до этого момента ни один музей мира не мог похвастаться не то что пушкой, но даже ржавым гвоздем с принадлежавшего “Непобедимой Армаде” корабля.
ПРИМЕЧАНИЯ
5. Вице-король - представитель королевской власти в завоеванной стране, обладающий почти неограниченными полномочиями.
6. Форт-Нокс - хранилище золотого запаса США в штате Кентукки.
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments