vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Монастырь для веселой Елизаветы

                                                 Императрица Елизавета Петровна – дитя интриг. Она с младенчества оказалась в путах политических игрищ и не расставалась с ними до конца своих дней. У Петра I и Екатерины Алексеевны родилось семеро детей. До совершеннолетия дожили только две старшие дочери – Анна (1708 г.) и Елизавета (1709 г.). Родители венчались позже появления дочерей на свет (19 февраля 1712 г.), а потому девочки считались незаконнорожденными. Этот факт стал главной интригой на протяжении всей молодости будущей императрицы.В 1716 г. Петр I с супругой отправились в дипломатическую поездку по Европе. Май—июнь 1717 г. они провели во Франции, где царь вел успешные переговоры о заключении союза между Францией, Пруссией и Россией с Филиппом II Орлеанским, регентом при 7 летнем короле Людовике XV. В рамках этих переговоров Петр I неожиданно предложил в супруги Людовику XV свою 8 летнюю дочь Елизавету. Французы были застигнуты врасплох и дали весьма уклончивый ответ. Царь же понял его как согласие.
Портрет императрицы Елизаветы Петровны. Художник Л. Каравакк.1750 г.
Сразу после кончины мужа Екатерина I вернулась к переговорам о бракосочетании Елизаветы и Людовика. Но из Парижа пришел отказ, поскольку невеста православная, а вступление ее в католическую веру было бы оскорбительно для России. Впрочем, императрица знала, что причина отказа в незаконном рождении Елизаветы и в низком происхождении самой Екатерины I – дочки прибалтийских крестьян.
В России к императрице и ее детям также относились неоднозначно. Настоящими наследниками Романовых считались: законный внук Петра I и царицы Евдокии Лопухиной от их сына Алексея – Петр Алексеевич, и законные дочери Ивана V и царицы Прасковьи Федоровны – Екатерина и Анна. Дочери Петра I и Екатерины I претендовать на престол не имели никаких прав. Более того, в ноябре 1724 г. дочь Анну император выдал замуж за герцога Карла Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского, после чего заставил ее официально подписать отказ от российской короны.
Что касается Елизаветы, то в первые же часы после кончины Петра I из уст сторонников царевича Петра Алексеевича впервые прозвучала мысль о целесообразности пострижения 16 летней цесаревны в монастырь. С того времени угроза эта висела над Елизаветой Петровной вплоть до дворцового переворота 25 ноября 1741 г.
После разлада с французским двором Екатерина I жила в тревоге за судьбу дочери. Решено было не замахиваться слишком высоко, и новым женихом цесаревны стал Мориц Саксонский, побочный сын польского короля Августа II Сильного. На беду, как раз в те годы Мориц соперничал с Меншиковым за корону герцога Курляндского, и его больше интересовала двоюродная сестра общепризнанной красавицы Елисаветы – «смуглая, угрюмая и рябоватая» Анна Иоанновна, вдовствующая герцогиня Курляндская. За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь: в итоге разборчивый авантюрист остался и без жены, и без герцогства.
К Елизавете посватался принц Карл-Август, епископ Любский, двоюродный брат мужа цесаревны Анны Петровны и родной дядя будущей императрицы Екатерины II.
Тогда же граф Остерман предложил выдать Елизавету за ее племянника, малолетнего Петра Алексеевича. Идея Остермана императрице чрезвычайно понравилась, но столь близкородственному браку воспротивился Святейший Синод. Возмущенная Екатерина I, которой очень хотелось сохранить императорский престол за дочерью, вознамерилась обратиться за помощью к вселенским патриархам… Смерть 6 мая 1727 г. прервала ее хлопоты. Накануне кончины императрица завещала дочери выйти замуж за того, кого любит – за Карла-Августа. Но молодой человек неожиданно заболел и умер через месяц после Екатерины – в июне 1727 г. И вновь начались разговоры о пострижении Елизаветы Петровны в монастырь.
На этот раз цесаревну спас Остерман, внушивший 12 летнему императору Петру II детскую влюбленность в тетушку-красавицу. Правда, мальчик оказался сверх меры ревнивым и агрессивным в своей любви. На беду, 10 февраля 1728 г. от родильной горячки умерла Анна Петровна. Сиротой остался ее 5 дневный сын Карл Петер Ульрих, которого бездетная императрица Елизавета Петровна впоследствии назначила своим наследником (Петр III). С этого времени у цесаревны, помимо младенца в Германии, оставалась единственная родная душа – племянник-император.
Молодость брала свое, и Елизавета влюбилась в камергера Александра Борисовича Бутурлина. Ничего не знавший о том Петр II по ходатайству тетки произвел ее любовника в генерал-майоры. Позже стало ясно, что такова была интрига, затеянная князем Алексеем Долгоруковым, отцом фаворита императора – Ивана Долгорукова. Князь хотел удалить от Петра II всех, кто мог бы помешать безграничному могуществу его семьи. Осенью 1728 г. Петру донесли о любовной связи цесаревны и генерала, и ревнивый мальчик охладел к тетке-«предательнице», а Бутурлина возненавидел.
Примерно в это же время к великовозрастной девице посватался персидский шах Надир. И вновь послу было отказано, а Елизавете о сватовстве не сообщили. Долгоруковы советовали императору постричь легкомысленную тетку в монастырь, но 19 января 1730 г. Петр II умер, заразившись оспой.
Настало самое тяжелое десятилетие в судьбе Елизаветы Петровны. На престол взошла ее двоюродная сестра Анна Иоанновна. Имея гораздо больше прав на российскую корону, чем Елизавета, новая императрица постоянно опасалась своей единственной соперницы. Возможно, до Анны дошел слух, что в ночь кончины Петра II личный врач Елизаветы Жан Арман де Лесток уговаривал цесаревну воззвать к народу и захватить власть. Елизавета отказалась, поскольку желания стать царицей у нее тогда не было.
Девица обосновалась в Александровской слободе, где у нее начался роман с гренадером Семеновского полка, личным ординарцем цесаревны Алексеем Яковлевичем Шубиным. Анна Иоанновна сразу заподозрила неладное. По ее приказу Шубина арестовали, заковали в цепи и вывезли – сначала в Ревель, а затем на Камчатку, где силой женили на аборигенке.
После ареста возлюбленного Елизаветы, Анна Иоанновна вытребовала сестру в Петербург, где шпионы стали контролировать каждый ее шаг. В столице образовались два враждебных друг другу двора: Анна Иоанновна стояла во главе немецкой партии, а «Елисавету считали руководительницею русской национальной партии и полагали на нее надежду возрождения Руси». Императрица намеревалась постричь соперницу в монастырь. Не успела. Умерла 17 октября 1740 г.
На престол возвели внучатого племянника Анны Иоанновны 2 месячного Иоанна Антоновича при регентстве его матери Анны Леопольдовны. Фаворит покойной императрицы герцог Эрнст Бирон вознамерился свергнуть младенца, женить своего сына Петра на Елизавете и короновать их. Но хитрая Анна Леопольдовна при поддержке генерал-фельдмаршала Б.К. Миниха сама свергла Бирона в ночь с 8 на 9 ноября 1740 г. Цесаревну пока не трогали.
Внешне Елизавета Петровна и регентша жили душа в душу, но на деле ежедневный страх не покидал дочь Петра I. Вокруг нее уже сложился кружок деятельных молодых людей разных сословий. Еще в 1740 г. в Россию прибыл французский посол маркиз Жак-Иоахим де ла Шетарди с тайным поручением организовать дворцовый переворот и возвести на престол Елизавету Петровну. Он-то и провел всю подготовительную работу и профинансировал заговорщиков.
Соглядатаи предупредили Анну Леопольдовну о заговоре. В ближнем окружении регентши начали обсуждать вопрос о заточении цесаревны в монастырь. Но кто-то из слуг подслушал эти разговоры и донес о них сторонникам Елисаветы.
– Если так, – произнесла цесаревна, – если уж ничего не остается, как приступить к крайним и последним мерам, то я покажу всему свету, что я – дочь Петра Великого.
В ночь с 24 на 25 ноября 1741 г. Иоанн Антонович и его мать-регентша с мужем были арестованы верными цесаревне гвардейцами. Так не имевшая прав на императорский престол внебрачная дочь Петра I узурпировала власть, свергнув законную династию потомков Ивана V. Врагам не удалось заточить веселую цесаревну в монастырь – отныне она стала веселой императрицей, на недолгий срок вернувшей корону потомкам Петра I.

Tags: интриги
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments