vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

ПРЕЛЕСТЬ МОРДОБОЯ

Оригинал взят у sergofan_prok в ПРЕЛЕСТЬ МОРДОБОЯ
Первая из моих жён была большой затейницей по части семейных скандалов. При наступлении мало-мальски конфликтной ситуации она устраивала красочные истерики с визгом и обмороками, при этом клялась незамедлительно покончить с собой самыми разнообразными способами – от пошлого отравления до гибели в пучине вод. Удивительно, но она жива до сих пор. Правда, уже в отсутствие меня. Дай ей Бог долгих лет жизни: ведь это именно она впервые показала мне, как скандалить нельзя.



Другая моя жена была не менее забавной. Флегматичная и даже ленивая по натуре, она не относилась к породе скандалисток, так что зачастую ей проще было согласиться с моим мнением, чем доказывать собственную правоту. Но уж если ссоры касались вопросов принципиальных – в квартире надолго повисала гробовая тишина. Как СССР и США в годы холодной войны, мы, поругавшись, переставали разговаривать друг с другом, причём периоды великой немоты могли затянуться порой даже на месяцы. Всё это не мешало семейному быту развиваться в скорбном молчании своим чередом до тех пор, пока у кого-нибудь первого не сдавали нервы. Он открывал рот и выдавливал любое попавшееся на язык слово (да хоть «фуфайка»), что было равнозначно признанию своего морального поражения в ссоре. Конфликт благополучно рассасывался. И всё бы ничего, но с течением времени такие паузы становились длиннее и длиннее, пока не пришло осознание банальной истины: мы молчим потому, что уже больше и сказать-то друг другу нечего, а наилучшим решением проблемы было бы просто разбежаться в разные стороны.

Два приведённых выше примера – это крайние полюса, между которыми лежит широченный диапазон способов, которыми можно пользоваться во внутрисемейных конфликтах. Вот только имеет ли это смысл? Поговорки «Милые бранятся – только тешатся» и «Бьёт – значит, любит» придумали явные маньяки, всякие там садомазохисты, которым спокойно никак не живётся на свете. С подобной философией недолго и до каннибализма докатиться.

Семейная свара – далеко не лучший способ выяснения отношений, поскольку она базируется на эмоциях и аргументах типа «сам дурак». В таком конфликте стороны и не пытаются установить истину или найти выход из ситуации: просто одному необходимо подмять другого под себя. Кроме того, для натур холерических громкий скандал – это отличный способ отполировать кровушку и поднять в ней уровень адреналина. Правда, такие игры безобидны до поры до времени. Скандал – как наркотик: в какой-то момент наступает привыкание, и, чтобы получить качественную дозу кайфа, надо превысить порог чувствительности. Если же степень драйва не рассчитать – можно нар¬ваться на кулак оппонента и горько сожалеть потом о своей запальчивости.

Единственная, пожалуй, положительная сторона скандала в том, что он представляет собой своеобразный момент истины. Если хорошенько раскочегарить супротивную сторону, можно услышать о себе множество нового и интересного, в том числе – и чистую правду. Только доведя супругу до белого каления имеешь шанс заполучить признание в том, что она тихо ненавидит тебя последние три года либо наставляет тебе рога с лучшим твоим врагом. Но ты уверен, что тебе хочется это знать? Услышишь вот такое – и сиди потом, чеши затылок в рассуждении: что же делать-то с полученной информацией?

Наилучшая стратегия в скандалах – выдерживать холодно вежливый тон и не поддаваться эмоциям. Сколько раз я сам видел, как женщина, нарываясь на полнейший пофигизм партнёра в отношении предмета ссоры, приходила в недоумение, а потом просто начинала рыдать от собственного бессилия. Таким поведением, брат, ты сохранишь своё душевное равновесие и не дашь втянуть себя в конфликт. Хотя попробуй тут не дай, когда твоя половина, отлично зная географию уязвимых мест твоей психики, точно и дозированно заливает тебе сала под шкуру. Женщины по части медленных моральных убийств – вообще доки: этому они практикуются на своих подругах ещё со школьных лет.

Причины, побуждающие ввязаться в ссору, совершенно различны для каждого из полов. Женщины, которые подсознательно ощущают собственное физическое и социальное несовершенство (а иначе для чего бы им было выдумывать феминизм?), видят в скандале прежде всего средство одержать верх над самцом, пусть даже на короткое время, и навязать ему свою линию поведения. Ворчливых мужиков на свете немного, а вот сварливыми жёнами, методично проедающими плешь мужьям, переполнены анекдоты, рекламные ролики и эстрадные миниатюры. Как правило, в ссоре мужчина представляет собой лениво обороняющуюся сторону, поскольку и так убеждён в собственном превосходстве, либо молча признаёт свою вину. А уж если семейную заварушку затевает мужик – так это от стремления навести порядок в мире. Он может внутренне долго возмущаться несовершенством окружающей жизни, молчать и недовольно сопеть, но когда критическая масса полезет через край – настоящий мужик стукнет кулаком по столу и такое скажет! Или залезет в фейс своей супружнице, не прибегая к лишним словопрениям.

Сразу оговорюсь: я осуждаю так называемых кухонных боксёров, которые ухитряются устраивать ринги на наших крохотных кухнях. Конечно, существуют психанутые мужья, которые отрываются на ближних своих только потому, что их на работе отлаял шеф, или в троллейбусе им на ногу наступили. Там они промолчали, а приходят домой и начинают распускать остатки перьев перед своей половиной и раздавать ей зуботычины. Таковых козлов мы обсуждать просто не будем, тем более что в Уголовном кодексе для них давно отведено подобающее место. Но кто, положа руку на сердце, точно проведёт грань между мужским сволочизмом и законным возмущением оскорблённого самца? Таких маркшейдеров наши вузы не готовят, чем женщины и пользуются: сначала затевают скандалы, провоцируют супругов на асимметричные ответные шаги, а потом сами же пишут на мужей заявления в милицию или создают мужеубежища для дамочек, подвергшихся семейному насилию.

Я нисколько не порицаю тех, кто по уважительной причине поднимает руку – не на женщину! – на бабу (у нас всё-таки равноправие – правда ведь, феминистки?), да и сам почту за святую обязанность – поставить на место зарвавшуюся самку парой оплеух. Мусульмане – так те вообще пользуются в подобных случаях изысканным диалектическим принципом: «Когда бьёшь свою жену – не объясняй, за что. Она сама знает».

Все женщины знают ругательное слово «домострой» и пользуются им, как щитом, в семейных ссорах, а того не знают, что на самом деле «Домострой» – умнейший памятник русской словесности – детально расписывал права и обязанности супругов, в том числе и регулировал поведение сторон во всякого рода спорах. Само собой разумеется, женщине вообще не разрешалось разевать рот на своего мужа. Удивляет другое: «Домострой» был написан в шестнадцатом веке, а насколько добрейшей души люди жили уже в те времена: «За любую вину ни по уху, ни по глазам не бить, ни под дых кулаком, ни пинком, ни палкой не колотить, ничем железным или деревянным не бить». Это сказано о том, каким образом мужу запрещается потчевать жену за проступки. Ну вообще ничего нельзя! Как единственно позволительный физический метод вразумления, «Домострой» предлагает наказание плетью, которое «и вразумительно, и больно, и страшно».

Да и то – постегать супругу дозволяется не потому, что её муж попросту встал утром не с той ноги. Чтобы муж взял в руку плеть, его зарвавшейся половине надо вести себя ну в высшей степени неприлично: «Если жена по мужнину научению и наставлению не живёт и всего, как положено, не исполняет, и сама порядку не знает – тогда должен муж жену свою наказывать и вразумлять наедине страхом, а, наказав, и пожалеть, и приласкать, и с любовью наставить; и всё – по рассуждению, при том мужу на жену не гневаться, а жене – на мужа». Улавливаете императив? Не понимает она человеческого языка – накажи за дело, но после обязательно пожалей – ведь это же твоя родная жена, половинка твоя!

«Как это, нас, нежных и удивительных, плетью – да по розовым попкам?!» – прочитав мои слова, закричат женщины и кинутся долбить меня дамскими сумочками по загривку, что лишний раз указывает, насколько бесповоротно изменилось всё в мире. «О, времена! О, нравы!» – вопил по поводу римских беспорядков Гораций. Послушал бы я, сколько ещё всяческих «О!» смог бы сказать он, попав в наше время. А монах Сильвестр, автор «Домостроя», так тот вообще с горя обстригся бы наголо и подался в бомжи. Вон, в Америке сегодня не только что плетью, по попе женщину поощряюще хлопнуть не моги – затаскает потом тебя по судам. Да и у нас ситуация не лучше. А всё потому, что мало кто из наших мужиков вообще способен поступить по-мужски, по-домостроевски. Как Маугли, выкормленный волчьей стаей, мог только бегать на четвереньках и рычать, нынешние мужчины, с роддома до женитьбы взращённые в окружении женского пола, перенимают его характер, привычки и образ действий, становятся слизняками, стыдливо именуя свою слабость гуманизмом.

Конечно, по большому счёту, применение физической силы – проявление слабости. Если ты не сумел убедить половину в своей правоте на словах, грош тебе цена. Вон, страны садятся за стол переговоров, а люди, когда-то объединившиеся на почве взаимной любви, сделать этого не могут. Просто не слышат друг друга. А виной всему – гипертрофированная гордость каждого, самомнение. И феминизм, само собой. В некоторых деспотических азиатских странах прелюбодеев наказывали тем, что привязывали друг к другу и оставляли так надолго. Жара, мошкара и запах испарений от плотно прижатых тел доводили былых пылких любовников до такого состояния, когда любой из них готов был от ненависти впиться зубами в горло товарищу по несчастью. В память о любви, изошедшей в ссорах на нет, я бы тоже на часок связывал скандалящих супругов в общий штабель, но с иной целью: чтобы у них было время остыть и пообщаться шёпотом в положении «глаза в глаза». Крёстный отец Дон Корлеоне тем именно и прославился в своих специфических кругах, что в совершенстве владел наукой договариваться с людьми. Потому не валяйте дурака: не дуйтесь, не размахивайте кулаками и тяжёлыми предметами, не вопите, как оглашённые, – на вас смотрят и у вас учатся ваши дети. Просто возьмитесь за руки, сядьте рядышком и выясняйте отношения уравновешенно, по-деловому, с уважением к партнёру или хотя бы в память о той любви, которая свела вас вместе некогда.

И уж самое последнее дело, скажу я вам, – прибегать к акту половому в качестве акта примирения. Конечно, поначалу это даже некую пикантность придаёт отношениям, когда, чтобы заключить мирный договор, продираешься к интиму сквозь ожесточённое сопротивление и слёзы. Но человеческий организм очень быстро вырабатывает стереотипы поведения, и где гарантия, что у вас вообще что-либо будет получаться в постели до тех пор, пока вы не перебьёте с десяток тарелок или от души не похлещете друг друга по мордасам?

СЕРГОФАН ПРОКУДИН
Tags: психология
Subscribe
promo vitkvv2017 september 8, 07:00 36
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments