vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Виртуальные полисы «Экьюити фандинг»

                         В 1972 году страховая компания «Экьюити фандинг корпорейшн» – чудо Уолл-стрита – была признана авторитетным журналом «Форчун» самой быстроразвивающейся финансовой корпорацией Америки. А уже через год прогремела сенсация: 64 тысячи фальшивых полисов на сумму 2 миллиарда долларов, поддельных облигаций на 25 миллионов долларов и 100 миллионов исчезнувших активов. Таков печальный итог деятельности страховой компании. Махинации в «Экьюити» продолжалось десять лет на глазах аудиторов, независимых регуляторов, журналистов и аналитиков Уолл-стрита.
Основатель компании Стенли Голдблюм родился в бедной семье, учился в колледже, работал клерком в конторе мясокомбината. Наконец, устроился в страховое агентство, где занимался в основном страхованием жизни. Его сослуживец ирландец Гордон Мак-Кормик был горазд на всякого рода придумки, особенно после того, как пропустит рюмочку-другую виски. Однажды он рассказал Голдблюму о новой схеме страхования жизни, простой и гениальной.
Клиент покупает акции во взаимном фонде и выбирает программу страхования своей жизни. Затем берет ссуду под залог этих акций и выплачивает из нее ежегодную страховую премию. Через десять лет клиент погашает ссуду вместе с набежавшими процентами, продав либо свой страховой полис, либо акции взаимного фонда. Все деньги, что удастся получить за счет удорожания акций и страхового полиса, составят дополнительный доход страхователя. По замыслу Мак-Кормика, взаимным фондом, страховыми полисами и выдачей ссуд должна была заниматься одна и та же компания.
Голдблюм ухватился за эту идею и бросился воплощать ее в жизнь. Он развернул бурную деятельность и уже через две недели собрал необходимую сумму для открытия страховой компании нового типа. Ее назвали «Экьюити фандинг корпорейшн». В состав учредителей вошли четыре человека, но уже в 1961 году у руля «Экьюити» остались двое: президент компании Стенли Голдблюм и председатель правления Майкл Риордан.
Новая схема страхования – инвестфонд плюс полис – клиентам понравилась. Но вот парадокс: доходы «Экьюити» росли, а прибыли не было. Более того: каждый год компания заканчивала с убытками! При этом ее штат разрастался, Голдблюм и Риордан себя не обижали. Таким образом «Экьюити» жила в долг и тратила деньги, которые должны поступить только завтра.
Полис «Экьюити фандинг»
Махинациями в «Экьюити» начали активно заниматься в 1965 году, когда акции компания уже продавались на Нью-Йоркской фондовой бирже. Майкл Голдблюм, ознакомившись с проектом очередного финансового отчета, пришел в негодование: показатели оказались хуже некуда. Надо было что-то предпринять. Он вызвал к себе главного бухгалтера и потребовал «улучшить» отчет, иными словами, увеличить доходы и снизить расходы.
Квартальный отчет «Экьюити» произвел сенсацию на рынке. Показатели роста страховой компании впечатляли. Курс акций «Экьюити» заметно повысился. За месяц капитализация фирмы Голдблюма практически удвоилась. Но и бухгалтерские хитрости больших денег не принесли.
В январе 1969 года Майкл Риордан трагически погиб в селевом потоке, смывшем его роскошный особняк в Брентвуде, элитном пригороде Лос-Анджелеса. Голдблюм взял бразды правления в свои руки. Он назначил Фреда Левина исполнительным вице-президентом, ответственным за операции по страхованию жизни. Левин имел скверный характер, но только он мог придумать столь хитроумную аферу. Ее суть в следующем: «Экьюити» продает страховые полисы виртуальным, то есть существующим только на бумаге, клиентам, а затем перепродает эти полисы перестраховочной компании, получая по 80 центов с каждого доллара премии. В последующие годы «Экьюити» выплачивает перестраховщику полагающиеся ему 90 центов с каждого доллара за счет оформления новых поддельных полисов либо оформления страхового случая – «смерти» виртуального клиента. В отличие от махинаций с бухгалтерской отчетностью схема Левина могла принести целое состояние.
Прежде всего следовало решить чисто технические проблемы. Одно дело создать файл для нескольких застрахованных лиц, совсем другое – обработать десятки тысяч фиктивных полисов! В то время компьютерный учет еще не был так распространен, как сейчас. В ноябре 1970 года специалист «Экьюити» написал компьютерную программу для автоматического создания фиктивных страховых полисов на сумму 430 млн долларов в год и 5,5 млн долларов премии. Впоследствии была разработана программа для «ликвидации» виртуальных клиентов, то есть фабрикации свидетельств смерти страхователей.
Наибольшую опасность для мошенников представляли аудиторы. Для борьбы с ними в «Экьюити» было создано особое подразделение – «Бригада Мейпл драйв» (по названию улицы, где базировалась группа).
Сотрудники этого подразделения вели постоянную слежку за аудиторами. В офисах «Экьюити», где работали инспекторы, устанавливались подслушивающие устройства. В домах самых ретивых проверяющих проводились тайные обыски. Цель была одна: узнать номера страховых полисов, выбранных для проверки. Поскольку аудиторы физически не могли проверить всю страховую документацию, общей практикой был случайный отбор полисов. Аудиторы не встречались с клиентами, а довольствовались лишь информацией, содержащейся в компьютерной базе «Экьюити». «Бригада Мейпл драйв» узнавала номера полисов, а затем ночью создавала нужную документацию. Происходило это примерно так.
Днем члены «бригады» распивали шампанское, травили анекдоты, флиртовали с сотрудницами других отделов. С наступлением сумерек игры заканчивались: «бригада» с энтузиазмом бралась за работу: сочинялись биографии виртуальных клиентов, заполнялись фиктивные медицинские карты: рост, вес, группа крови, перенесенные болезни, характер проводимых форм досуга и т. п. Виртуальные клиенты иногда «умирали», причем по самым разным причинам – в автокатастрофах, от сердечных приступов, а некая женщина «скончалась» от… рака матки. Все данные заносились в компьютер. «Совершенно очевидно, что подобную работу могли выполнять только истинные профессионалы, по-настоящему влюбленные в свое дело», – с гордостью говорил на суде Голдблюм.
Иногда аудиторы называли номера полисов в последний момент. В таких случаях работники «Экьюити» сокрушенно разводили руками: «По техническим причинам эти файлы временно недоступны», а ночью «Бригада Мейпл драйв» спешно создавала нужные файлы.
Большинство аудиторов любят порассуждать о своей независимости. Дело «Экьюити» еще раз доказало, что подобные заявления далеки от истины. Один из проверяющих получил 300 акций «Экьюити», причем оформил их на имя жены, а через два года выгодно продал эти акции. Другой финансовый инспектор соблазнился беспроцентной ссудой в несколько тысяч долларов. Третий получил премию 150 тыс. долларов благодаря щедрости «Экьюити», перечислившей на счет его кругленькую сумму. Продажные аудиторы закрывали глаза на нарушения в «Экьюити», от честных старались избавиться под любым предлогом.
За три года деятельности Левина активы компании достигли полумиллиарда долларов против 9 млн долларов на момент выхода «Экьюити» на биржу. Средний годовой доход вырос в 40 раз и составил 26 млн долларов. Биржевые аналитики признавали акции «Экьюити» самой привлекательной инвестицией.
Голдблюм, обогатившийся на 30 млн долларов, занимал пост председателя комитета по этике лос-анджелесского отделения Национальной ассоциации биржевых дилеров. Члены комитета вспоминали, что Голдблюм отличался особой нетерпимостью к махинаторам. Фред Левин также сколотил себе состояние, он был завсегдатаем голливудских вечеринок.
Когда в аферу посвящено слишком много людей, всегда найдутся обиженные судьбой. В случае с «Экьюити» обделенным ощутил себя сотрудник Рональд Сикрист, недовольный размером рождественской премии. 7 марта 1973 года он встретился с биржевым аналитиком Рэймондом Дирксом и рассказал ему о махинациях в «Экьюити». Сикрист утверждал, что менеджеры компании связаны с мафией и рядовые сотрудники фирмы вынуждены молчать под страхом смерти. При этом он не советовал аналитику обращаться в регулирующие органы и в Комиссию по ценным бумагам и биржам. Несколько сотрудников пытались жаловаться в различные инстанции, но над ними там просто посмеялись, а руководство «Экьюити» потом избавилось от них.
Сикрист предложил Дирксу сообщить о мошенничестве своим клиентам, институциональным инвесторам. Они начнут избавляться от ценных бумаг «Экьюити», что приведет к обвальному падению курса акций. Комиссия по ценным бумагам и биржам будет вынуждена провести тщательное расследование деятельности страховой компании и обязательно разоблачит мошенничество.
Биржевой аналитик Диркс решил проверить слова Сикриста и побеседовал с уволенными работниками «Экьюити», а также аудиторами компании – бывшими и настоящими. 12 марта 1973 года он рассказал об афере Уильяму Бланделлу, шефу лос-анджелесского бюро журнала «Уолл-стрит джорнэл». Диркс надеялся, что публикация в таком авторитетном финансово-экономическом издании поможет вывести «Экьюити» на чистую воду. Однако Бланделл не решился опубликовать материал, не располагая неопровержимыми доказательствами. К тому же он сомневался, что проверяющие органы могли пропустить столь грубые финансовые нарушения. Однако на всякий случай Бланделл попросил Диркса держать его в курсе событий.
Несмотря на появившуюся информацию о том, что дела в «Экьюити» обстоят не лучшим образом, акции страховой компании продолжали высоко котироваться на бирже. Диркс решил обратиться в Комиссию по ценным бумагам и биржам. И надо же такому случиться, что именно в этот день, 27 марта 1973 года, произошло резкое падение курса акций «Экьюити» – с 26 до 15 долларов, торговля ими были приостановлена. Началось расследование. При первой же проверке всплыли вопиющие нарушения в страховой компании. Более половины полисов «Экьюити» оказались фиктивными.
В результате аферы пострадали не только акционеры, но и перестраховщики. За одну неделю общая капитализация Нью-Йоркской фондовой биржи сократилась на 15 миллиардов долларов.
Бланделл, основываясь на сведениях Диркса, опубликовал в «Уолл-стрит джорнэл» обширный материал о самой громкой афере в истории США. Через три дня руководство «Экьюити фандинг корпорейшн» подало заявление о банкротстве. Бланделл был номинирован на Пулитцеровскую премию за проявленное мужество при раскрытии мошенничества.
В начале ноября 1973 года федеральное Большое жюри признало виновными в мошенничестве 22 человека. В заключительном слове Левин сказал: «Настанет день, когда весь этот кошмар закончится, и я обещаю: мое поведение будет соответствовать самым высоким этическим нормам, что позволит мне частично искупить свою вину перед обществом». Голдблюм, получивший восемь лет тюрьмы, отсидел половину срока, а Левин – два с половиной года.
Правдоискатель Диркс был обвинен Комиссией по ценным бумагам и биржам в распространении инсайдерской информации для личного обогащения. Аналитик признался, что сообщил о подозрениях Сикриста своим институциональным инвесторам. Многие из его клиентов успели избавиться от ценных бумаг «Экьюити»; те же, кто проявил нерасторопность, или же не был посвящен в тайну, потеряли все. Только через десять лет Верховный суд США оправдал Диркса, признав, что полученные сведения он не использовал в корыстных целях.http://www.informaxinc.ru/lib/
Tags: афера
Subscribe
promo vitkvv2017 сентябрь 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments