vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Джон Коксон (ок. 1640 – ок. 1698)

                                               Джон Коксон (John Coxon) – один из самых известных английских флибустьеров 70—80 х годов XVII века, промышлявший в Вест-Индии и Тихом океане. Прославился набегами на города Санта-Марта в Венесуэле и Пуэрто-Бельо в Панаме.
Пушки Пуэрто-Бельо. Современный вид
Как и многие флибустьерские капитаны, Коксон происходил из семьи моряков. Предки его проживали в городке Рай, что в Сассексе. Обстоятельства появления Джона Коксона на Ямайке покрыты завесой тайны. Вероятно, он начал посещать Порт-Ройял где-то с середины 1660 х годов и был членом экипажа какого-то флибустьерского судна. В конце указанного десятилетия Коксон находился в числе первых ямайских авантюристов, которые занимались торговлей кампешевым деревом.
Как и многие флибустьерские капитаны, Коксон происходил из семьи моряков. Предки его проживали в городке Рай, что в Сассексе. Обстоятельства появления Джона Коксона на Ямайке покрыты завесой тайны. Вероятно, он начал посещать Порт-Ройял где-то с середины 1660 х годов и был членом экипажа какого-то флибустьерского судна. В конце указанного десятилетия Коксон находился в числе первых ямайских авантюристов, которые занимались торговлей кампешевым деревом.
В 1669—1672 годах Коксон совершил несколько рейсов к берегам Юкатана, где заготавливал ценную древесину.
В 1674 году, узнав, что Франция и Испания вступили в войну друг против друга, Коксон связался с губернатором острова Тортуга Бертраном д’Ожероном и приобрел у него французское каперское свидетельство. С этого момента он начал карьеру вожака флибустьеров.
Джон Коксон был в числе тех английских корсаров, которых сэр Генри Морган после своего возвращения на Ямайку в качестве вице-губернатора (в феврале 1675 года) пригласил приводить свои призы в Порт-Ройял. У Коксона, безусловно, оставались личные интересы на Ямайке: с 1674 года он имел дом в Порт-Ройяле, на Тэмз-стрит. Кроме того, судно, которым он командовал, принадлежало ему лишь частично. Другими владельцами были купец Роджер Пембертон и Роберт Биндлосс, член Совета колонии.
В мае 1676 года Коксон стоял на якоре у южного побережья Эспаньолы в обществе Жана Гасконца, Гренезе, Михела Aндресзоона и еще одного флибустьера, имя которого не установлено. Все вместе они присоединились к маркизу де Ментенону, под руководством которого приняли участие в нескольких экспедициях, в том числе в набеге на Маракайбо и в захвате острова Маргарита (январь 1677 года) и города Нуэва-Валенсия недалеко от Куманы (март 1677 года). После этого Коксон вместе с Лагардом, Шарпом, Сокинсом и несколькими другими командирами атаковал город Санта-Марту в Новой Гранаде. Разграбив его, разбойники вернулись в Порт-Ройял, где без особых помех сбыли награбленное. Во время дележа добычи на каждого участника похода пришлось по 20 фунтов стерлингов.
Под предлогом торговли кампешевым деревом Коксон вернулся в Гондурас летом 1679 года. В сентябре того же года в компании с Шарпом и другими флибустьерами он ограбил там склады и испанское торговое судно, взяв богатую добычу: мешок денег, серебряные слитки, черепашьи панцири, какао, кошениль и 500 ящиков индиго (испанский посол дон Педро Ронкильо доносил Карлу II, что пираты захватили в Гондурасе 1000 ящиков индиго).
В декабре Коксон получил разрешение графа Карлайла идти вместе с капитанами Шарпом, Эссексом, Эллисоном и Мэготтом в Гондурасский залив «за кампешевым деревом». В января 1680 года они собрались в Порт-Моранте, задумав в действительности совершить поход против Пуэрто-Бельо. Выбрав Коксона генералом, пираты в январе отплыли в сторону Картахены.
В феврале 1680 года они напали на Пуэрто-Бельо. Охваченная паникой, большая часть жителей во главе с губернатором бежала, чтобы укрыться в форте Сантьяго-де-ла-Глория. Пираты захватили отставших, затем стали хозяевами всех домов, находившихся вне досягаемости ядер крепости, и ограбили их. «На следующий день, – сообщает очевидец событий, – испанцы численностью около 200 человек предприняли попытку выйти из Глории. Мы встретили их и заставили отступить… Город мы удерживали 2 дня, разграбили все, что смогли, и погрузили лучшую часть нашей добычи на захваченные нами каноэ».
После раздела добычи, взятой в Пуэрто-Бельо, на долю каждого флибустьера пришлось по 100 пиастров.
Свой следующий поход Коксон и его друзья решили предпринять против Панамы. Когда в утром 15 апреля 1680 года 331 пират высадился на Панамском перешейке, их генералом был Питер Харрис. Весь отряд был разделен на 7 команд. Люди капитана Шарпа шли впереди под красным флагом с белыми и зелеными полосами; следом шагали флибустьеры Ричарда Сокинса под красным флагом с желтыми полосами; отряд Питера Харриса состоял из экипажей двух кораблей, и каждый из них нес свой флаг – зеленого цвета, но с разными изображениями. Пятый и шестой отряды под командованием Коксона имели красные флаги, а арьергард под командованием Кука нес красный флаг с желтой полосой и с изображением руки и меча.
Первые дни похода прошли спокойно. Однако утром 20 апреля, в то время, когда пираты готовились к продолжению марша вдоль р. Санта-Мария, между Коксоном и Харрисом вспыхнула ссора. Причины ее неизвестны. Разругавшись с Харрисом, Коксон выстрелил из ружья в сторону своего противника, но промахнулся. Тот приготовился к тому, чтобы ответить, когда их товарищ Шарп вмешался и разнял их.
Утром 25 апреля флибустьеры напали на городок Санта-Марию. Испанцы потеряли 26 человек убитыми и 16 ранеными. Кроме того, уже после окончания сражения индейцы истребили еще около 50 испанцев, и они продолжили бы бойню, если бы не вмешательство пиратов, которым удалось спасти от истребления около 260 испанцев. Добыча, взятая в Санта-Марии, оказалась мизерной. Разочарованный результатами похода, капитан Коксон сообщил о своем намерение вернуться на карибское побережье. Чтобы удержать Коксона, Харрис и Сокинс предложили ему стать главнокомандующим. Он дал свое согласие в пятницу 26 апреля.
Затем пираты оставили руины Санта-Марии и двинулись по р. Бока-Чика к Тихому океану. 29 апреля Коксон вышел в море. 30 го он отправился на остров Плантайнес, где флибустьеры захватили испанскую барку; на нее пересели капитаны Шарп и Кук с приблизительно 130 людьми. 1 мая, во второй половине дня, лодки под командованием Коксона, Харриса и Сокинса, а также барка Шарпа погнались за другим испанским судном: эта вторая барка была взята Харрисом, который пересел на нее с 30 людьми. Отделившись от Шарпа в ходе преследования, Коксон приказал другим капитанам идти к острову Чепильо, где было назначено рандеву.
Утром 2 мая на пути к Чепильо Коксон, Харрис и Сокинс наткнулись на испанскую баркалону. На этот раз Коксон был первым, кто ее настиг. Произошел обмен выстрелами: один из людей Коксона был убит, а двое других ранены.
Во второй половине дня все лодки и барка Харриса прибыли к Чепильо, где пираты захватили около 15 негров и мулатов. Опасаясь, что сбежавшая баркалона может поднять в Панаме тревогу, Коксон решил отправиться туда до рассвета. Но когда флибустьеры прибыли к порту Панамы, их ожидала неприятная неожиданность. Предупрежденный о намерении флибустьеров, президент Панамы дон Антонио Меркадо приказал вооружить 5 судов и 3 небольших военных корабля; они уже стояли на якоре у острова Перико, когда Коксон и его люди появились там утром 3 мая. Заметив пиратов, 3 судна подняли якоря и бросились прямо на них. Ими руководил «адмирал Южного моря» дон Хасинто де Бараона, командовавший галеоном «Сантиссима Тринидад» с 86 басками; у капитана Франсиско де Перальты был второй корабль с экипажем из 77 свободных негров; третий корабль с 65 мулатами и метисами находился под командованием Диего де Карвахаля. Коксон мог противопоставить им 5 лодок, которыми командовали он сам и капитаны Харрис, Сокинс и Спрингер, располагавшие лишь 36 людьми, а также наименьшую из своих 2 пирог, в которой разместились 32 человека.
Бой оказался кровавым. Люди Сокинса, паля из мушкетов, заставили отступить судно Карвахаля. Тем временем Коксон и другие захватили адмиральский корабль, убив две трети его экипажа, включая самого Бараону и его кормчего. Флибустьеры понесли не менее тяжелые потери; капитан Харрис был ранен в обе ноги. Забрав его и других раненых, Коксон сел на адмиральский корабль, затем послал 2 лодки помочь Сокинсу в его сражении против третьего испанского корабля, которым командовал Перальта. Сокинс трижды пытался взять его на абордаж и добился успеха лишь после того, как на испанском судне взорвались бочки с порохом. Из 68 флибустьеров, участвовавших в этом сражении, погибло 18 человек и 22 были ранены. Развивая успех, пираты приблизились к острову Перико и без боя овладели стоявшими там 5 судами. Флибустьеры оставили себе 3 судна, предав огню два других; сожжены были и 2 захваченных ранее вооруженных корабля.
5 мая капитан Харрис умер от большой потери крови. Когда все пиратские лодки и суда собрались у острова Перико, состоялся общий совет братства. Некоторые разбойники стали открыто обвинять генерала в том, что ему не хватило мужества во время боя против испанцев. Обидевшись, Коксон убедил примерно 60 человек сопровождать его на обратном пути к Антильским островам. К концу мая они прибыли к Бока-Чике, где бросили свой корабль; затем пересекли Панамский перешеек и вышли на карибское побережье.
На испанском призе Коксон отправился на Ямайку, но у мыса Негрил наткнулся на корабль «Хантер», который как раз вез губернатора Карлайла в Англию. Узнав, что это тот самый пират, ордер на арест которого он выдал незадолго до своего отплытия, Карлайл приказал капитану «Хантера» преследовать разбойника. Все же Коксону удалось уйти в открытое море.
Тем временем сэр Генри Морган, исполнявший обязанности губернатора Ямайки, продлил ордер своего предшественника на арест Коксона. Он приказал опубликовать прокламацию, запрещавшую всем жителям Ямайки общаться с людьми вне закона.
Оказавшись отрезанным от Ямайки, Коксон не мог вернуться туда в течение двух лет. До конца 1680 года он крейсировал у берегов Панамского перешейка, потом поднялся по р. Дарьен, чтобы ограбить небольшие испанские поселения. Вероятно, на обратном пути он присоединился к другим пиратам, которые договорились о встрече на островах Сан-Блас. Коксон взял тогда под свое командование 10 пушечный корабль с экипажем из 100 человек. В компании с ним находились его соотечественники, а также французские капитаны и голландский пират Янки. На общем собрании флибустьеры решили совершить поход против Картаго – главного города провинции Коста-Рика, но осуществить этот проект не удалось.
До конца года крейсировал во Флоридском проливе и между Багамскими островами. Он, видимо, зашел на остров Нью-Провиденс, где губернатор Роберт Кларк выдал ему каперское поручение против испанцев. Имея это поручение, Коксон объединился с капитаном Лауренсом де Граффом и 3 другими английскими и французскими пиратами. В конце 1681 и в начале 1682 года они находились в водах Флориды и ограбили там 7 испанских судов.
24 мая 1682 года из Англии в Порт-Ройял прибыл сэр Томас Линч, вторично назначенный губернатором Ямайки. Несколькими днями позже, получив заверение губернатора, что против него не будет возбуждено уголовное дело, Коксон привел свое судно в Порт-Ройял.
Вскоре, получив из Лондона приказы, запрещающие английским подданным добывать кампешевое дерево на испанской территории, Линч поручил Коксону и 2 другим капитанам вернуть на Ямайку тех, кто занимался этим промыслом в Гондурасе. По пути в Гондурасский залив в октябре 1682 года Коксон столкнулся с мятежом своих людей, которые составили заговор, чтобы захватить судно и вернуться на пиратскую стезю. Он оказал им отчаянное сопротивление, собственноручно убив одного или двух мятежников и выбросив десяток других за борт. В Порт-Ройял он пришел в начале ноября с 3 бунтовщиками, закованными в цепи. Эти люди были признаны виновными в мятеже, и один из них был повешен по приказу губернатора Линча.
Довольный поведением Коксона, Линч выдал ему второй мандат. Вначале экс-флибустьер должен был провести на Кубу испанское судно с партией рабов. Затем ему надлежало устроить облаву на пиратов, нарушавших торговлю колонии с испанцами, особенно на судно «Ла Тромпёз»; им командовал тогда Гренезе – старый компаньон Коксона. Кроме того, Линч поручил Коксону убедить голландца Янки присоединиться к англичанам, чтобы вместе попытаться захватить «Ла Тромпёз». В конце декабря, выполняя первую часть своей миссии, Коксон покинул Порт-Ройял и пошел к берегам Кубы. Увы, ему не удалось привлечь на свою сторону Янки. Не сумев отыскать «Ла Тромпёз», он повернул обратно.
Линч сначала был доволен поведением Коксона, но уже к концу года разочаровался в нем. В ноябре губернатор сообщал в Лондон, что Коксон вертелся в районе Картахены как явный пират. Военный корабль «Руби» должен был задержать его. В феврале 1684 года, вернувшись из Картахены, командир «Руби» доложил Линчу, что у берегов Картахены он встретил только Янки и несколько других флибустьеров, имевших французскую каперскую лицензию. Куда же пропал Коксон? Он продолжал пиратствовать у берегов Центральной Америки, в марте присоединился в Гондурасском заливе к Янки и ограбил испанские склады в Гондурасе и на Юкатане. В ходе этих рейдов Коксону и Янки помогал капитан Шарп. В июле его видели на Золотом острове в архипелаге Сан-Блас.
В конце 1684 года он, по всей видимости, вернулся в Гондурасский залив, где снабжал английских лесорубов на Юкатане провизией, нападал на испанские суда и индейские деревни. Не исключено, что он участвовал в захвате Кампече в составе флотилии Граммона летом 1685 года.
В январе 1686 года он вновь объявился в Порт-Ройяле и сдался Хендеру Моулзвёрту, преемнику Линча. Губернатор обвинил его в пиратстве. Судебный процесс должен был состояться в Спаниш-Тауне, а не в Порт-Ройяле, где у Коксона было немало сочувствующих среди судей. Однако Коксон умудрился сбежать из тюрьмы и выйти в море. Взяв курс на Гондурасский залив, он, по всей видимости, присоединился там к флотилии Граммона. Из-за этого побега его жилище на Tэмз-стрит в Порт-Ройяле было конфисковано и в феврале 1686 года продано.
В конце 1687 года Коксон пробовал связаться с губернатором Ямайки при посредничестве некоторых влиятельных друзей, однако Моулзвёрт остался глух к его желанию вернуться на Ямайку.
Прибытие на Ямайку герцога Альбемарля в качестве нового губернатора пошло на пользу Коксону. В сентябре 1688 года старый пират смог вернуться в Порт-Ройял и сдаться властям. Альбемарль, действуя формально, отослал Коксона к Стивену Линчу, агенту сэра Роберта Холмса, который был уполномочен вести все дела, связанные с пиратами в колонии. В конечном счете Коксон получил прощение за свои прошлые грехи. Некоторые члены его команды, продолжавшие пиратствовать на его шлюпе «Дорадо», позже были захвачены на острове Ваш по приказу сьёра де Кюсси.
Тотчас по возвращении в Порт-Ройял (1689) Коксон связался с контрабандистами, торговавшими с испанскими колониями; эта деятельность могла принести ему большой доход. Но трудно избавиться от старых привычек. В конце 1689 года Коксон вооружил шлюп, чтобы торговать на нем с индейцами москито в Гондурасе, а затем принялся грабить испанские поселения.
В тот год Англия в союзе с Испанией и другими странами вступила в войну против Франции. Такой опытный моряк и искатель приключений, как Коксон, мог быть полезным в этой войне. В апреле 1691 года он оказался в составе флотилии, вооруженной в Порт-Ройяле для набега на Пти-Гоав. Когда в мае эта экспедиция провалилась, Коксон и два других офицера отправились в Леоган, чтобы быть заложниками в ходе начавшихся переговоров. Оттуда он вернулся вместе с ямайской флотилией в Порт-Ройял.
После указанного эпизода след Коксона окончательно теряется. Согласно некоторым данным, он поселился на острове Роатан в Гондурасском заливе, где и окончил свой бренный путь.
Tags: пираты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments