vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Паль Лин фон Маги и мошенники рейха

                                             Итак, хозяин «Аненербе», потомок ведьмы Маргариты, считал себя магом. Даже интереснее — он думал, что обязан взять под своё крыло всех магов рейха! Даже тогда, когда Гитлер разогнал все тайные и полутайные оккультные сообщества, Гиммлер продолжал покровительствовать всем этим брошенным на произвол судьбы магам, предсказателям, гадалкам и прочим работникам оккультных наук. Тут он даже на национальность не смотрел: маги — это что-то вроде интернационального братства. Кого мог, он пристроил в своё детище «Аненербе». Многие благодаря такой заботе сумели выжить. Хотя бы за это спасибо рейхсфюреру Гиммлеру. Бывает и что-то приятное в период беспросветной тьмы.Впрочем, магами обзаводился не один Гиммлер. Личные звездочёты и предсказатели были и у самого фюрера. Но Гитлер был достаточно подозрителен, поэтому близко к себе «многовидящих» не подпускал, а когда те начинали уж слишком к нему подбираться — тут же устранял. Такова, например, судьба «главного мага Гитлера» Яна Хануссена.
Это был странный человек, обладавший даром предвидения. Впервые это его умение открылось в очень юном возрасте, когда Яну было всего три года. В одну из ночей он вдруг проснулся и, не понимая даже, что делает и зачем, побежал к дому аптекаря, где жила его подруга-ровесница. Он быстро её разбудил и буквально вытащил из дома. Спустя несколько минут дом взорвался. Объяснить, что произошло, он никому не мог. Его словно «вели». Родители Хануссена были цирковыми артистами, поэтому сначала он попробовал пойти по их стопам. Он обучился дрессировке животных, выступал со львами. Потом попал на службу в армию, а вернувшись к гражданской жизни, занимался сочинением куплетов для варьете, выступал на сцене и, в конце концов, попробовал ремесло предсказателя. Сначала у него ничего не выходило, поскольку он относился к этому как к фокусу (на чём и строится работа циркового артиста), но однажды, выходя на сцену, он вдруг увидел всё, что делается в головах у сидящих в зале людей. Ему приоткрылся дар. Но потом снова пошла рутинная жизнь, и молодой человек обучился обычным приёмам фокусника, чтобы искать спрятанные зрителями вещи и совершать иные эстрадные чудеса. На этих трюках он и сделал себе имя.
В мае 1930 года группа учёных, интересующихся паранормальными феноменами, решила проверить способности Хануссена. Эксперимент проводил доктор Шрёдер, специалист по изучению всякой аномальщины. На стол перед ним положили восемь конвертов, в каждом из которых находилась записка. В записках были указаны только название какого-то места и дата, ибо подразумевалось, что с каждым из написавших записку человеком, в этом месте и в это время произошло некое знаменательное событие. К огромному удивлению учёных, Хануссен очень точно описал, что происходило с каждым из них в указанное время и в указанном месте. Детали, о которых он рассказывал, не мог знать никто, кроме писавшего записку. Шрёдер признал, что Хануссен обладает необычным и очень сильным даром.
А в Германии всё шло к победе национал-социалистов. Хануссен развлекал в салонах светскую публику и не слишком задумывался о политике. В один прекрасный день берлинские газеты вышли с аршинными заголовками «ВПАВ В ТРАНС, ХАНУССЕН ПРЕДСКАЗЫВАЕТ БУДУЩЕЕ ГИТЛЕРА». Действительно, Хануссен предсказал, что нестабильное положение лидера НСДАП скоро закончится, но на него будет проведено покушение, и если ему удастся благополучно преодолеть этот отрезок жизненного пути, то через год он станет рейхсканцлером Германии и к власти его приведёт Гинденбург. Такое пророчество удивило читателей: все знали, что не существует более непримиримого к НСДАП человека, чем Гинденбург. Когда НСДАП провалила выборы, над Хануссеном не смеялся только ленивый. И чтобы хоть как-то упрочить свои позиции, тот опубликовал другое пророчество, в котором предрекал катастрофу Лео Лобковича на гонках. Его прогноз оправдался — гонщик разбился насмерть. Этим воспользовались национал-социалисты, и с той минуты имя Хануссена было связано с именем фюрера.
Провидец стал «штатным» магом НСДАП. И что очень интересно, именно Хануссен взялся обучать будущего хозяина рейха непростому умению управлять массами, иррациональному влиянию на умы своих слушателей. Фюрер, как показало будущее, оказался очень восприимчивым учеником. Своему наставнику фюрер пообещал, что сразу же, как только придёт к власти, создаст Оккультный институт. В сентябре 1932 года Хануссен опубликовал гороскоп, по которому выходило, что скоро рейхстаг будет разрушен. А в начале следующего года, посмотрев на ладонь Гитлера, он уверенно сказал, что победа его неизбежна. Во время сеанса в феврале 1933 года Хануссен внезапно застыл, произнеся такие слова: «Огонь… Я вижу большой дом, объятый пламенем».
Меньше суток оставалось до пожара в рейхстаге.
Кроме этого предсказания, Хануссен делал прогнозы и на очень отдалённое будущее. О том, сбылись ли они, можем судить только мы, потомки. В 1933 году это будущее казалось недостижимо далёким. Так, он предсказал, что власть фюрера продержится чуть больше десяти лет и в конце он будет покинут своими сподвижниками; что Сталин будет убит в 1953 году; что победа в войне будет выиграна благодаря радиоактивному оружию; что в далёком двухтысячном году люди будут пользоваться электрическими деньгами и воевать, глядя на экран телевизора… Самому Хануссену дожить до этого дня не пришлось. Сразу после поджога рейхстага он был арестован и убит. За что был убит Хануссен, не знает никто. Вполне вероятно, что и по указанию Гитлера. Но, тем не менее, одно данное ему обещание фюрер выполнил: дал указание создать Оккультный институт. Этот институт мы и знаем как «Аненербе».
Гитлеровским магом был и астролог Крафт. Правда, начало его магической работы на фюрера едва не стало и её концом. В 1936 году Крафт построил гороскоп Гитлера и увидел, что тому грозит покушение, которое может закончиться фатально. Решив сделать доброе дело и предупредить фюрера, он послал ему письмо, предупреждая о покушении 7-10 ноября. К сожалению, письмо слишком долго кочевало по разным инстанциям, и, когда его наконец соблаговолили изучить, покушение уже произошло, Гитлер при этом не пострадал, но первая мысль, которая пришла в голову слугам рейха, что Крафт состоял в рядах заговорщиков. Поэтому несчастный астролог был арестован и помещён в тюрьму. Крафту с трудом удалось доказать, что он не виноват, и одно время Гитлер даже пользовался его услугами. Но, когда пошла волна борьбы с астрологией, он одним из первых угодил в тюрьму. Однако даже после ареста именем Крафта активно пользовались в СС. Например, выпущенные фальшивые предсказания Нострадамуса сопровождались комментариями Крафта, и вся идея «переписать» Нострадамуса в пользу Гитлера тоже принадлежала Крафту. Именно он предложил заменить имя Наполеона (так обычно трактовались знаменитые центурии) на имя Гитлера. Крафта то сажали, то выпускали, в общем, держали на коротком поводке, но к его предсказаниям фюрер относился очень внимательно.
С его именем связана и одна совершенно авантюрная английская ловушка, которую разработали в британской разведке. Друг Крафта, эмигрировавший в Англию, астролог де Волль, предложил британцам свои услуги как предсказатель хода войны. Смекалистые англичане решили использовать его в немного ином качестве. Они быстро выяснили, что де Волль не только знает Крафта (которого они справедливо считали астрологическим советником Гитлера), но и относится к той же астрологической школе, что и Крафт. Отлично, сделали вывод британцы, значит, и думают они одинаково — и в этом не ошиблись. Так родилась идея подбросить немцам дезинформацию астрологического толка. Де Волля попросили просчитать ход военных действий так, как если бы Крафт составлял для Гитлера астрологический план военной кампании. Пришлось де Воллю влезать «в шкуру» Крафта. Он чётко расписал, какие предсказания относительно действий Англии могли бы исходить от немецкого астролога. Англичане как раз собирались высаживаться на Балканах. Как только де Волль «устами Крафта» назвал балканскую операцию, её тут же отменили. А для немцев создали нужную утечку информации, и немцы повели себя точно так, как и предполагалось: оголили Африку и перебросили войска на Балканы. Тут-то британцы спокойно и высадились в Сицилии, не встречая сопротивления! Вероятно, за эту «балканскую операцию» Крафт снова попал в тюрьму! А оттуда — в концлагерь Бухенвальд.
Свои маги и астрологи были почти у каждого высокопоставленного чиновника рейха. Гесс, например, доверял Сергею Вронскому, и за короткое время они даже стали чем-то вроде друзей. Может быть, благодаря Вронскому Гесс и решился на свой сумасшедший полёт к смерти. Сергей Вронский приехал в Берлин из Риги в 1933 году. Он мечтал стать студентом и поступил в Берлинский университет, но очень скоро, заметив у него экстраординарные способности к работе с тонкими энергиями, Вронского переводят в радиологический институт, одно из самых престижных учебных заведений рейха. В этом очень странном учебном заведении, позднее ставшем одной из частей «Аненербе», занимались сверхъестественными способностями человека, поэтому отбор в эту интеллектуальную элиту был невероятно жёстким. Обучали его там не только «медицинским» специальностям, но и читали курсы по шаманизму, экстрасенсорике, гипнозу, разным магическим наукам. Среди преподавателей были йоги, ламы, китайские традиционные доктора; студенты много путешествовали, знакомились с обычаями и бытом других, нередко весьма отдалённых народов. Иногда студентам создавали возможность применить свои знания на практике. Так, однажды Вронскому предложили испытать свои способности на двадцати заключённых, причём пообещали, что исцелённые будут сразу же освобождены. Диагноз, который им ставили, — рак. И Вронскому, как он потом рассказывал, удалось излечить шестнадцать человек. Правда это или неправда — вопрос другой. Но то, что Вронский обладал каким-то даром, это известно.
Конечно, человек с такими способностями не мог остаться незамеченным на самом верху рейха. Он очень сблизился с Рудольфом Гессом. Тот практически не принимал никаких решений без консультаций с Вронским. Гесса сильно занимала астрология, а Вронский мог его обучить азам астрологии. Потом Вронский рассказывал: «Он (т. е. Гесс) оказался очень способным в познании этой науки, но ему мешала большая самоуверенность. Общаясь с ним, я начал по-настоящему применять мои способности к гипнозу и внушению. Надо сказать, он хорошо поддавался этому. Сначала я вошёл в круг его друзей и сослуживцев. Когда же меня допустили «ко двору», куда чужих не подпускали на пушечный выстрел, интуиция и мои навыки помогли мне разгадывать корыстные и карьерные игры среди приближённых Гесса, их возникающие союзы и группировки. Я давал ему советы, как с кем вести себя, кого остерегаться, кого приблизить. Он очень прислушивался к этим советам, так как я обычно попадал в точку… К 1941 году мы были близки и полностью откровенны. Рудольф знал о плане «Барбаросса». Мы составили астрологический прогноз, отталкиваясь от точного времени вторжения. Расчёты предвещали полный крах нацистской Германии. Гороскоп перепроверялся не раз. Всё сходилось в точности. Гесс обратился к фюреру с просьбой перенести дату, но Гитлер поднял его на смех. В побеге Гесса нет ничего удивительного. Он подумывал даже бежать в Россию, но звёзды предсказывали ему там немедленную гибель. Английский же вариант обещал жизнь. Так и случилось. Гесс пережил своих товарищей по партии на 50 лет».[1]
У Гиммлера был также его «ручной маг» Вильгельм Вульф, после войны написавший знаменитые воспоминания о рейхсфюрере «Зодиак и Свастика». Когда его взяли, то какое-то время он сидел в тюрьме, но вдруг всё кардинально изменилось: эсэсовцы узнали, что Вульф — знаменитый астролог. Тут же его стали спрашивать по поводу звёзд, и когда другие заключённые занимались тяжёлой работой, Вульф предсказывал своим мучителям их будущее. В тюрьме он просидел четыре месяца и так же неожиданно был отпущен. В марте 1942 года Вульф оказался при «Аненербе», точнее, при его брате-близнеце, Институте военных исследований. Попал он на проект иррадиации молока, которым занимался химик Циммерман; именно благодаря этим исследованиям «Аненербе» мы сегодня и пьём пастеризованное молоко. Конечно, Циммерман собирался его использовать не в качестве рабочей силы, а как обменную монету, которую для продвижения проекта можно подсунуть любителю магического — Гиммлеру. Но институт Вульф регулярно посещал. То-то он был удивлён, увидев, чем занимаются его коллеги по работе! А коллеги обучали курсантов практике восточных единоборств и пытались подготовить из молодых эсэсовских солдат камикадзе по тому типу, каким в огромном количестве располагала армия Японии. В институте от Вульфа требовались астрологические прогнозы, которые он и делал. Как-то с просьбой о составлении гороскопа к нему обратился сам Гиммлер. Он хотел знать всё, что касается будущего его фюрера. Так Вульф и оказался в доме у «чёрного мага». Тут Вульфу пришлось Гиммлера сильно разочаровать, но он правды скрывать не стал: судя по гороскопу, фюреру оставалось радоваться жизни не так уж долго, а вся его затея с восточной войной должна была завершиться крахом. Рейхсфюрер учёл замечания и попытался выстроить план собственного спасения. Ценой спасения должны были стать содержавшиеся в лагерях смерти евреи. Увы, тут Гиммлеру не повезло: он слишком долго колебался, чью сторону занять.
Не все, конечно, маги рейха и его алхимики обладали даром. Некоторые из них — как нередко случается — оказывались шарлатанами и мошенниками. С теми, кто обманывает рейх, поступали по закону, то есть — сажали, а позже и расстреливали. Правда, некоторые из магов и алхимиков были — увы! — жертвами собственных заблуждений.
Если мы поглядим на немецкую алхимию 20 — 40-х годов, то столкнёмся именно с такими фигурами. Первый знаменитый алхимик нашего времени, конечно же, Адольф Мите. Его алхимическая звезда воссияла на тусклом небосводе подвергнутой репарациям Германии летом 1924 года. Газеты, захлёбываясь от восторга, писали: «Германия теперь овладела тайной и сможет откупиться от тяжести репараций; она сможет прокормить и одеть свой народ; золотой ключ откроет неслыханные перспективы». Ещё бы! «Первое золото, изготовленное рукой человека», тут же уйдёт на выплаты союзникам! Очевидно, газетчики представляли вагоны этого митевского золота, которые неспешно едут в страны-победительницы. Воздавая Мите всевозможные хвалы, они сообщали, что немецким химиком (без приставки «ал», чтобы посерьёзнее) получены рецепты для изготовления ни много ни мало как философского камня!
На самом же деле Мите несколько лет работал с окрашиванием минералов. Процесс это трудоёмкий, и проводил его Мите при помощи обычной ртутной лампы. И вот как-то он решил избавиться от налётов, которые образуются на лампе во время длительной работы. Он исследовал состав той чёрной грязи, которую соскрёб со своего рабочего инструмента… и о чудо! Он увидел золотые крупинки! Долгое время и он, и его ассистент недоумевали. Они боялись выговорить то слово, что так само и просилось на язык. Мите, не веря себе, попросил исследовать остатки ртути химиков Габера и Гофмана. Они заполнили лампу чистой, не содержащей примесей золота ртутью, которую специально перегнали в вакууме. Когда снова отогнали ртуть и осмотрели остаток — перед ними был золотой восьмигранник, который не растворялся самой крепкой кислотой! Золото! Открытием заинтересовались и физики, и химики, все наперебой предлагали свои теории, каким образом из ртути могло образоваться… такое… В конце концов Мите снял всю секретность и сообщил, что из 1,52 кг ртути при постоянном горении лампы в течение 107 часов можно получить восемь сотых миллиграмма золота. Это, конечно, не вагоны, везущие союзникам репарации, но всё же золото. Тут и Габер, всё это время проводивший опыты, подтвердил: это золото! Увы, счастье самообмана было недолгим: оказалось, что в очень незначительном количестве золото содержалось и в электродах, и в проводах… Вагоны рассыпались, как мираж.
Впрочем, среди алхимиков были и настоящие мошенники. Если Мите свято верил, что открыл процесс, который позволит возродиться этой славной науке, то Франц Таузенд верил только в то, что слава алхимика приносит доход. Как пишет Хоффман, «Таузенд, подмастерье из Баварии, оставил ремесло жестянщика и опробовал свои возможности в различных других «видах искусства». Следуя музыкальным склонностям, он нашёл лак, который должен был придать скрипкам звучание инструментов старинных итальянских мастеров. Его дикая необразованность в естественных науках приводила к сумасшедшим результатам: он пытался получать морфий из поваренной соли, произвести революцию в переработке стали, рассылал препараты против тли, ящура и язв у животных, а также кровоостанавливающее средство. Эти тайные средства он изготовлял в своей «лаборатории» — амбаре, на принадлежащем ему участке в Оберменцинге близ Мюнхена. Венцом его химических изысканий стала всё же известная книжонка, отпечатанная им самим в 1922 году: «180 элементов, их атомные веса и включение в гармонически-периодическую систему». Бывший жестянщик основательно перекроил классическую систему элементов и создал новую: «Кто использует такое размещение, сразу поймёт, что периодическая система Менделеева оставлена далеко позади». Таузенд расположил элементы по правилам… учения о гармонии и пришёл к солидному числу — 180 элементов. Всего только сто из них предстояло ещё открыть.
Среди них было 12 элементов легче водорода, которые, однако, «трудно получить на нашей планете». Основатель новой периодической системы всё же не отважился назвать один из новых элементов в свою честь — к примеру, таузендиум».
Таково было начало его трудов на нелёгком поприще алхимика. А дальше, дальше в руки предприимчивого алхимика попал наивный партнёр, и чтобы не спугнуть богатого сотоварища, Таузенд тут же нашёл дорогу к генералу Гинденбургу, который в свою очередь нашёл ещё одного поручителя — генерала Людендорфа. У последнего генерала было очень нехорошо с финансами: он издавал газету НСДАП и поэтому значительно поиздержался. Таузенд показался ему посланцем Всевышнего, но на всякий случай Людендорф пригласил эксперта-химика, чтобы тот отследил странные опыты новоявленного мессии. «На его глазах, — рассказывает Хоффман, — Таузенд из расплава свинца, к которому он добавил 3 г оксида железа (скажем просто — ржавчины), всё же получил 0,3 г золота! Итак, показательная алхимическая трансмутация прошла на сцене с успехом, и эксперт с рвением доложил: «Господин генерал, дело верное!» Так родилось на свет печально известное «Общество 164», куда за генералом потянулись и другие именитые желающие. Общество это ничуть не было тайным, будь воля Таузенда, он бы все двери настежь распахнул, только бы поток вкладчиков вливался и вливался, а называлось оно столь странно потому, что в новой периодической гармонической таблице элементов Таузенда под номером 164 значилось золото. Это мошенническое общество продержалось до 1929 года, когда в Германии состоялся, пожалуй, впервые в современной истории «алхимический процесс». Таузенд попал в тюрьму и полтора года провёл в предварительном заключении. В октябре 1929 года на главном монетном дворе Мюнхена состоялся целый алхимический спектакль: в присутствии полицейских, следователя, прокурора и адвоката. Самого алхимика осмотрели со всех сторон и снаружи и изнутри, ему выворачивали веки, заглядывали под язык, раздвигали ягодицы. То есть досмотр прошёл по всем правилам. Но когда началось, собственно, превращение элементов… Таузенду удалось получить из свинца блестящий шарик, который содержал 0,095 г чистого золота и 0,025 г серебра! Представляете, что там началось? Директор монетного двора шарахался от таузендовского золота, как от чёрта, и только повторял, что мечтал бы, чтобы ничего такого глаза его вовек не видели! Адвокат потрясал полученным шариком и требовал немедленно выпустить его подзащитного из-под стражи! Газеты… Впрочем, что могли писать газеты, вы себе представляете; в их глазах мошенник становился едва ли не народным героем! Тем временем Таузенд снова был помещён под стражу, ещё на два года. Слушание его дела началось лишь в 1931 году. Таузенду не удалось стать народным героем и невинно осуждённым. Даже ссылки на то, что его тщательно обыскивали, ничего не дали. Значит, не всё обыскали — был вердикт. Тут-то и вспомнилось вдруг, что была у алхимика с собой перьевая ручка, а перо там сделано из сплава золота с серебром. Где ручка? Пропала. Принесли ручку, аналогичную утраченной, взвесили пёрышко. Что за чудо! Как раз вес того шарика, которым потрясал предприимчивый Таузенд! Так что мошенника осудили. Прокурор просил шесть лет, суд решил, что и трёх лет восьми месяцев будет достаточно.
Дальнейшая судьба его известна плохо. Сидеть ему пришлось уже при национал-социалистах, и, по некоторым сведениям, в камеру ему были доставлены все необходимые компоненты для получения драгоценного металла. За таузендовской трансмутацией с интересом следил Гиммлер. А вдруг что-то и получится?
Впрочем, скоро «золотой» вопрос отпал сам собой. Поток евреев, проходивших через лагеря рейха, оставлял на входе в печи всё наличное золото — в виде колец, цепочек, часов и золотых коронок, которые, конечно, вовремя изымались изо ртов.
А до этого времени институту «Аненербе» приходилось заниматься и алхимиками, и прорицателями, и лозоходцами, которые обещали принести немецкой казне «спрятанное золото древних баронов», и блуждали они с лозой наперевес по развалинам замков, а следом шли учёные, протоколирующие процесс…
Зачем? Да потому что при всём магическом значении «Аненербе» всё же был научным институтом!https://history.wikireading.ru/95426
Tags: магия
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 2
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments