vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Categories:

ВЕНГРИЯ. ГОД 1956

                        (Как Советская Армия подавила венгерское восстание)
Многие специалисты исходят из того, что восстание венгерского народа в 1956 году было началом кризиса Мировой системы социализма, который в течение нескольких десятилетий перерос в её крах. События того времени показали, что власть в странах Восточной Европы держится исключительно на советских штыках. События в Венгрии нельзя рассматривать изолированно от всего того, что происходило в других странах т. н. «народной демократии». И в Германской Демократической Республике, в Польше, Румынии, Болгарии происходили явления подобного рода. Но в Венгрии они проявились наиболее ярко, показав, что навязать советскую модель развития этим народам просто невозможно.
Недальновидная политика советского правительства, по сути дела, свела на нет победы, одержанные Россией в годы Второй мировой войны. В странах, которые Красная Армия освободила от нацистов, её стали рассматривать как армию оккупационную, а судебные процессы, проведённые в начале 50-х годов
прошлого столетия над многими руководителями этих стран, свидетельствовали о том, что все, происходившее в СССР в 30-х – 40-х годах, один к одному повторяется вновь у народов Восточной Европы. В конечном итоге произошёл развал Мировой системы социализма, а бывшие союзники СССР Варшавскому Договору предпочли НАТО и союз с западными демократиями. Так что же происходило в 1956 году в Венгрии?
ВЕНГЕРСКИЙ НАРОД ОТВЕРГАЕТ СОВЕТСКУЮ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ
После разгрома нацистов на территориях стран Восточной Европы у власти там были поставлены коммунисты, которые, копируя опыт СССР, начали строить социалистическое общество. Это отнюдь не означает, что в этих странах не существовали другие партии. Они были. Но политика, проводимая новым руководством этих стран, была такой, что эти партии, в конце концов, сливались с компартиями или вынуждены были становиться её сателлитами. Сущность подобной политики Сталин сформулировал в беседе с руководителями СЕПГ (Германия) В. Пиком, О. Гротеволем, В. Ульбрихтом 18 декабря 1948 года. Вот выдержка из стенограммы этой беседы: «Тов. Сталин рассказывает, что в Венгрии существует партия мелких сельских хозяев, которая недавно имела большинство в венгерском парламенте и продолжает оставаться ещё и теперь довольно сильной партией. Коммунисты в Венгрии ввели в эту партию своих людей, которые приняли программу партии мелких сельских хозяев, что было уловкой. Сейчас коммунисты разложили совсем эту партию. Нынешний премьер-министр Венгрии – это скрытый коммунист, который давно был заслан в партию мелких сельских хозяев Венгрии. Мы и сами не знали, что венгры и поляки применили такие приемы и удивились этому». Здесь вождь явно лукавил. Знал он, знал обо всем. Ведь опыт этот был коминтерновским, большевистским. И сполна его применяли во всех странах народной демократии. Но хороших результатов подобная политика не принесла. К середине 50-х годов экономическая ситуация в Венгрии стала ухудшаться в результате ускоренной индустриализации, а крестьяне были возмущены идеей кооперации на селе. Именно в это время (1954 год) послом в Венгрию был назначен Ю.В. Андропов, который сыграл важнейшую роль в происходивших в этой стране событиях. При этом нельзя забывать тот факт, что послы СССР в социалистических странах и командующие группами войск в них были своего рода наместниками и именно они были непосредственными проводниками политики советского руководства на местах. Следует отметить, что венгры были недовольны тем, что после ХХ съезда КПСС у них не произошло хотя бы такого же очищения, как в Советском Союзе, требовали смены руководства, в первую очередь единовластного хозяина страны Матьяша Ракоши, и реабилитации всех репрессированных. Сам Ракоши был ярым сталинистом, а кровавую чистку ему помогли устроить советские сотрудники госбезопасности, командированные для этого в Венгрию. Подобное происходило, впрочем, и в других странах. Естественно, Андропов был сторонником Ракоши и не считал возможным восстановление ранее репрессированного Яноша Кадара в Политбюро, считая, что это будет уступкой «правым и демагогическим элементам». Но события стали постепенно выходить из-под его контроля. 9 июля 1956 года он имел беседу с одним из руководителей Венгерской партии трудящихся (ВПТ) Э. Гере, который сообщил, что ситуация в партии довольно сложная. Многие коммунисты, рабочие, крестьяне выступают против ЦК партии, развернули открытую борьбу против него и рассматривают его деятельность, как «направленную против развертывания демократии, против решений ХХ съезда КПСС». Естественно, подобную позицию он рассматривал как «попытку реставрации капитализма в стране». «Все это, – заметил Гере,- было бы не особенно опасным, если бы имелось должное единство в ВПТ. К сожалению, такого единства нет, и это крайне сказывается в такие острые моменты, как теперь, когда нужно организовать решительную борьбу против враждебных элементов и оппозиции». Естественно, в Москве подобной ситуацией были встревожены, и в Венгрию был командирован А. И. Микоян, который провел 13 июля совещание с Политбюро ЦК ВПТ в связи с планом мероприятий по нормализации обстановки в партии, включая отставку М. Ракоши. Микоян сообщил в Москву, что печать и радио вышли в Венгрии из-под контроля ЦК, а оппозиционные настроения охватывают все больше и больше членов партии. «С каждым днём расширяется влияние враждебного, оппозиционного настроения при поддержке западной враждебной пропаганды по радио и агентуры, проживающей в Венгрии…, – сообщал он в Президиум ЦК КПСС. – Правые элементы в составе партии, в особенности ориентирующиеся на Имре Надя, и плюс несколько сотен партийных активистов, ранее репрессированных, а теперь вышедших из тюрем…не могут терпеть у власти Ракоши и его сподвижников, виновных в их несчастной судьбе».
Итак, Ракоши был вынужден пойти на беспрецедентный шаг – выпустить из тюрем оставшихся в живых репрессированных в конце 40-х – начале 50-х годов партийных и государственных деятелей. В отличие от Микояна, даже Ракоши начал понимать, что к прежним методам руководства возврата быть не может. На вопрос советского представителя, почему он не применяет репрессий и арестов в отношении главарей враждебных элементов, Ракоши сделал замечание, «что положение так осложнилось и напряжение настолько усилилось, что аресты не помогут: арестуем одних, – появятся другие, арестуем других – появятся третьи, и не будет этому конца». Поэтому Микоян и пришёл к выводу, что Ракоши должен быть сменен, без такой перестановки положение не нормализовать. «Венгерские товарищи, – отмечал он, – согласились с моим замечанием, что уход тов. Ракоши от руководства поможет созданию действительного единства в составе ЦК и облегчит борьбу с оппозиционными и враждебными элементами. Успех может обеспечить одновременное проведение в жизнь мероприятий следующего порядка: первое: уход Ракоши, на которого направлены все удары оппозиции и которого считают ответственным за нарушения законности больше, чем Фаркаша (венгерский Ежов! В. Л.); второе: включение в состав руководства новой группы работников, ОСОБЕННО ВЕНГЕРСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ; третье: одновременный удар по главарям враждебных элементов и разгром их центров, развернуть наступательную борьбу на идеологическом фронте….восстановить партийную дисциплину…как это сделал у нас Ленин на Х съезде партии после того, как до съезда имел место фактический раскол в ЦК». Итак, Микоян из рамок советского опыта выйти не сумел. Между тем многие политические деятели ему говорили о том, что коллективизацию сельского хозяйства нужно отложить лет на десять как минимум. Говорили ему и том, что нужно дать возможность закону стоимости проявлять себя в экономике без ограничения, допустив конкуренцию. Требовали строить экономику не по советскому образцу, а по югославскому, как более демократичному. «Наконец, – сообщал он далее, – вопрос о демократизации: многие скатываются, особенно под влиянием западной пропаганды, на рельсы формальной буржуазной демократии».
И, тем не менее, Ракоши вынужден был уйти в отставку. Забегая вперед, сообщим, что дожил он на территории СССР до глубокой старости. В Венгрии появляться он боялся. На политическую арену вышли ранее репрессированный Янош Кадар, Имре Надь и ряд других политических деятелей. Микоян приводит в своем сообщении в Москву некоторые выводы, вернувшегося из небытия Кадара: «К сожалению, – отмечал он, – теперь народные массы вышли из-под нашего влияния, престиж партии в рабочем классе сильно упал, особенно из-за прошлых ошибок… сильные АНТИСЕМИТСКИЕ и антисоветские чувства овладели массами рабочих и остального населения». На Политбюро ВПТ условились провести следующие мероприятия.
Политбюро решило удовлетворить просьбу Ракоши об отставке с поста первого секретаря ЦК и члена Политбюро ЦК.
Подготовить предложение о пополнении состава ЦК молодыми кадрами ВЕНГЕРСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ.
Подготовить и в ближайшие дни осуществить практический план нанесения ударов антипартийным, враждебным группировкам, разгром образовавшихся центров их деятельности.
Намечено проведение и ряда других мероприятий. На этом пока остановимся. И вот для чего. В тексте я специально выделил моменты о необходимости назначения на руководящие посты лиц венгерской национальности и о сильных антисемитских настроениях среди населения страны. При этом следует напомнить, что незадолго до этого в ряде стран народной демократии были проведены политические процессы над руководителями партий и государств, многие из которых были еврейского происхождения (Рудольф Сланский, А. Лондон, О. Шлинг, А, Паукер и др.). Естественно, их обвиняли в сионизме, хотя они до мозга костей были ярыми пролетарскими интернационалистами. Следовательно, еврейский фактор, как это было в СССР, и в Венгрии сыграл свою роль.
НЕМНОГО О ЕВРЕЙСКИХ ПРОБЛЕМАХ ВЕНГЕРСКИХ СОБЫТИЙ
В конце 40-х – начале 50 годов в странах народной демократии, как и в СССР резко обострился еврейский вопрос. Тому были веские причины. Но вот на них, при оценке событий того времени, почему-то не обращают внимания. Исключение составляет работа британского исследователя Криса Цвиича «Похищение Центральной Европы глазами очевидцев и пострадавших». Цвиич один из первых показал, что разгром нацистской Германии, естественно, спас евреев от тотального истребления. Но в то же время не принес им полной свободы и равноправия. Самое поразительное состоит в том, отмечается в упомянутой работе, что коммунисты принесли с собой новую волну антисемитизма. Когда немногие уцелевшие в нацистских лагерях евреи вернулись на родину, то она их встретила более чем прохладно. Они обнаружили, что их дома и иная собственность присвоены соседями, и никто не торопится возвращать присвоенное. «Сталинский антисемитизм, – отмечает цитируемый автор, – свалился евреям, как снег на голову. Деятельная мысль и предприимчивость евреев, некогда сообщавшая такое оживление Центральной Европе, встретили непреодолимую преграду в лице сталинской цензуры и других ограничительных мер. В Венгрии было не лучше, чем в Чехословакии. Сочинитель «Мрачного воскресенья» Режа Сёреш (видный венгерский композитор еврейского происхождения В. Л.) уцелел в годы войны и вернулся в Будапешт, но жизнь за железным занавесом была такова, что этот певец не выдержал – и сам наложил на себя руки… выяснилось, что выступать ему нельзя, мало того, все его песни запрещены новой властью как пессимистические. Строителям коммунизма нужна была бодрая и жизнерадостная музыка. Вот тут-то он и покончил с собой, выпрыгнув из окна пятого этажа. Для еврейских музыкантов, художников и писателей сталинизм оказался немногим лучше нацизма. Их не уничтожали физически – их душили нравственно». Далее Цвиич отмечает, что в послевоенной Центральной Европе были два нежелательных народа, жившие тут веками: евреи и немцы. Немцы изгонялись прямо. Евреи изгонялись косвенно – как элемент чуждый новому режиму. Самая уязвимая человеческая среда, интеллигенция, стала первой жертвой этой катастрофы. «Но солью интеллигенции в этом котле народов были в ту пору евреи – на них-то, – утверждает Цвиич, – и пришёлся главный удар».
Ко всему этому следует добавить, что в силу изложенных причин, среди нового руководства стран народной демократии евреев было более чем достаточно, в том числе и в Венгрии. Сам Матьяш Ракоши был еврейского происхождения. Ещё ряд руководителей страны были такими же. И хотя с еврейским народом, кроме факта своего рождения, они ничего общего не имели, мало того, они-то себя и евреями не хотели считать, тем не менее, среди населения Венгрии из-за этих «нееврейских евреев» чрезвычайно возросли антисемитские настроения. Тем более что была ещё жива жуткая память о Бела Куне, первого главы правительства Венгерской Советской Республики в 1919 году, тоже выходца из еврейской среды. В СССР он был расстрелян в конце 30-х годов. Естественно, что ещё при Сталине в странах народной демократии началась «чистка» партийного и государственного аппарата от «еврейского элемента». Многие руководители еврейского происхождения были расстреляны, боле низкого ранга просто изгнаны с занимаемых должностей. Удивительным являлся тот факт, что Ракоши, старый коминтерновец остался на своем посту. Сталин его почему-то очень любил. И вряд ли стоило удивляться тому, что решения ХХ съезда КПСС он упорно не хотел выполнять. Вот это и послужило причиной принятия решения о выдвижении на должности молодых кадров «венгерской национальности» и усиления антисемитизма в Венгрии.
МАТЬЯШ РАКОШИ
Ракоши был одним из руководителей Коминтерна. В 1924 году он нелегально пробрался в Венгрию для организации партийной работы. Но был арестован. В заключении провёл 16 лет. В СССР был даже образован комитет за освобождение Ракоши. В 1940 году его и его товарищей обменяли на венгерские знамена, захваченные Россией в Первую мировую войну. Так он оказался на свободе. В 1944 году – вновь в Венгрии, которой руководил до 1956 года. Был он весьма образованным человеком, родился в состоятельной еврейской семье. Изъяснялся на семи языках, не прибегая к переводчикам. Будучи даже такой яркой личностью, Ракоши не нашёл в себе силы вырваться за пределы жестко насаждаемой Москвой линии, выйти на простор проведения самостоятельной политики Венгрии с учётом её особенностей и интересов. Он был бессилен перед общим потоком, в который попали практически все европейские социалистические страны, да и не только европейские. Несмотря на свою проницательность, Ракоши до последних дней так и не понял суть и причины событий, происшедших в Венгрии осенью 1956 года. Так же, как и руководители других партий, Ракоши сообщал в Москву о настроениях отдельных лидеров с обвинениями в «национализме», «недооценке роли СССР», «связях с Тито» и т. п. вещах. Так, к примеру, сообщает Г. П. Мурашко в работе «Дело Сланского», что в сентябре 1948 года от Ракоши на имя Сталина поступила информация, в которой сообщалось, что Словацкая компартия разложилась на фракции по вине Г. Гусака, Клементиса, Новомесского и других руководителей. Ракоши обвинял их в национализме, антисемитизме и антивенгерских настроениях. И вообще прослеживалось стремление Ракоши вмешиваться в дела компартий этого региона. Тут давало себя знать «коминтерновское» прошлое венгерского вождя. При этом Ракоши не сидел сложа руки. По официальным данным в Венгрии с 1949 по 1953 год было репрессировано в судебном порядке несколько сот человек, расстреляно двенадцать, в том числе известный политический деятель Ласло Райк. Сам Ракоши уцелел. Это во многом объясняется тем, что он числился в любимчиках Сталина и вождь прощал ему больше, чем руководителям других стран и партий. Но в 1956 году терпение венгерского народа лопнуло. Н. Крючков, который работал тогда у Андропова в советском посольстве, сообщает, что в июне 1956 года Ракоши по настоятельному совету Москвы взял шестимесячный отпуск и выехал на лечение в СССР. Больше в Венгрию он не вернулся. Его судьбу решали без его присутствия. Многие события в Чехословакии в начале 50-х годов прошлого столетия произошли с подачи Ракоши, в том числе трагедия его соплеменника Рудольфа Сланского.
ОБСТАНОВКА СТАНОВИТЬСЯ ВСЕ БОЛЕЕ СЛОЖНОЙ
Между тем обстановка в Венгрии становилась все более сложной. 14 октября 1956 года Юрий Андропов сообщал Политбюро ЦК КПСС, что имел беседу с членом ЦК ВПТ Вашем Золтаном, который посетил посольство СССР по своей инициативе. Ваш Золтан, по словам Юрия Андропова, считает, что «советские товарищи неправильно оценивают обстановку в Венгрии, не видят надвигающейся национальной катастрофы». По словам Ваша, партийные организации требуют ухода из руководства партии всех соратников Ракоши по руководству партии – Ковача, Салаи, Вега, Мекиша, Батаи, введения в руководство более авторитетных людей. Для того чтобы избежать прихода Надя к власти, нужно было ещё полгода тому назад внести коренные изменения в экономическую политику партии, а именно:
А) Приостановить на ближайшие 2-3 года развитие промышленности, обратив высвободившиеся средства на повышение уровня жизни народа.
Б) Приостановить на ближайшие 3 – 5 лет кооперирование сельского хозяйства, а наиболее слабые кооперативы распустить. При этом Ваш Золтан назвал неправильным совет тов. Хрущёва относительно методов кооперирования венгерских крестьян, кооперирование, по его словам, должно происходить на основе полной добровольности, как это делается в Югославии.
В) Провести дополнительные мероприятия по снижению цен на такие продукты питания, как жиры, мясо и так далее. Поскольку эти мероприятия не были проведены, заявил Ваш Золтан Андропову, приход Надя на пост главы партии или государства лишь дело времени. Надь был кандидатурой явно неугодной для советского руководства. «Надь не является антисоветски настроенным человеком, – сказал Ваш, – но он хочет строить социализм по-своему, «по-венгерски, а не по-советски». В этом нет ничего плохого, ибо тот факт, что за 11 послевоенных лет Венгрия «по существу стала одной из республик Советского Союза», не является положительным. В Югославии «экономический механизм является гораздо более гибким и удобным, чем в ССССР». Как отмечает Леонид Млечин в работе «Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы», реформаторские идеи Имре Надя – это была целая концепция переустройства экономики, и венгры хотели претворения этой концепции в жизнь. В Венгрии сформировалась широкая политическая оппозиция, которая видела, что и югославы иначе строят свою политику и экономику, что и поляки начинают решать внутренние проблемы без указки Москвы. Приход к власти Имре Надя стал делом ближайшего времени.
ИМРЕ НАДЬ. КТО ОН?
Опять обратимся к названной работе Леонида Млечина, который сумел собрать воедино всё известное об этом политическом деятеле. Имре Надь был фигурой неординарной. В 1916 году во время Первой мировой войны он попал в русский плен, стал большевиком. После гражданской войны был направлен в Венгрию на подпольную работу. В 1930 возвратился в Москву, где прожил 15 лет, работал в Международном аграрном институте Коминтерна и в Центральном статистическом управлении СССР. После 1945 года был министром, возглавил венгерское правительство, потом, как «правого уклониста» его сняли со всех постов и исключили из партии. Посол СССР в Венгрии Андропов твердо поддерживал Ракоши и подозрительно наблюдал за возвращением в большую политику ранее репрессированного Яноша Кадара, считая его восстановление в политбюро «серьезной уступкой правым и демагогическим элементам». В шифровках советского посольства затем стало часто возникать имя Имре Надя. Создавалось впечатление, что все боятся его возвращения в политику. «Посольство словно парализовано страхом, – пишет Л. Млечин, – перед возвращением Надя. Только потом становится ясно, что он самый популярный в стране политик и люди хотят видеть его у власти». Забегая немного вперед, отметим, что в 1989 году Председатель КГБ В. А. Крючков передал из архивов своего ведомства Горбачеву пачку документов, из которых следовало, что Имре Надь в предвоенные годы был осведомителем НКВД. Он был завербован в 1933 году и сообщал органам о деятельности соотечественников – венгров, которые нашли убежище в СССР. Это спасло самого Надя от тюрьмы. Он просидел в кутузке всего четыре дня. За него вступился 4-й (Особый) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД и будущего премьер-министра Венгрии освободили. Крючков, не забудем это, именно во время венгерской смуты работал у Андропова в посольстве в Будапеште и, видно, всей душой ненавидел Имре Надя, нарушил святое правило спецслужб, – разгласил имя тайного сотрудника. Крючков не смог удержаться, чтобы не показать венграм: вот он каков ваш национальный герой! Венгерские историки возмутились и заявили, что это фальшивки. Но скорее всего, это были все-таки подлинные документы. Всех сотрудников Коминтерна заставляли сообщать сведения о своих земляках и врагах. Долгом чести каждого работника Коминтерна было сотрудничество со спецслужбами первого в мире социалистического государства. Думаю, что и на Матьяша Ракоши, если хорошо порыться, в архивах, можно найти и не такое! Но вернемся в 1956 год. В октябре Имре Надя восстановили в партии, а затем он приходит к власти.
ВОССТАНИЕ НУЖНО ПОДАВИТЬ
События стали приобретать для советской стороны нежелательный характер. Посол Андропов продолжал считать, что причины всех проблем – нерешительность венгерского политбюро, его беспринципные уступки. Посольство ставило на тех, кого народ не поддерживал. Даже коммунисты говорили, что хотят строить венгерский, а не советский социализм. Студенческая демонстрация 23 октября 1956 года, превратилась в массовые выступления против власти. В ней приняли участие 100 тысяч человек. Посол Андропов напрямую обратился к командиру Особого корпуса советских войск в Венгрии с призывом вступить в Будапешт. Тот ответил, что ему нужен приказ из Москвы. Начальник Генштаба маршал В. Д. Соколовский приказ отдал. Думали, что произойдет как в Берлине в июне 1953 года, когда советские танки моментально подавили сопротивление немецких рабочих в ГДР. Но венгры оказали ожесточённое сопротивление. Советские войска не смогли успокоить город. Венгерские в эти события не вмешивались. Расстрел безоружных демонстрантов, стрельба из танковых орудий и пулеметов по домам усилили антисоветские настроения. По требованию народа главой правительства становится Имре Надь. Он потребовал вывести из Будапешта советские войска. Для советского руководства это было уж слишком. К такому они тогда не привыкли. После консультаций с руководителями других соцстран, было принято решение войска вводить. Основной аргумент, который при этом выдвигался, был следующий: вывод советских войск приведет неизбежно к приходу американских войск. И ещё Хрущёв в беседах и на заседаниях Президиума ЦК неоднократно подчеркивал, что при Сталине подобного быть не могло, следовательно, и нынешнему руководству этого допускать нельзя. Замечание весьма примечательное. Оно свидетельствовало о том, что советское руководство, несмотря на критику культа личности, не собиралось выходить из рамок сталинской внешней политики. К 20 октября Венгерская партия трудящихся практически перестала существовать. 24 октября 1956 года Жуков доложил о мерах по «оказанию помощи Правительству ВНР в связи с возникшими в стране беспорядками». По решению министра обороны были подняты по боевой тревоге Особый корпус советских войск в Венгрии, стрелковый корпус Прикарпатского военного округа, механизированная дивизия, дислоцировавшаяся в Румынии вблизи румынско-венгерской границы, танков и САУ – 1130, орудий и миномётов – 615, зенитных орудий – 185, бронетранспортёров – 380, автомашин – 3930. По данным Л. Млечина, армия вторжения насчитывала 60 тысяч человек. Одновременно были приведены в боевую готовность две авиационные дивизии – 159 истребителей и 122 бомбардировщика. 1 ноября Имре Надь денонсировал Варшавский Договор и провозгласил нейтралитет Венгрии. Но дни его были сочтены. Советское руководство приняло решение создать Временное революционное правительство во главе с Кадаром. В это время Кадар и Мюнних уже бежали в Москву. По этому же решению переименовали ВПТ в Венгерскую Рабочую социалистическую партию. 3 ноября 1956 года на заседании Президиума ЦК КПСС с участием Кадара и Мюнниха был подготовлен список нового венгерского правительства. Вместе с Кадаром в Будапешт должны были вылететь Маленков, Микоян, Брежнев. Конев к тому времени руководил действиями советских войск. В 6 часов 15 минут 4 ноября советские войска приступили к проведению операции по наведению порядка и восстановлению народно-демократической власти в Венгрии. Основные гарнизоны венгерской армии удалось блокировать. Но некоторые части вступили в бой. Потери в ходе боев были значительными. По докладу Жукова с 24 октября по 6 ноября советские войска потеряли убитыми 377 человек, ранеными – 881 человек, в том числе офицеров: убито 37 и ранено 74. По данным Л. Млечина потери советских войск в Венгрии составили 640 убитыми и 1251 ранеными. Общие потери венгров – 2652 убитыми и 19 226 ранеными. По данным Министерства обороны СССР было разоружено около 35 тысяч венгров. У власти был поставлен Кадар «Правительство Кадара, – отмечает Л. Млечин, – расстреляло демонстрацию шахтёров, запретило деятельность рабочих советов, а их руководителей арестовало, распустило союзы писателей и журналистов. Были учреждены военно-полевые суды, которые наделялись правом ускоренного вынесения смертных приговоров. Кадар, не находя поддержки в стране и под влиянием советских товарищей, становился всё жестче, что несказанно радовало Москву». Свергнутый Имре Надь и оставшиеся верными ему министры нашли убежище в югославском посольстве в Будапеште. Кадар дал гарантию их неприкосновенности и обещал, что не станет их привлекать к ответственности. Но затем по советскому сценарию они были арестованы. 23 ноября 1956 года Маленков, Суслов и Аристов сообщили в Москву из Будапешта, что «По договоренности с венгерскими и румынскими товарищами сегодня Имре Надь и его группа отправляются в Румынию, где как сказал нам тов. Деж, будет обеспечено их дальнейшее содержание (под необходимой охраной)». Но солгал и Кадар, солгал и Деж. По решению Москвы и Будапешта Имре Надь, его министр обороны Пал Мелетри ещё несколько человек были приговорены к смертной казни, остальные получили разные сроки тюремного заключения. Надь отказался просить о помиловании. «Говорят, что Кадар присутствовал во время казни, потом позвонил в Москву Хрущёву. Тут было и что-то личное: Кадара когда-то сильно мучили в тюрьме. Он считал Имре Надя виновником своих страданий», – сообщает Млечин. Много венгров было вывезено и в СССР, где их судили по советским законам. Вот так было подавлено венгерское восстание. Военное присутствие СССР было усилено. Вместо Особого корпуса было создано более мощное оперативное объединение – Южная группа войск, которая находилась в стране практически до самого краха СССР.http://kackad.com/kackad/венгрия-год-1956/
Tags: СССР, история
Subscribe

promo vitkvv2017 сентябрь 8, 07:00 43
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments