vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Джон Тейлор (ок. 1680 – ок. 1745)

                                       Джон Тейлор (John Taylor) – один из последних известных джентльменов удачи «золотой эпохи», промышлявший в Атлантическом и Индийском океанах. Название его корабля – «Кассандра» – стало весьма популярным после того, как попало на страницы романа Р.Л. Стивенсона «Остров Сокровищ».
Различные документальные источники именуют этого английского пирата то Джоном, то Джорджем, то Уильямом Тейлором. Где он родился – неизвестно, но произойти это могло около 1680 года. Одна из версий относительно начала его пиратской карьеры гласит, что в 1718 году он командовал шлюпом «Пёрл» и был захвачен Эдвардом Инглендом, который предложил ему стать пиратом. Тейлор добровольно подписался под пиратским уставом и в последствии был избран квартирмейстером. Имеются сведения о том, что он плавал и с Хоуэллом Дэвисом, которого покинул у берегов Западной Африки после неудачной попытки поднять мятеж.
По словам голландского священника-гидрографа Буккоя, Тейлор крейсировал некоторое время в Вест-Индии, откуда отправился к берегам Западной Африки; там «были взяты двадцать два судна, не говоря уже о французском форте, который он неожиданно захватал и разграбил на досуге». Видимо, где-то здесь произошла его встреча с Инглендом, который успешно пиратствовал у берегов Гвинеи, пока не потерпел фиаско во время нападения на 2 английских судна под стенами форта Корсо-Касл.
Ввиду разноречивости сведений, содержащихся в различных источниках, сейчас практически невозможно воссоздать более или менее достоверную картину пиратских авантюр в Гвинейском заливе в 1718—1719 годах. Доподлинно известно лишь то, что в конце 1719 года ряд пиратских капитанов, в том числе Ингленд, Тейлор и Ла Буз, решили обогнуть мыс Доброй Надежды и заявить о себе в Индийском океане. Ингленд двинулся в этот круиз на судне «Фэнси», Тейлор – на «Виктори». В начале следующего года они подошли к побережью Мадагаскара и стали на якорь в бухте Св. Августина.
Короткая стоянка на острове Анжуан, где у пиратов были друзья, стала прелюдией к походу на север: капитан Чарлз Джонсон уверяет, что Ингленд совершил экспедицию к Малабарскому берегу Индии; по данным английского моряка Клемента Даунинга, автора «Краткой истории индийских войн», Ингленд крейсировал у входа в Красное море и там захватил арабский корабль с богатым грузом. Вернувшись к берегам Мадагаскара, пираты зашли на остров Сент-Мари и здесь были радушно встречены местным царьком. Часть груза с арабского корабля пираты продали туземцам, а остаток свалили в кучу на пляже.
Трудно сказать, как бы сложилась дальнейшая биография Ингленда и Тейлора, если бы ветер удачи не занес их вторично на остров Анжуан. Здесь пираты натолкнулись на 2 судна английской Ост-Индской компании – «Кассандру» под командованием капитана Макрэ и «Гринвич» под командованием капитана Кирби, – а также на голландское судно из Остенде. Макрэ и Кирби как раз собирались устроить облаву на морских разбойников, но – игра судьбы! – неожиданно сами превратились в дичь. После кровопролитного сражения корабль капитана Макрэ был захвачен пиратами. Забрав себе «Кассандру» и отдав ее бывшему командиру изрешеченную ядрами «Фэнси», пираты 3 сентября подняли паруса и вышли в море. Добыча, взятая ими в этом деле, оценивалась в 75 тыс. фунтов стерлингов.
Казалось бы, популярность Ингленда после блистательной победы на Анжуане должна была возрасти; в действительности его дружба с капитаном Макрэ способствовала падению его авторитета среди джентльменов удачи. Тейлор, безусловно, использовал это обстоятельство в своих интересах. Склонив на свою сторону большую часть моряков «Кассандры» и «Виктори», он добился смещения Ингленда с капитанской должности; на его место был тут же избран примкнувший к шайке Ла Буз.
Следующая стоянка пиратов была на острове Маврикий, где Ингленд и трое его ближайших друзей были осуждены на высадку.
Покинув Маврикий, Тейлор в компании с Ла Бузом устремился на оживленные морские пути, пролегавшие у берегов Малабара. Захватив там 2 арабских судна, пираты, обшарив трюмы, принялись истязать пленных капитана и купцов до тех пор, пока те не открыли, где спрятаны деньги. Вместе с призовыми судами они двинулись вдоль малабарского побережья и неожиданно натолкнулись на сильную эскадру, стоявшую под стенами маратхской крепости. Корабли эскадры принадлежали английской Ост-Индской компании и были снаряжены губернатором Бомбея Чарлзом Буном для борьбы с малабарскими пиратами. Адмирал Браун, находившийся на флагманском корабле «Лондон», оказался человеком нерешительным. Ночью он приказал своим судам сняться с якорей и выйти в открытое море, но в кромешной темноте корабли компании и пиратов перемешались. Заметив недалеко от себя силуэт английского флагмана, разбойники выпалили из пушки, положив начало бестолковому ночному сражению. Обрубив концы, пираты бросили призы, прошли сквозь строй английских кораблей, разметали их бортовыми залпами, а потом в течение следующих двух дней гонялись за каждым из них в отдельности. 24 пушечный понтон «Прам» был ими сожжен, корабль «Элизабет» взят на абордаж. Добычу пираты отвезли в Кочин, где, подкупив губернатора голландской фактории, смогли отдохнуть, сбыть часть товаров и переоснастить суда.
Рождество шайка отпраздновала в открытом океане. Веселая пирушка продлилась три дня, и, по свидетельству Ричарда Лазенби – моряка, насильно уведенного пиратами из команды Макрэ, – прожорливость пиратов стоила им потери двух третей всех припасов. Учитывая, что «Виктори» сильно протекала, Тейлор взял курс на Маврикий.
На Маврикии они высадились примерно в середине февраля 1721 года полумертвыми от голода. Не обнаружив Ингленда и его товарищей, пираты запаслись свежими продуктами и питьевой водой, за два месяца отремонтировали «Виктори» и, уходя, оставили на камне надпись: «Покинули это место 5 апреля, чтобы идти на Мадагаскар за лимонами».
Через три дня «Кассандра» и «Виктори» подошли к соседнему острову Бурбон (совр. Реюньон) и заметили на рейде португальское судно, лишившееся во время урагана мачт и большинства пушек, выброшенных за борт. Оно везло в Португалию много драгоценных камней и прочих сокровищ, а также вице-короля Гоа графа да Эришейру и архиепископа.
Приняв пиратские суда за корабли английской Ост-Индской компании, португальцы тем самым облегчили Тейлору и Ла Бузу их задачу. Спокойно приблизившись к жертве, они набросились на нее с двух сторон и после короткой стычки принудили сдаться. Вице-король Гоа, прибывший в тот злополучный день на борт своего корабля, стал пленником пиратов. Когда Тейлор приблизился к нему, Эришейра, расплакавшись, протянул ему свою усыпанную бриллиантами шпагу, но пиратский вожак протестующе замахал руками:
– Оставьте ее! Я делаю вам подарок на память о выпавшем на вашу долю несчастном жребии, – сказал он графу.
Затем он пригласил его в свою каюту, где довольно неуклюже старался развлечь его «игривой беседой и музыкой на свой манер». Некоторые пираты хотели потребовать за голову вице-короля солидный выкуп, но так как большая часть обнаруженных на призе сокровищ принадлежала лично Эришейре и их потеря наносила ему и без того ощутимый ущерб, было решено ограничить сумму выкупа 2000 пиастров.
Захваченные алмазы оценивались примерно в 3 или 4 млн долларов, наличных денег было взято на 0,5 млн крон. Без сомнения, это был один из самых удачных захватов в истории пиратства.
Тейлор с португальским призом вернулся к берегам Мадагаскара.
Из-за сокращения численности экипажей Тейлор и Ла Буз сошлись на том, что необходимо сжечь обветшавшую «Виктори» и идти в крейсерство на «Кассандре». Видимо, в конце 1721 года они подняли паруса и отправились в Кочин, рассчитывая сбыть награбленные драгоценности своим друзьям – голландцам, а затем заняться поиском новых призов.
Примерно в начале 1722 года пираты перехватили богатое арабское судно, следовавшее из Китая, после чего снова вернулись к берегам Мадагаскара. Став на якорь в Ля-Пуан-а-Ляре, Тейлор велел выгрузить на пляж провизию и китайские товары, а также бочонки с вином, деньги, драгоценности и др. Разделив добычу, экипажи собрались на совет, дабы решить, что делать дальше.
В самый разгар дискуссии из бухты Св. Августина поступило тревожное известие о появлении в Индийском океане английской эскадры коммодора Мэттьюза. Не теряя времени даром, пираты отчалили и, заметая следы, отправились к берегам Восточной Африки, в бухту Делагоа. По данным Буккоя, Тейлор шел на большом португальском судне, вооруженном 72 пушками, и имел на борту 1500 человек; Ла Буз командовал 42 пушечным кораблем «Дефенс» – очевидно, бывшей «Кассандрой», – в экипаже которого насчитывалось 250 человек.
За несколько месяцев до прихода разбойников агенты голландской Ост-Индской компании соорудили в Делагоа небольшой форт, в котором оставили 6 пушек и 150 человек. Вскоре численность гарнизона сократилась на треть – как из-за болезней, так и из-за стычек с аборигенами. Естественно, джентльменам удачи не стоило большого труда овладеть этим укреплением. Ночью они подошли поближе к берегу, а на рассвете 19 апреля 1722 года, высадив десант, заставили голландцев капитулировать.
В Делагоа пираты провели более двух месяцев. Оставив голландским солдатам значительную часть награбленных товаров и минимум провианта, они забрали с собой многих агентов компании, в том числе Якоба де Буккоя, который плавал с ними до ноября 1722 года. В момент выхода в море у пиратов было уже 3 корабля: упоминавшиеся выше 2 парусника сопровождала захваченная у голландцев урка, отданная под начало капитана Элка.
Не успели пираты уйти из вод Мозамбика, как в их среде разгорелись дискуссии о том, куда отправиться дальше. Тейлор и его компаньоны хотели остаться в Индийском океане, Ла Буз настаивал на возвращении в Вест-Индию. Оставшись в меньшинстве, французский капитан и его офицеры устроили заговор и условились ночью покинуть Тейлора. Однако многие рядовые пираты на «Дефенсе» не поддержали этого намерения и подняли тревогу. Ла Буз и его сторонники были схвачены, судимы и подвергнуты бичеванию возле грот-мачты. Кроме того, их понизили в должностях до положения простых матросов, и все то, чем они владели, конфисковали в пользу сообщества.
Якоб де Буккой, насильно увезенный пиратами из Делагоа, провел в обществе капитана Тейлора несколько месяцев и оставил довольно любопытные записки об этом пирате:
«Он, случалось, часто просыпался внезапно, будто охваченный ужасом, и, произнеся несколько страшных богохульств, тянул руку к своим пистолетам, которые лежали рядом… Пробудившись подобным образом, он садился, озирался по сторонам и, убедившись, что ему ничто не угрожает, снова укладывался в постель…»
После того как пираты решили разделиться, Тейлор взял под свое командование «Дефенс», а португальский корабль отдал Ла Бузу, снова восстановленному в капитанском звании. К этому времени планы обоих капитанов изменились кардинальным образом: Тейлор, собиравшийся ранее крейсировать в Индийском океане, заявил, что пойдет в Вест-Индию, а Ла Буз, мечтавший вернуться в Вест-Индию, вдруг объявил, что остается в Индийском океане.
Отправившись в Вест-Индию, пираты, видимо, переименовали «Дефенс» в «Кассандру» и в апреле 1723 года появились на ней у берегов Панамского перешейка, недалеко от Пуэрто-Бельо, откуда Тейлор отправил гонца к губернатору Ямайки с просьбой об амнистии. Губернатор пренебрег этой просьбой и велел капитану военного корабля «Мермейд» захватить разбойников. Капитан «Мермейда» писал в рапорте, что он «послал своего лейтенанта убедить Уильяма Тейлора и других пиратов на борту “Кассандры” сдаться, и думает, что они не сделают этого без принуждения или обещания прощения. Он не мог атаковать этих пиратов, а поджидал возле лагуны, в которой они стояли. Губернаторы Панамы и Портобелло отправили шлюп с предложением прощения к пиратам, если они пожелают войти в их порт».
Две недели спустя капитан «Мермейда» прислал новое сенсационное сообщение: «Испанцы совершенно тронулись умом, впустив пиратов в свой порт, и губернатор Панамы прибыл по этому случаю».
Узнав, что они не смогут получить прощение на Ямайке и что английские военные корабли были посланы для нападения на них, пираты согласились сдаться испанцам с условием, что им будут гарантированы неприкосновенность и полная свобода. По некоторым данным, разбойникам разрешили сохранить не только свободу, но и добычу; испанский губернатор просил у них только 20 % награбленного для своего короля. По сведениям Буккоя, Тейлор отдал испанцам в качестве выкупа «Кассандру» и 121 бочонок пиастров.
«Тейлор недолго оставался в Порто-Бельо, – сообщает он далее. – Он прибыл на Ямайку, где имел жену и четырех детей и где жил до тех пор, пока не растратил большую часть денег, вырученных от продажи алмазов. Вынужденный ради существования заняться хоть каким-нибудь делом, он купил плантацию на Кубе, а также небольшое судно, на котором торговал с соседними островами. В 1744 году он все еще влачил эту жалкую жизнь, которая стала обычной участью для многих знаменитых пиратов».
Tags: личности, пираты
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 2
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments