vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Карточные игры

                              Существует предание, что карточные игры были изобретены во Франции для забавы слабоумного французского короля Карла VI (1380–1422), которого прозвали Безумным. Следовательно, карты, «по месту рождения», являлись древнейшей придворной игрой. Однако фактически карты появились много раньше, по крайней мере, известно, что в 1132 г. в Китае они уже были в повсеместном употреблении.В Европе игральные карты появились не ранее эпохи крестовых походов. Первое документальное известие об игральных картах относится к 1379 г. Многочисленные варианты карточных игр были не только видом досуга, но и способом наживы. Поэтому карточные игры периодически, в разное время и в разных странах, запрещались. Однако эти меры, как правило, успеха не имели, поскольку никакие запреты не могли противостоять азарту и стремлению к наживе. Не избежали увлечения карточными играми и монархи. Особенно широкий размах азартные игры приобрели во Франции в период правления «Короля-Солнце» Людовика XIV.
В России игральные карты появились в XVII в., вероятно, через Малороссию, где казаки иногда коротали за ними время в лагерях. В допетровской Руси игра в карты жестоко каралась. В Уложении Алексея Михайловича 1649 г. предписывалось с игроками поступать, «как писано о татех», то есть бить кнутом и рубить им руки и пальцы. При Петре I руки и пальцы уже не рубили. Указом 1696 г. велено было обыскивать всех заподозренных в желании играть в карты, «и у кого карты вынут, бить кнутом». В 1717 г. игра в карты каралась только денежным штрафом. При Анне Иоанновне в 1733 г. для профессиональных картежников предусматривалось наказание тюрьмой или батогами (последние – для «подлых людей»). В конце царствования Елизаветы Петровны (в 1761 г.) было введено различие между запрещенными азартными и дозволенными коммерческими играми: «Позволяется употреблять игры в знатных дворянских домах; только ж не на большие, но на самые малые суммы денег, не для выигрыша, но единственно для препровождения времени»315. Петр III заменил батоги и тюрьму денежным штрафом, причем штрафом наказывались только те игроки, которые играли на большие деньги или в долг.
Как мы видим, «картежные» законодательные нормы постоянно смягчались – от узаконенного членовредительства до денежных штрафов, налагаемых только на профессиональных шулеров. Эта тенденция достаточно очевидна. Во-первых, карты превратились в общепринятую форму досуга для широкого круга людей. Во-вторых, грань, отделявшая азартные игры от досуговых, всегда была достаточно зыбкой. В-третьих, при императорском дворе тоже играли, и играли по-крупному. Особенно крупно играли при дворе Екатерины II. Ее многочисленные фавориты ставили огромные суммы, и это была самая настоящая коммерческая игра. Один из «отставных» фаворитов Екатерины II – С. Г. Зорич, развлекаясь в своем Шкловском имении, практиковал карточную игру по-крупному, и к нему охотно съезжались знатные партнеры. Недаром А. С. Пушкин в «Пиковой даме» упоминает о Зориче как о знаменитом игроке. В Государственном Эрмитаже по сей день хранятся различные драгоценные фишки, которые использовались во время карточной игры.
Тем не менее и при Екатерине II издавались указы, связанные с картами. Например, сенатским указом были признаны азартными запрещенными играми «банк», «фаро», «квинтич», а коммерческими – «ломбер», «кадрилия», «пикет», «контра», «панфил». В конце XIX в. к азартным играм были отнесены «штос», «баккара», «виктория» и «макао» со всеми видоизменениями.
При этом в конце XVIII – начале XIX в. карточная игра «макао» была широко распространена при российском императорском дворе. Екатерина II во время дворцовых праздников и вечеринок предпочитала играть именно в «вист» и «макао». Кавалеры ее партии несколько раз чередовались316. При этом она периодически меняла партнеров, беседуя с ними на те или иные темы. Как правило, при дворе в карты играли «на интерес». Это могли быть специальные золотые фишки или неграненые алмазы, иногда бриллианты и золотые червонцы. Перед игроками ставились ящички с камнями, либо счет робберам велся на червонцы – тогда рядом с императрицей находился камер-паж с запасом империалов и червонцев для уплаты проигрыша императрицы317. Играть с царственной особой в азартные игры было не только почетно, но и выгодно, поскольку монархи не всегда стремились к выигрышу. Их подчас солидные проигрыши были своеобразной формой материальной помощи тем или иным вельможам.
В карты играли все российские монархи, но «запойных» любителей азартных игр среди них не было. Так, Николай I, будучи еще великим князем и великосветским человеком, конечно, в карты играл. И, конечно, на деньги. Но при этом игроком он не был. В январе 1825 г., возвращаясь из Пруссии, великий князь Николай Павлович проиграл своим спутникам: графу Модену – 485 рублей ассигнациями, генералу Корсакову – 30 рублей и полковнику Турно – 17 рублей. Всего 532 рубля ассигнациями318.
Играл Николай I и будучи императором, хотя карточный азарт, видимо, был ему совершенно чужд. Судя по записям в его бухгалтерских книгах, он регулярно проигрывал. В ноябре 1835 г. он пять раз сидел за карточным столом (4 ноября (105 рублей), 9-го (45 рублей), 10-го (85 рублей), 22-го (65 рублей) и 24 ноября (90 рублей)), проиграв 395 рублей ассигнациями319. В декабре он проиграл еще 605 рублей320.
Свои карточные проигрыши Николай I оплачивал из гардеробной суммы. По свидетельству того же М. Корфа, «проигрыш его рассылался по принадлежности на другой день, при напечатанных по однообразной форме записках министра императорского двора князя Волконского»321. Видимо, Николай I не получал особенного удовольствия ни от карточной игры, ни от своих проигрышей, и в последующие годы он полностью исключил эту статью расходов из своих гардеробных сумм.
Жена Николая I – императрица Александра Федоровна из всех карточных игр предпочитала «макао». Об этой игре она упоминала в своем альбоме322. Во время «балов с мужиками» в Зимнем дворце она, показывая себя подданным, играла с министрами именно в эту игру.
В николаевскую эпоху карты использовали и для благотворительных лотерей. Эти лотереи, как правило, разыгрывались на приватных балах в Аничковом дворце, куда приглашали только своих. Для проведения лотереи из Английского магазина доставлялись различные заранее отобранные вещи. Они размещались на столах. Николай I садился за небольшой стол, на котором лежала колода карт, а под каждой вещью вместо номера также размещалась игральная карта. Гости «покупали» карты у царя, а затем он сам раздавал купленные вещи. Достаточно часто на этих лотереях разыгрывались действительно ценные предметы. Так, на одной из лотерей был продан портрет В. А. Жуковского, написанный К. Брюлловым323.
При Александре II традиция приватных карточных игр была продолжена. Один из мемуаристов, описывая весенний вечер 1863 г. в Большом Екатерининском дворце Царского Села, упоминал, что когда в Китайской комнате императрицы Марии Александровны для фрейлин читалось «Дворянское гнездо» Тургенева, Александр II садился за карточный стол «с обычными своими партнерами»324.
Карточная игра как часть досуга при российском императорском дворе нашла отражение даже в изобразительном искусстве. Например, в коллекции Государственного Эрмитажа, в так называемом «Охотничьем альбоме» Александра II хранится уникальная колода из 52 карт. Карты стандартного размера (90 х 55 мм) являются 52 акварелями, на которых придворный художник Михай Зичи запечатлел различные сценки на тему придворной охоты. Причем сюжеты были взяты из реальных событий охотничьего сезона 1860 г.
Александр II, как уже говорилось выше, был страстным охотником. Ежегодно зимой, с одной и той же компанией в 15–20 человек, император отправлялся в охотничье хозяйство «Большое Лисино», находившееся в тридцати верстах от Павловска. Из Петербурга выезжали вечером на поезде, затем пересаживались на сани и на место прибывали уже глубокой ночью. Рано утром, после легкого завтрака, охотники отправлялись в лес. Там они становились «на номера». Как правило, охота была серьезной – на медведя. Охота – дело непредсказуемое, даже если она тщательно организована. И на ней бывали и комические, и трагические случаи. Сюжетом для 52 карточных акварелей стали именно комические случаи. При этом художник ни разу не изобразил Александра II. Зато все его спутники, включая великих князей, запечатлены с добродушным юмором.
Как правило, в карты начинали играть в поезде, чтобы скоротать время. И, конечно, играли на деньги. По-иному играть считалось неприличным, о чем сохранились мемуарные свидетельства. Один из егерей вспоминал: «Была назначена охота на медведя, довольно далеко от Петербурга, по Николаевской железной дороге. На станции, где должен был выйти государь, я дожидался прибытия его. Поезд плавно подъехал; обер-кондуктор подбежал к двери вагона, ухватился за ручку, но дверь не отворяется. Проходят две-три минуты ожидания. Оказалось, что его величество играл в карты, и делали расчет. Дверь открылась, и я вижу стол с зеленым сукном и около стола – обер-егермейстера барона Ливена с мелком в руках, проверяющего счет. Государь, проходя мимо стола к выходной двери, обернулся к барону и сказал: «Что же ты еще считаешь?» – «Да что, государь, кажется, меня обсчитали». Государь улыбнулся и, сказав – «не может быть», вышел на платформу»325. Судя по акварелям, в карты играли и после охоты.
Играли вечерами в карты и при дворе цесаревича Александра Александровича в Аничковом дворце: «Собирались тогда за круглым чайным столом, а потом рассаживались играть в карты. Цесаревич – со своими обычными партнерами, остальные садились за стол цесаревны, до 12 обязательно играли в игру под названием loup»326.
Во второй половине XIX в. в карты на неграненые алмазы уже не играли. Играли на деньги. Иногда случались забавные истории. Так, граф С. Д. Шереметев, не самый серьезный игрок, когда приходило время расплачиваться за проигранную партию, «вынимал бумажки, которые словно нарочно оказывались до того засаленными, что цесаревич приходил в комическое негодование». Надо заметить, что это было мелким, но, тем не менее, нарушением сложившейся практики при карточных «императорских партиях». И когда Шереметев «вытащил полуразорванную в бумажной рамке» купюру, «явление небывалое за царской партией и при дворе», цесаревич отобрал ее у графа и лично сжег на свечке327. Играла в карты и Мария Федоровна. Мемуаристы упоминают, что она «не прочь была даже азартных игр», при этом «государь этому вовсе не сочувствовал»328.
Николай II предпочитал домино и бильярд, но императрица Александра Федоровна в карты играла охотно. Мемуаристка упоминала, что «императрица была большой любительницей «альмы», но ей свойственна была маленькая, но простительная слабость: она не любила проигрывать»329.
Следует еще раз подчеркнуть, что «запойных» игроков в императорской семье не было. Игроки имелись, однако зависимые – нет. В карты «на интерес» играли, конечно же, ради легкого адреналина. Однако за границей российские великие князья немало денег оставляли в казино Монте-Карло. Там игра шла подчас по-крупному, а казино, как известно, в проигрыше не бывают. Поэтому и на великих князьях периодически повисали весьма крупные карточные долги.
Tags: о прошлом
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 6
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments