vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

ЗАГАДКА ОСТРОВА ЯПЕРО …Острова западной Океании (Меланезия, Микронезия и Полинезия) традиционно

ЗАГАДКА ОСТРОВА ЯПЕРО                                Часть первая
…Острова западной Океании (Меланезия, Микронезия и Полинезия) традиционно не считаются кладоносными, на них почти никогда, в отличие от островов Карибского моря или архипелагов Индийского океана, не было найдено запрятанных кем-то когда-то кладов, и не было поднято почти ни одного корабля, набитого сокровищами, достойными внимания кладоискателей. Это не значит, конечно, что на необъятных просторах Тихого океана не тонули корабли - тонули, и еще сколько! Но вот грузы, находившиеся на борту этих кораблей в момент катастроф, по большей части не могли идти ни в какое сравнение с богатствами испанских галеонов, останки которых буквально усеяли отмели, банки и заливы Атлантики, например.
Пиратство в этих местах также не было распространено, потому что джентльменам удачи по большей части грабить было нечего - золота, серебра или драгоценных камней на островах не добывалось, археологические ценности региона настолько невзрачны, что могут представлять интерес только для узкого круга специалистов, и все “золотые трассы” обходили Океанию далеко стороной. Исключение составляли только берега Юго-Западной Австралии, через порты которой вывозилось золото, добытое на знаменитых австралийских приисках, но это уже совсем другой регион. Вот и получается, что Океания в истории всемирного кладоискательства представляет собой практически чистую страницу, и многие исследователи полагают, что эта страница так и останется незаполненной навсегда.
Однако перечеркивать эту страницу все же еще очень и очень рано. Доказательством тому служит история, которая “выплыла в свет” благодаря публикации в бразильском журнале “Национальная география” двадцатилетней давности, в ней, правда, ни слова не было сказано именно о КЛАДЕ, даже и намека на него не было, зато был намек на некую ТАЙНУ, окутавшую расположенный в Тихом океане необитаемый остров Яперо. Эта статья в один прекрасный момент попалась на глаза американскому журналисту Роберту Элдрину, который сделал из нее свои собственные выводы и провел расследование, с результатами которого мы сможем познакомиться в этом очерке.
1.
Итак, остров Яперо. Расположен в Коралловом море между Соломоновыми островами и островами Новые Гебриды (Вануату). Площадь этого острова составляет всего тридцать гектаров, со всех сторон он окружен коралловым рифом. И хотя он нанесен на всех картах мира, но на разных картах страна - владелец острова - обозначена по-разному. На англоязычных картах остров числится за Францией, на французских - за Англией. На остальных - как придется. Нашим картографам пришлось учитывать степень симпатий к тому или иному государству, и потому, естественно, на русскоязычных картах начиная с незапамятных времен Яперо был единодушно признан французским владением.
Однако фактически Яперо бесхозен, и не только потому, что он безлюден и труднодоступен, а потому, что не имеет абсолютно никакого стратегического значения. Именно благодаря этому недостатку остров никто не заметил во время горячки колониальных захватов, а когда наконец заметили и нанесли на карту, то решили отложить вопрос о целесообразности его присоединения и применения на неопределенное время. Время это не наступало очень долго, и изучив скудную историю острова Яперо, можно обнаружить, что нога человека не ступала на этот остров вплоть до 1979 года, по крайней мере в прессе об этом ничего не сообщалось.
Однако все хорошее рано или поздно заканчивается, закончилось время девственности и для Яперо. Этому, однако, предшествовала некая видимость кипучей деятельности в колониальной администрации тогдашнего англо-французского кондоминиума Новых Гебрид, куда обратились два лица без определенных занятий - австралиец Джек Стерман и француз Мартин Жирар. Стерман и Жирар, владевшие маленькой шхуной и спортивным самолетом, первыми обнаружили фактическую непринадлежность острова Яперо ни к одному государству на Земле и решили основать на нем свое собственное правительство. Для того, чтобы придать своим намерениям максимум законности, они поставили об этом в известность английского и французского комиссаров кондоминиума, заявив, что хотят превратить Яперо в отдельное независимое государство, отчеканить собственные монеты, отпечатать собственные почтовые марки и даже вступить в ООН. Особый вес этому заявлению придавал тот факт, что у будущего государства уже имеется свой флот и свои воздушные силы - это была шхуна Стермана и самолет Жирара.
Однако во время визита будущие соправители Яперо вдруг узнали, что ни английский, ни французский чиновники и думать не думали, что Яперо до сих пор не имеет хозяина. Их об этом никто никогда не информировал, тем более бесхозный остров располагался далеко за пределами территориальных вод подвластной им колонии. Они вытащили свои карты, продемонстрировав незадачливым соискателям необходимые данные, однако более серьёзных документов у них не было. Стерман и Жирар хоть и не были сильны в юриспруденции, однако они хорошо подготовились к запланированной акции. Компаньоны прекрасно знали, что правда на их стороне - анналы колониально истории такого случая не хранили, и потому французские, и тем более британские законы оказались беззащитными перед новыми “колонизаторами”. Попытки убедить компаньонов отказаться от авантюры провалились, и тогда перепуганные комиссары, объединившись перед натиском нежданного конкурента, быстро приняли решение послать к берегам Яперо военный корабль - это был французский крейсер “Таннэ”. Казалось, что на время ожили бурные времена раздела мира, когда каждый силой старался захватить все, что плохо лежит, раньше соседа. Но на этот раз ранее неуступчивые к интересам французов англичане решили отдать остров своим историческим недругам (просто у них под рукой не оказалось военного корабля и представителя, который смог бы быть уполномоченным доставить на Яперо британский флаг), лишь бы не допустить появления на карте мира нового государства.
Крейсер “Таннэ” быстро был приведен в боевую готовность, принял на борт французского полицейского чиновника, отделение морской пехоты, государственный флаг Республики Франции и взял курс к берегам Яперо. Однако именно в это время на злополучный остров обрушился мощный тропический циклон, и потому французам пришлось вернуться в Порт-Вилу ни с чем. Утешением могло служить лишь то, что и другим претендентам на остров попасть так и не представилось возможным. Сразу же после прибытия полицейский комиссар улетел в отпуск в Европу, а крейсер отправился на плановый ремонт в свою базу на Новой Каледонии.
Однако англичане передумали потакать французам, и потому вздумали отрядить на Яперо свою собственную экспедицию. Однако дело это все откладывалось и откладывалось - шла подготовка к предоставлению Новым Гебридам независимости, и поэтому дел было невпроворот и без этого злосчастного Яперо - и тогда англичане стали предпринимать весьма активные шаги по развалу дуэта Стерман-Жирар, чтобы оградить себя от досадных случайностей.
Через некоторое время Жирара удалось увлечь идеей поработать пилотом аэротакси на одну британскую фирму, которая нанимала только пилотов высшего класса и платила им по стандартам того региона бешеные деньги. Однако Стерман оказался крепким орешком, и отказываться от своего намерения основать новое государство не желал. Британцы установили за ним слежку и выяснили, что в Порт-Виле австралиец контактирует с неким Клаусом Пирсом, американским коммерсантом, который появился на Новых Гебридах за несколько недель до этого с целью заключения контрактов на поставку копры и какао, но на самом деле, как вскоре выяснилось, этим заниматься и не думал. Англичане в силу своей природной подозрительности встревожились, предположив, что за Пирсом стоит ЦРУ, которое, как известно, способно на любые пакости, лишь бы оттеснить конкурентов от лакомого куска, а в том, что Яперо - именно этот лакомый кусок, сомневаться уже не приходилось, потому что ЦРУ, как известно, на мелочи никогда не разменивается. Правда, установить принадлежность Пирса к ЦРУ не представилось возможным, но предпринимать что-то нужно было очень быстро.
Как назло, в Порт-Виле не было никого из англичан, кто смог бы просветить комиссара по линии разведки и контрразведки, а на официальный запрос, ушедший в Лондон, был вскоре получен ответ, что б разбирались своими силами. Кое-как организовав кое-какую разведку, английский комиссар узнал, что Стерман вместе с Пирсоном на шхуне австралийца уже несколько раз посещали Яперо, но чем они там занимались - установить не удалось.
Французы тем временем тоже не дремали. Тропический циклон прошел, и они решили отправить на Яперо зашедшую по случаю в Порт-Вилу подводную лодку. Официального представителя под рукой, правда, не нашлось, и тогда французский верховный комиссар рискнул отправиться на Яперо лично. Однако англичане, прознав про эти приготовления, запротестовали, выдвигая какие-то смехотворные аргументы типа того, что, мол, бесхозность острова заметили первыми они и вообще французы не имеют права на остров, потому что это право они утеряли, когда обозначили принадлежность Яперо британской короне на своих картах еще в прошлом веке...
Французам, как ни странно, эти аргументы вдруг показались убедительными. Подводная лодка так и осталась у причала, но окончательно отступать французы и не думали. После долгих консультаций с Парижем, они решили подойти к решению проблемы с другой стороны. Наобещав Жирару золотые горы и еще чего-то, они переманили его из английской фирмы, куда он поступил на работу незадолго до этого, и вручили французский флаг с заданием воткнуть его в землю острова Яперо, тем самым положив конец всем махинациям коварных британцев. Жирар погрузился в свой самолёт и порулил на старт. На аэродроме его провожала специальная комиссия, но англичанам ничего знать не полагалось.
Однако Жирару крупно не повезло. Он без проблем долетел до Яперо, но когда совершал посадку, колесо самолета попало в какую-то полузасыпанную яму, не видную сверху, и самолет, несколько раз перевернувшись, разломился пополам. Сам Жирар, правда, уцелел, и даже ничего не сломал, но ему довелось безвылазно просидеть на Яперо целую неделю, пока французы не организовали спасательную экспедицию и не вызволили новоявленного робинзона с коварного острова. Для этого пришлось обратиться к Стерману, который стрелой помчался на помощь своему бывшему компаньону.
Но дело на том не закончилось. Французы, объявив Яперо своим владением, запретили кому бы то ни было на нем высаживаться без ведома верховного французского комиссара. Однако англичане не согласились с этим, заявив, что без соглашений на высшем уровне постановление о присоединении Яперо к французским владениям не имеет никакой юридической силы. Очень скоро из Парижа пришло указание восстановить статус-кво и прекратить возню вокруг бесхозного острова. Британскому комиссару из Лондона пришло послание аналогичного характера. Французский флаг следовало немедленно убирать с Яперо, и с этим опять пришлось обращаться к Стерману.
Стерман в очередной раз побывал на острове и выполнил приказание французского комиссара. На том бы все, возможно, и закончилось, но капитаны кораблей, проходивших мимо острова Яперо, обращали внимание на обломки самолета, торчащие из песка на берегу, и каждый раз сообщали по радио ближайшим властям о том, что кто-то, очевидно, потерпел крушение на Яперо. Британцам это надоело, и они потребовали от французов очистить пляж. Тем ничего не оставалось, как вновь отправить крейсер “Таннэ”, который к этому времени возвратился с Новой Каледонии. Погода, правда, опять не благоприятствовала высадке, однако гордиев узел был разрублен с античной простотой: несколькими залпами из бортовых орудий обломки были разнесены в прах, и на них больше не останавливался глаз капитанов проходящих мимо кораблей.
Однако Жирар был очень недоволен потерей своего имущества - он планировал как-нибудь вернуться на остров и отремонтировать самолет, и потому после обстрела Яперо французским крейсером вознамерился подать на власти в суд. Но перед этим он решил снова наведаться на остров, чтобы обследовать обломки, и обращается к своему другу Стерману. Однако новая идея Жирара австралийца нисколько не одушевляет, но он сводит француза с американцем Пирсом, который арендует большой океанский катер, и соглашается “подбросить” пилота на Яперо.
Рассказ, помещенный в бразильском журнале “Национальная география”, заканчивается сообщением, что после своего посещения Яперо на катере Жирар и Пирсон исчезают из поля зрения навсегда, следом за ними с Новых Гибрид “отчаливает” и Стерман. В 1980 году англо-французское правление на Новых Гебридах кончилось, но сдать остров Яперо правительству новообразованной республики Вануату, провозглашенной на Новых Гебридах, оказалось невозможным.
“...Он не принадлежал никому, - заканчивается статья в “Национальной географии”, - никто его никому и не мог передать...”.
2.
Однако история самого Яперо отнюдь не заканчивается. Бразильский журналист оборвал эту историю на самом интересном месте - он не объяснил, почему именно Мартин Жерар отказался от своего иска к французским властям за уничтоженный самолет, он даже не намекнул об этом, потому что ничего не знал. Но зато об этом узнал американский журналист Роберт Элдрин, который знал другого американца - Клауса Пирса, “водившего шашни” с претендентом на ”престол” Яперо австралийцем Джеком Стерманом. Пирс, как справедливо подозревали англичане, и на самом деле работал на ЦРУ, но в его задачу не входило устраивать пакости англичанам или французам - американцы были озабочены усилением просоветских настроений в руководстве одной из ведущих партий Новых Гебрид, так называемой Партии независимого альянса, которая намеревалась захватить власть после провозглашения Вануату. В какой-то момент американцам показалось, что русские шпионы уже давно отираются вокруг будущего правительства независимой страны с намерением выторговать у него право на предоставление оборудованных стоянок для своего военного флота, и даже тайно приступили к созданию секретных баз на наиболее пустынных островах архипелага, в частности - на Яперо. Этим и объяснялся тот интерес, с каким Пирс отнесся к идее Стермана и Жерара провозгласить на бесхозном Яперо свою собственную республику.
Но все это Элдрин узнал только после того, как отыскал следы Клауса Пирса в Америке и выяснил, что тот уволился из ЦРУ и устроил себе весьма обеспеченную жизнь на одном из курортов Флориды. Причины ухода тайного агента из разведки оказались до ужаса банальными - Пирса отправили в отставку за несоответствием после того, как он провалил какую-то операцию в самих Штатах, и это не выглядело подозрительным, но распространяться насчет источников неожиданно свалившегося на него богатства бывший шпион не собирался никому и никогда. Правда, у него было официальное объяснение - выиграл в казино 500 тысяч, но для журналиста не составляло никакого секрета, что все эти официальные версии в устах бывшего цэрэушника не стоят и ломаного гроша. Тогда Элдрин пустился по следам француза и австралийца, и обнаружил их в том же состоянии, что и Пирсона. Версия о найденном на Яперо кладе вылезла на свет Божий сама собой.
Однако полюбившуюся журналисту версию предстояло еще “разработать”. Но как разговорить хоть кого-то одного из новоявленных богачей? Со шпионом Пирсом Элдрин решил не связываться, хотя о нем мог собрать сведений больше, чем об остальных - в детстве они жили в одном городе и даже ходили в одну школу. Пирс прекрасно знал, что Элдрин журналист и в случае чего мог запросто отправить назойливого шантажиста на тот свет, не вызывая ни у кого никаких подозрений. Наиболее подходящей кандидатурой для знакомства являлся только француз, но прежде чем отправиться на Мартинику, где бывший пилот купил себе поместье, Элдрин решил разобраться, кому же именно мог принадлежать клад, предположительно найденный на Яперо этой “интербригадой”...
Роберт Элдрин за свою жизнь немало часов провел во всевозможных архивах, выискивая необходимые для его расследований сведения, и потому прекрасно знал, где, что и как надо искать. Первый улов показал, что журналист на верном пути. В Национальном архиве Вилы, столицы республики Вануату, сохранились документы, в которых было упоминание о том, что в 1942 году на Яперо обнаружили японский береговой пост, высаженный с подводной лодки для слежения за американскими кораблями, проходящими мимо острова из Новой Каледонии к Соломоновым островам и на Новую Гвинею. Продолжение этой истории Элдрин обнаружил в старых бумагах из военных архивов в Вашингтоне. В одном из документах рассказывалось о том, как 5 декабря 1942 года в водах Яперо американским эсминцем “Могавк” была потоплена японская подводная лодка (после войны выяснилось, что это была Ro-19). Спасшихся с этой лодки не было, но американцы вполне здраво рассудили, что появление японской субмарины в этих водах неспроста - на Гуадалканале, отстоящем от Яперо на каких-то 400 миль севернее, разыгралась очень важная для противоборствующих империй битва, а японцы известные мастера устраивать на коммуникациях союзников всякие наблюдательные пункты. На Яперо тотчас был высажен десант, который прочесал этот клочок суши вдоль и поперек. Поначалу японцев обнаружить не удалось, хотя кое-какие следы их пребывания на острове имелись. И только на другой день было найдено искусно замаскированное подземное укрытие, в котором затаились три солдата и один офицер. На требование сдаться японцы ответили ураганным огнем из своих винтовок, а когда патроны у них кончились, то подорвали себя гранатами - фанатики, что тут скажешь! Один японец, правда, выжил, но в результате контузии потерял память, и американцам ничего от него добиться не удалось. Забрав тела погибших японцев, американцы ретировались, оставив на острове несколько солдат, чтобы не допустить появления на Яперо следующей группы диверсантов.
...В начале следующего, 1943 года, когда японцев вышибли, наконец, с Гуадалканала, и характер войны на море несколько изменился, американских солдат сняли с Яперо и позабыли о нем навсегда. Однако в бумагах, обнаруженных Элдрином, имелся и рапорт командира американского отряда, высаженного на остров в 42-м, лейтенанта Томаса Комино, где он указывает, что японские диверсанты вряд ли могли быть наблюдателями, потому что при них не было рации. За два месяца своего пребывания на острове американцы излазили Яперо вдоль и поперек, но радиопередатчика так и не обнаружили. Командование не отнеслось к наблюдениям Комино с должным пониманием, и рапорт так и остался бумажкой, невостребованной до Элдрина больше никем. Зато Элдрин вынес из этого документа гораздо больше, чем американское военное командование. За основу своего расследования он принял гипотезу, что обнаруженные Пирсом, Жираром и Стерманом сокровища были привезены на Яперо именно японцами. И подводная лодка Ro-19 была причастна к этому самым непосредственным образом.
В результате своих поисков американский журналист выяснил, что в середине октября 1942 года Ro-19 ушла из базы Трук на Каролинских островах, имея задание заминировать австралийский порт Хобарт на острове Тасмания. Задание было выполнено успешно - на этих минах подорвались новозеландский транспорт “Нуку-Хива” и американский эсминец “Калан”. Возвращаясь, домой, субмарина обстреляла радионавигационный пункт на острове Лорд-Хау между Сиднеем и Брисбеном. К началу декабря она появилась в Коралловом море, где ее ждал приказ, переданный по радио - Ro-19 должна была идти к Нумеа на Новой Каледонии и перехватить поврежденные в морском бою американские тяжелые крейсера “Миннеаполис” и “Новый Орлеан”, чтобы воспрепятствовать их постановке на ремонт. Это был последний сеанс связи, потому что на другой день японская подлодка была потоплена эсминцем “Могавк”, но перед этим с нее зачем-то была высажена группа моряков на Яперо.
...Единственным, кто мог бы пролить свет на историю с высаженными на остров “наблюдателями”, был контуженный японский солдат, которого захватили американцы после боя на Яперо 6 декабря 1942 года. Элдрин предположил, что либо этот солдат все же погиб, либо память к нему так и не вернулась, иначе сокровища, которые предположительно доставила на остров Ro-19, не сохранились бы на нем почти сорок лет, и на них не наткнулись бы Пирс, Жирар и Стерман. Но чего не бывает - и журналист кинулся на розыски этого японца, чтобы попытаться выведать у него то, чего не удалось выведать американским морякам в 42-м. Эти поиски заняли совсем немного времени, и скоро у Элдрича было имя японца - Шого Миура, матрос бывшего подводного императорского флота. Располагая гражданским адресом этого человека, разысканного в американских бумагах, журналист послал запрос в Японию, и вскоре узнал, что Шого Миура после войны вернулся в Японию, где несколько лет работал на судне местной рыбопромысловой артели, но в 1952 году отправился в туристическую поездку на Новые Гебриды, и утонул вместе со многими другими туристами на яхте во время урагана, обрушившегося на Порт-Вилу 11 января того же года.
Элдрину даже не требовалось и задумываться над тем, что именно понадобилось “вспомнившему всё” Шого Миуре на Новых Гебридах - его версия о сокровищах подкреплялась практически всеми фактами, добытыми в результате расследования. Не хватало самой “малости” - выяснить происхождение этих самых сокровищ. Однако для журналиста это сделать оказалось гораздо легче, чем могло показаться со стороны, стоило только послать соответствующий запрос в австралийский Ллойд. Из двух кораблей, пропавших без вести в самом начале декабря 1942 года у берегов Западной Австралии, наиболее подходящей кандидатурой был голландский тендер “Апелдорн”.
Tags: тайны
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments