vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Ипполит де Бушар (1780—1837)

                                    Ипполит де Бушар (Hippolyte de Bouchard) – один из самых известных французских корсаров периода Войны за независимость испанских колоний, сражавшийся за свободу Аргентины, Чили и Перу. Прославился своими операциями в бассейне Тихого океана.Бушар родился 15 января 1780 (по другим данным – 1783) года на юге Франции, в окрестностях приморского городка Сен-Тропе. Его родители, Андре Луи Бушар и Тереза Брюне, крестили его под именем Андре-Поль, но в конечном итоге он стал называться Ипполитом. Свою морскую карьеру Бушар начинал в торговом флоте, затем перешел в военный флот и в период Наполеоновских войн неоднократно сражался против англичан. После участия в экспедициях в Египет (с Наполеоном) и на Гаити, разочаровавшись в руководителях Великой французской революции, наш герой в 1809 году подался в Аргентину. Он приветствовал «Майскую революцию» 1810 года, присоединившись к молодому аргентинскому флоту, насчитывавшему вначале лишь три судна – шхуна «Инвенсибле», бригантина «Двадцать пятое мая» и шлюп «Америка». Командующим ВМС стал мальтийский корсар Хуан Баутиста Асопардо (поднял флаг на «Инвенсибле»); Ипполит де Бушар был назначен его заместителем, получив командование бригантиной; шлюпом командовал француз Абель Юбак.
2 марта 1811 года аргентинская эскадра сразилась на р. Паране, близ Сан-Николаса, с испанскими роялистами из Монтевидео; эскадра последних состояла из 7 небольших судов и находилась под командованием опытного офицера Хасинто де Ромарате. В этом бою сказалась слабая военная подготовка аргентинцев. Испанцы обстреляли «Инвенсибле», потом разделались с «Америкой» и, наконец, набросились на бригантину Бушара. Матросы в панике стали прыгать за борт, и все попытки капитана остановить их оказались тщетными. Вернувшись к флагманской шхуне, испанцы взяли ее на абордаж, но команда Асопардо стойко защищалась еще в течение двух часов. Видя, что сохранить корабль не удастся, Асопардо хотел взорвать крюйт-камеру, и только тяжелое ранение не позволило ему осуществить этот отчаянный замысел.
В июле и августе того же года Бушар проявил выдающиеся способности при защите Буэнос-Айреса от испанских войск, блокировавших город. В марте 1812 года он присоединился к конному гренадерскому полку, которым командовал Хосе де Сан-Мартин, и отличился в битве при Сан-Лоренсо (1813). Он смог захватить в качестве трофея испанский флаг, что обеспечило ему получение аргентинского гражданства.
Настали перемены и в личной жизни Ипполита Бушара. Спустя несколько месяцев он женился на Норберте Мерло, сестре его друга Рамона, которая была дочерью бывшего испанского офицера (участника Трафальгарского сражения). Жена родила ему двух дочерей – Кармен и Фермину.
В 1815 году Бушар перешел под командование адмирала Уильяма Брауна и 12 сентября того же года получил корсарскаую лицензию для действий против испанцев на корвете «Алькон» (это французское судно купил для Аргентины адвокат Висенте Анастасьо Эчеверриа). Помощником капитана стал англичанин Роберт Джонс; почти все прочие офицеры были французами.
Кроме «Алькона», в эскадру Уильяма Брауна входили флагманский фрегат «Геркулес», судно «Сантиссима Тринидад» под командованием брата адмирала Майкла Брауна и шхуна «Конститусьон» под командованием Оливера Рассела. Корабли братьев Браун покинули Монтевидео 24 октября 1815 года; пять дней спустя с якоря снялись суда Рассела и Бушара. Эскадра должна была обогнуть Америку с юга, выйти в Тихий океан и устроить базу на чилийском острове Моча. «Геркулес» и «Сантиссима Тринидад» прибыли на рандеву 28 декабря, а на другой день к острову подошел и корвет Бушара. Поскольку шхуна Рассела не явилась на место встречи и больше ее нигде не видели, участники экспедиции предположили, что она погибла во время шторма у мыса Горн.
31 декабря адмирал и Бушар согласовали план операции на первые три месяца 1816 года. Вся захваченная у испанцев добыча должна была делиться следующим образом: две доли – флагману, по полторы доли – командам «Сантиссима Тринидада» и «Алькона». После этого «Геркулес» отправился к островам Хуан-Фернандес, где планировалось освободить заключенных, а Бушар и Майкл Браун взяли курс на побережье Перу.
10 января 1816 года все 3 судна аргентинской эскадры встретились возле перуанского порта Кальяо. Блокировав его с моря, аргентинцы подвергли обстрелу укрепления форта Реаль-Фелипе. На другой день возле порта была захвачена испанская бригантина «Сан-Пабло». 13 января взяли фрегат «Гобернадора».
18 января добычей эскадры Брауна стали еще 4 судна: шхуна «Кармен», бриг «Мистико» и 2 парусника, один из которых был потоплен. Спустя три дня аргентинцы повторили нападение на береговые укрепления, потопив при этом фрегат «Фуэнте Эрмоса». Через неделю в море были захвачены фрегаты «Канделария» и «Консеквенсия».
Сняв блокаду с Кальяо, эскадра двинулась вдоль побережья на север, к Гуаякилю. 7 февраля корабли достигли острова Пуна, прикрывающего подходы к городу. Оставив Бушара и брата охранять призы, Уильям Браун на «Сантиссима Тринидаде» решил атаковать Гуаякиль. На следующий день ему удалось разрушить форт Пунта-де-Пьедрас на подступах к городу, но 9 го числа при попытке взять крепость Сан-Карлос адмирал неожиданно сам угодил в плен. Аргентинцы не захотели оставить своего командующего в беде; начались переговоры, в результате которых испанцы согласились освободить Брауна в обмен на «Канделарию», 3 бригантины и 5 почтовых ящиков, взятых на «Консеквенсии».
Неудача под Гуаякилем охладила пыл аргентинцев. Через три дня Бушар сообщил Уильяму Брауну, что его корвет течет, как решето, и что офицеры хотели бы вернуться в Буэнос-Айрес. Кроме того, он предложил разделить добычу. В результате адмирал передал ему «Консеквенсию», «Кармен» и 3475 песо компенсации за «Алькон». Поскольку Бушар намеревался вернуться в Аргентину вокруг мыса Горн, это вызвало недовольство у части команды. Капитану пришлось драться на дуэли с одним из сержантов. Команда «Кармен» взбунтовалась и увела судно на Галапагосы. Что касается Бушара, то он в июне вернулся в Буэнос-Айрес на фрегате «Консеквенсия».
С согласия Висенте Эчеварриа Бушар переименовал трофейный фрегат в «Ла Архентину» и начал готовиться к новой экспедиции. Эчеварриа закупил 34 новые пушки. Государство тоже позаботилось об усилении огневой мощи фрегата, передав Бушару 4 бронзовых орудия, 12 железных пушек, 128 ружей и 1700 пушечных ядер. Наконец, в июле 1817 года Бушар взял на себя командование фрегатом. Выйдя в море, он решил идти через Атлантику и Индийский океан к Филиппинам, принадлежавшим в то время Испании. Корсар располагал информацией о том, что Филиппинская компания ведет активную торговлю с Индией, и собирался устроить охоту за ее судами.
Во время плавания к мысу Доброй Надежды на борту вспыхнул пожар. Хотя огонь удалось погасить, «Ла Архентина» нуждалась в капитальном ремонте. К ремонтным работам, растянувшимся на два месяца, экипаж смог приступить лишь тогда, когда корабль достиг берегов Мадагаскара и 4 сентября стал на якорь в гавани Таматаве (совр. Туамасина). Здесь какой-то британский офицер попросил Бушара помочь ему задержать 4 невольничьих судна – 3 английских и 1 французское, – которые собирались покинуть остров. Аргентинец охотно откликнулся на эту просьбу, выделив для участия в операции хорошо вооруженный отряд. Захватив упомянутые суда, Бушар забрал себе часть трофейной провизии.
Продолжив плавание, «Ла Архентина» 18 октября повстречала американский фрегат. Капитан последнего, узнав о намерениях Бушара, разочаровал его: по данным янки, Филиппинская компания свернула свою деятельность еще три года назад. Поскольку искать испанские суда на коммуникациях между Филиппинами и Индией не имело смысла, капитан «Ла Архентины» решил идти прямо в воды указанного архипелага. Пройдя в штормовую погоду через Зондский пролив, Бушар 7 ноября велел стать на якорь у берегов Явы; команда, страдавшая от цинги, нуждалась в срочном лечении.
Когда люди отдохнули и немного окрепли, фрегат продолжил свой путь к Филиппинам. Утром 7 декабря на горизонте были замечены паруса 4 малайских прау, принадлежавших местным пиратам (так называемым иланунам). Они стремительно атаковали «Ла Архентину», но не смогли взять ее. Удачно маневрируя, Бушар захватил одно из прау, а пленных иланунов приказал судить. «Военный совет» приговорил почти всех пленников (кроме самых юных) к смертной казни. Иланунов загнали в трюм их собственного судна, а потом расстреливали его из пушек, пока он не затонул.
Пройдя Макассарским проливом в море Сулавеси, «Ла Архентина» подошла к острову Холо (в архипелаге Сулу). Погрузив на борт свежие продукты и запасы пресной воды, Бушар взял курс на Манилу. 31 января 1818 года, находясь на подступах к столице Филиппин, корсары остановили английский фрегат, желая проверить, не везет ли он в Манилу продовольствие. Хотя Бушар не хотел выдавать своих намерений, английский капитан догадался, что «Ла Архентина» прибыла в воды Филиппин с корсарскими целями. Позже он сообщил об этом испанским властям. Поскольку Манила была хорошо защищена системой оборонительных сооружений, аргентинцы не стали пытаться захватить ее; вместо нападения на город они начали охоту за торговыми судами. В течение двух месяцев блокады филиппинской столицы им удалось захватить 16 судов. Его действия привели манильцев в отчаяние, поскольку цены на продовольствие в городе подскочили в два-три раза. Губернатор Филиппин вынужден был снарядить 2 вооруженных торговых судна и корвет, которые были высланы против корсаров. Но к тому времени (30 марта) Бушар уже снял блокаду и ушел в открытое море.
Не сумев из-за противных ветров провести свой корабль в Кантон (Китай), Бушар направился к Гавайским островам. 18 августа он прибыл в залив Килакекуа (на острове Гавайи) – тот самый, где в 1779 году погиб английский кругосветный мореплаватель Джеймс Кук. Здесь корсары застали корвет «Санта-Роса», который покинул Буэнос-Айрес почти одновременно с «Ла Архентиной». У берегов Чили команда корвета взбунтовалась и увела судно на Гавайи. Узнав об этом, Бушар нарядился в форму подполковника республики Объединенных провинций Рио-де-ла-Платы и официально потребовал от местного короля Камехамехи I вернуть ему угнанный корвет. Король сначала заупрямился, намекнув, что заплатил за судно «большие деньги», но в конце концов согласился отдать «Санта-Росу» за небольшую плату. В итоге Бушар получил корвет и запас провизии в обмен на свою саблю и шляпу. Аргентинский президент Бартоломе Митре позже писал, что это соглашение стало первым «международным договором», заключенным Аргентиной с нелатиноамериканской страной.
26 августа «Санта-Роса» перешла под контроль команды «Ла Архентины», которая занялась ее ремонтом. Капитаном корвета был назначен опытный английский моряк Питер Корни. Через неделю Бушар отправился на остров Кауаи, где, по информации туземцев, укрылись мятежники с корвета. Бунтовщиков поймали, главарей казнили, а прочих сильно избили, но оставили в живых.
Пополнив запасы провизии и снаряжения, а также наняв еще 80 матросов разных национальностей, Бушар покинул Гавайские острова, чтобы идти в Калифорнию. Там он надеялся поживиться за счет набегов на испанские торговые суда. Калифорнийские власти узнали о его намерениях 6 октября от капитана американского судна «Кларион». Губернатор Пабло Висенте де Сола, находившийся в Монтерее, приказал вывезти из города все ценности и приготовиться к отражению возможного нападения. 20 ноября 1818 года дозорный, дежуривший на мысе Пинос, увидел в море паруса 2 кораблей. Это были «Ла Архентина» и «Санта-Роса». Силы береговой обороны были немедленно приведены в боевую готовность, а старики, женщины и дети переправлены в Соледад. Бушар собрал своих офицеров на военный совет. Поскольку фрегат имел глубокую осадку и не мог оперировать в заливе Монтерей, решено было использовать для нападения корвет «Санта-Роса». Питер Корни, ранее дважды посещавший эти края, внес свои предложения по плану операции. Для усиления команды корвета на него пересадили 200 солдат под командованием капитана Шеппарда; люди были вооружены ружьями и пиками. В полночь «Санта-Роса» бросила якорь в непосредственной близости от испанского форта. Шеппард не рискнул атаковать его ночью, а на рассвете выяснилось, что корвет находится под прицелом испанской артиллерии. Завязавшийся пятнадцатиминутный бой завершился тем, что «Санта-Роса» выкинула белый флаг.
С борта «Ла Архентины» видели, что корвет не справился с заданием, однако испанцы, не имевшие шлюпок, не прислали на его борт своих солдат. Бушар решил воспользоваться этим обстоятельством для спасения «Санта-Росы» и попытался ночью приблизиться к ней на своем фрегате. Но из-за малых глубин ему не удалось подвести «Ла Архентину» на расстояние артиллерийского выстрела. Тогда перед рассветом 24 ноября он посадил в шлюпки 200 солдат с приказом высадиться на берег и атаковать форт. Десант высадился в укромной бухточке в семи километрах от форта, быстро приблизился к нему и пошел на штурм. Спустя час над бастионами взвился аргентинский флаг. Город тоже оказался в руках корсаров, хозяйничавших в нем целую неделю. Ограбив Монтерей и окрестные ранчо, аргентинцы сожгли форт, арсенал, резиденцию губернатора и несколько домов богатых испанцев, не тронув, однако, жилищ креолов.
29 ноября корабли Бушара покинули Монтерей, прошли мимо мыса Консепсьон в сторону Санта-Барбары и стали на якорь возле Эль-Рефугио-Каньона. Оттуда корсары совершили налет на асьенду местного помещика Ортеги, который слыл сторонником испанцев. 5 декабря они напали на его ранчо, забрали провизию, перебили скот в коррале и сожгли все постройки. Небольшой отряд испанской кавалерии, посланный из Санта-Барбары местным комендантом Хосе де ла Герра-и-Норьега, устроил засаду и смог захватить в плен одного офицера и двух моряков. Позже Бушар вернул их, обменяв на имевшегося у него испанского пленника.
14 декабря флотилия появилась в виду испанской миссии Сан-Хуан-Капистрано (Южная Калифорния). Местный комендант Руис, получивший известия о Бушаре днем ранее, отправил на защиту миссии 30 солдат под командованием лейтенанта Сантьяго Аргуэльо. Когда двое посланников Бушара подошли к воротам миссии и потребовали снабдить аргентинцев провизией, Аргуэльо ответил им, чтобы они убирались ко всем чертям, в противном случае он обещал «накормить их пулями и гранатами». Бушар не мог простить испанцам такого оскорбления и бросил на захват миссии 140 человек под командованием Корни. Испанский гарнизон мужественно защищался, но не смог отбить нападение. Корсары ограбили местный магазин, повредили некоторые строения и, по слухам, сожгли несколько крытых соломой хижин. На следующий день в Сан-Хуан-Капистрано прибыли подкрепления из Санта-Барбары и Лос-Анхелеса, но к тому времени корабли Бушара уже ушли в море. Интересно отметить, что в наше время в Сан-Хуане ежегодно празднуется «День, когда пираты ограбили миссию».
20 декабря корсары прибыли в залив Вискаино, где командир решил переоснастить корабли и дать людям возможность отдохнуть.
17 января 1819 года Ипполит де Бушар взял курс на город Сан-Блас, расположенный на побережье современной Мексики. На подходе к порту аргентинцы захватили испанский бриг «Лас Анимас» с грузом какао. Затем в районе островов Лас-Трес-Мариас, «Ла Архентина» взяла на абордаж английское судно «Гуд хоуп»; обыскав его, корсары обнаружили на нем испанские товары и конфисковали их. 1 марта, блокируя Сан-Блас с моря, люди Бушара заметили в море неизвестную шхуну. Оба корабля бросились за ней в погоню, но не смогли догнать.
18 марта «Ла Архентина» и «Санта-Роса» подошли к гавани Сонсонете на побережье Сальвадора. На рейде стояло несколько торговых судов, и аргентинцы захватили одно из них. 2 апреля они прибыли к порту Реалехо. Подготовив две вооруженные шлюпки, Бушар взял с собой 60 человек и решил лично возглавить нападение на гавань. Однако испанцы усилили охрану судов и выставили на защиту порта 1 бриг, 2 шхуны и 1 люггер. Бушар не стал отступать, смело ринувшись в бой. В результате сражения корсары овладели неприятельскими судами. Два судна – бриг «Сан-Антонио» и шхуна «Лауретана» – были сожжены после того, как их владельцы не смогли внести за них требуемый выкуп. Люггер «Нептуно» и шхуна «Мария София» были присоединены к флотилии.
Спустя некоторое время на горизонте была замечена шхуна под испанским флагом. Она быстро приблизилась к более слабой «Санта Росе» и открыла по ней огонь. Несколько матросов на корвете было убито, многие получили ранения. Когда фрегат Бушара двинулся на неприятеля, шхуна спустила испанский флаг и подняла чилийский. Оказалось, что это – чилийское каперское судно «Чилено», которым командовал капитан Кролл (или Колл). Когда Бушар потребовал от него прислать на борт «Санта-Росы» хирурга для лечения раненых, чилиец отказался это сделать и спешно ушел в море.
3 апреля 1819 года экспедиция Бушара завершилась.
В 1820 году, перейдя в чилийский флот, Ипполит де Бушар служил в Перу под командованием Сан-Мартина. В декабре он просил генерала позволить ему вернуться в Аргентину, однако тот приказал ему задержаться в Лиме еще на четыре месяца.
Тем временем Томас Кохрэйн захватил деньги, хранившиеся на военных кораблях в Перу, решив таким образом вознаградить себя за службу в чилийском флоте. Это настроило против него Сан-Мартина, который велел Бушару быть готовым сразиться с англичанином. Впрочем, до драки дело так и не дошло; в 1822 году Кохрэйн ушел в Вальпараисо.
В дальнейшем Бушар продолжал плавать в перуанских водах на «Санта-Росе», пока этот корабль не был сожжен в Кальяо во время восстания 1824 года. В 1828 году он участвовал в войне против Великой Колумбии, командуя перуанскими кораблями, а после отставки осел на берегу. Правительство Перу выделило ему два имения – Сан-Хавьер и Сан-Хосе-де-Наска – недалеко от Пальпы, где бывший корсар обзавелся сахарной мельницей и вел жизнь плантатора. Вечером 4 января 1837 года он ударил одного из своих черных слуг, вызвав тем самым возмущение других работников. Страсти накалились до предела. Бушар в ярости заорал:
– Что, бунт на корабле?!
Растолкав смутьянов, он бросился искать пистолет и старую абордажную саблю, но было уже поздно. Слуги набросились на него с ножами и убили.
Жена Бушара, Норберта Мерло, с которой он практически не жил после завершения корсарской кругосветки, умерла в Монтевидео 15 марта 1869 года.
О Бушаре не забывают на его второй родине – в Аргентине. В честь знаменитого корсара и морехода названа одна из главных улиц Буэнос-Айреса, а также корабль аргентинских ВМС.http://www.informaxinc.ru/lib/
Tags: пираты
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments