vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Арман Жан дю Плесси, кардинал Ришелье (1585–1642)

                                     Первый министр короля Людовика XIII кардинал Арман Жан дю Плесси Ришелье – наверное, самый знаменитый правитель Франции из числа тех, кто не занимал престол. Особенно широко известен он благодаря роману Александра Дюма «Три мушкетера». Король при кардинале был фигурой чисто номинальной. Арман Жан дю Плесси, будущий герцог и кардинал Ришелье, родился в Париже 9 сентября 1585 года. Его семья принадлежала к старинному, но обедневшему дворянскому роду из провинции Пуату, восходящему к XIV веку. Отец Ришелье Франсуа дю Плесси, владелец поместья Ришелье, был приближенным короля Генриха III и главным Прево (судьей) королевского дома Франции, в чьи обязанности входило поддерживать закон и порядок при дворе. Он также успешно участвовал во многих сражениях и стал капитаном королевских телохранителей – мушкетеров.Он умер от лихорадки в 1590 году, через пять лет после рождения своего великого сына. После смерти мужа у Сюзанны де ла Порт, дочери преуспевающего члена французского парламента, получившего дворянство за щедрые пожертвования на общественные цели, на руках остались три сына и две дочери (Ришелье был четвертым ребенком). На их содержание была назначена королевская пенсия. Ришелье родился слабым ребенком, сначала думали, что он не проживет и месяца; сильные головные боли мучили Ришелье всю жизнь. Наследство Франсуа было обременено долгами, и от него пришлось отказаться. В 1594 году Ришелье поступил в парижский Коллеж де Навар. Армана готовили к карьере военного, и после окончания колледжа он поступил в «Академию» Плювинеля, где готовили офицеров королевской кавалерии. Но после того как его старший брат Альфонс отказался от епископства в Люсоне – семейной бенефиции дю Плесси, Арману, чтобы от семьи не ушел столь лакомый кусок, пришлось в 1602 году поступить на богословский факультет Сорбонны.
В 1606 году король Генрих IV назначил Армана дю Плесси, ставшего аббатом Ришелье, епископом Люсонским, хотя тому было лишь 20 лет, а епископу полагалось быть не моложе 23 лет. В следующем году тот был посвящен в епископский сан папой Павлом I в Риме. Папе очень понравился молодой епископ, проявивший глубокие познания в богословии и других науках. В том же году, вернувшись в Париж, Ришелье защитил в Сорбонне докторскую диссертацию по богословию. Он заботился о своей пастве и восстановил собор в Люсоне. Его хорошо принимают при дворе, помня о заслугах семейства дю Плесси. Его ум и эрудиция очаровали короля Генриха IV и двор. Однако против него выступила влиятельная придворная партия во главе с королевой Марией Медичи. Поэтому Ришелье счел за благо удалиться в Люсон. Там он показал себя не только ревностным защитником интересов католической церкви, но и талантливым администратором, умеющим организовать как управление епархией, так и предотвращение многих конфликтов на ее территории. Параллельно он находил время для создания теологических сочинений. В Люсоне Ришелье узнал об убийстве в 1610 году Генриха IV. Он срочно вернулся в Париж и попытался наладить отношения с группировкой Медичи. Епископ сразу понял, что ключевую роль будет играть любовник королевы-матери Марии Медичи, которая была регентшей при малолетнем Людовике XIII, Кончино Кончини. Этот итальянец из свиты королевы вскоре стал маршалом д’Анкром и главой Королевского совета. Ришелье не сразу, но удалось с ним подружиться. Пока же он опять покинул Париж и вернулся в Люсон. Там он встретился с монахом ордена капуцинов отцом Жозефом (в миру – Франсуа Леклерк дю Трамбле). За его обширные связи при дворе и в церкви современники называли его «серым кардиналом». Жозефу понравился умный и энергичный епископ, и он рекомендовал его Марии Медичи. Она вместе с маршалом д’Анкром пригласили Ришелье в Париж для чтения проповедей, которые произвели сильное впечатление и на королеву с ее любовником, и на короля Людовика XIII.
В 1614 году духовенство графства Пуату – центра Люсонского епископства – избрало Ришелье в Генеральные штаты. В Париже он стал членом Государственного совета, а в 1616 году – еще и секретарем по иностранным делам. Теперь Ришелье пользовался покровительством Марии Медичи. В феврале 1615 года он выступил от имени всего французского духовенства в Генеральных штатах с докладом о государстве. Он счел нужным подчеркнуть, что 35 канцлеров Франции были священнослужителями. Он осудил дуэли, на которых гибнет цвет французской аристократии. Ришелье потребовал также сократить государственные расходы и активно бороться с коррумпированными чиновниками, грабящими народ. Епископ не постеснялся похвалить и Марию Медичи, заявив, что она обладает подлинно государственным умом. Когда в 1615 году юный король женился на испанской инфанте Анне Австрийской, Ришелье стал духовником королевы. Он также стал членом Королевского совета и государственным секретарем, а также личным советником королевы по политическим вопросам. На посту госсекретаря Ришелье успел начать реорганизацию армии, навел порядок в государственном делопроизводстве и основательно обновил дипломатический корпус. Во внешней политике он в то время ориентировался на сближение с Испанией. Однако в апреле 1617 года маршал д’Анкр был убит убийцами, подосланными королем. Королевский совет был разогнан и заменен новым составом из числа бывших сторонников Генриха IV, а Ришелье, лишившийся поста государственного секретаря, отправлен в ссылку в Блуа вместе с Марией Медичи, а потом возвращен в Люсон. В 1622 году скончался фаворит короля Альбер де Люинь – злейший враг Марии Медичи и Ришелье. Вскоре после этого Людовик помирился с матерью, и Ришелье вернулся в Париж. В конце того же года по настоянию Марии Медичи Ришелье был возведен в кардинальский сан, а два года спустя был назначен председателем Государственного совета. Свежеиспеченному кардиналу очень быстро удалось доказать королю свою незаменимость. Ришелье стал ненавязчиво руководить всеми действиями Людовика. Кардинал постепенно оттеснил в тень всех других фаворитов короля и добился, что только его политические решения проводились в жизнь от имени Людовика.
В 1624 году он стал первым министром и фактически получил ничем не ограниченную возможность проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, пользуясь безграничным доверием короля, наконец осознавшего собственную неспособность к делам правления. Против Ришелье устраивались бесчисленные заговоры, неоднократно на него совершались покушения, в связи с чем король разрешил Ришелье создать личную охрану – знаменитую благодаря романам Дюма гвардию кардинала. Он стремился к укреплению абсолютной монархии во Франции, роль Генеральных штатов при которой была сведена к минимуму. Он говорил: «Я обещал королю сделать все, что в моих силах, чтобы уничтожить гугенотов как политическую партию, ослабить незаконное могущество аристократии, водворить по всей Франции повиновение королевской власти и возвеличить Францию среди других держав».
Чтобы ограничить произвол аристократов, вымогавших у короля все новые привилегии, Ришелье настоял, чтобы Людовик никаких уступок принцам не делал, а перешел к жесткой централизованной политике, не останавливаясь перед карательными мерами. Кардинал обрушил репрессии на наиболее видных феодалов. В свою очередь, против Ришелье составилось несколько заговоров аристократии, которые он своевременно раскрыл, казнив заговорщиков. Так, летом 1626 года очередной заговор был составлен при тайной поддержке королевы Анны Австрийской. В нем участвовали сводный брат короля герцог Вандам, герцог Лонгвиль, герцогиня Шеврез и маркиз Шале. После раскрытия заговора отдуваться за своих более высокопоставленных коллег пришлось бедняге Шале, который был казнен. По обвинению в заговоре был казнен герцог Монморанси, один из наиболее богатых и влиятельных феодальных властителей. Знать была потрясена и напугана. Бароны больше не решались бунтовать против короля и кардинала. По всей стране разрушались феодальные замки. Ришелье запретил дуэли, поскольку полагал, что дворяне могут проливать кровь только за своего короля и за Францию. Он также хотел достичь гегемонии Франции в Европе. Для укрепления военной мощи страны он резко повысил налоги с податных сословий. Главным соперником Франции оставались Испания и Священная Римская империя. Дабы ослабить их, Ришелье сначала поддерживал в Тридцатилетней войне 1618–1648 годов протестантские княжества Германии, затем субсидировал вступление в войну против императора сначала протестантской Дании, а затем протестантской Швеции, а после поражения шведских войск прямо вступил в войну с Испанией и германским императором. На одно только содержание армии шведского короля Густава Адольфа Ришелье тратил в год 1 млн ливров. Союз с протестантами не помешал Ришелье преследовать гугенотов внутри Франции, где королевские войска в 1627 году захватили их главный оплот – крепость Ла-Рошель в Лангедоке, оборонять которую помогал британский флот. Капитулировавшим защитникам крепости было даровано прощение и сохранено право на свободное исповедание их веры. Ришелье говорил: «В моих глазах и католики, и гугеноты – прежде всего французы». Однако прежняя гугенотская вотчина в Лангедоке была ликвидирована. Согласно условиям мира, заключенного в Але 28 июня 1629 года, гугеноты лишились права на собственные войска и политическую власть в городах, где они преобладали, но сохранили право на свободу вероисповедания. Их укрепления были разрушены.
Заключив союзные договоры со Швецией, Данией, Голландией, Саксонией, Бранденбургом и некоторыми другими протестантскими княжествами, Ришелье 21 мая 1635 года объявил войну Испании. Ришелье удалось добиться нейтралитета Англии, а в Италии побудить выступить против Габсбургов Парму и Савойю.
Французские войска добились успехов как на Пиренеях, так и на германском театре военных действий. Но у народа это не вызвало восторга, поскольку победы французского оружия ложились на него непосильным налоговым бременем. Это вызвало ряд восстаний и побудило Ришелье усилить контроль над провинциями и назначить туда специальных наместников – интендантов, в чьем распоряжении, в частности, находились местные финансы. Перелом в войне в пользу антигабсбургской коалиции наметился в конце 1630‑х годов. Война с Испанией была завершена в 1659 году, уже после смерти Ришелье, и закончилась Пиренейским миром, по которому к Франции отошли Руссильон и Артуа. Так воплотилась в жизнь отстаивавшаяся Ришелье концепция «естественных границ». В 1641 году Ришелье породнился с королевской семьей, выдав свою племянницу за герцога Энгиенского. В том же году он добился от папы римского возведения в сан кардинала своего друга Джулио Мазарини, который до этого вообще не был духовным лицом, а всего лишь незнатным итальянским дворянином.
Внутри Франции Ришелье провел ряд важных реформ. Он ограничил права парламентов – независимых судебных учреждений десяти крупнейших городов. Самым влиятельным из них был Парижский парламент. Он обладал правом регистрации всех королевских указов (эдиктов), которые только после этого обретали право законов. Ришелье добился того, что парламенты более не могли вмешиваться в дела королевской власти. Кардинал также урезал права провинциальных штатов – сословных собраний. Органы местного самоуправления были заменены назначенными королем чиновниками. В 1637 году были введены должности провинциальных интендантов полиции, юстиции и финансов, назначения на которые производились в Париже. Эти чиновники стали контролерами по отношению к губернаторам провинций, также назначаемых королем. Интенданты призваны были предотвратить превращение губернаторов в полунезависимых феодальных баронов и предотвратить злоупотребления властью и коррупцию. Однако нередко губернаторам удавалось договориться с интендантами, и тогда коррупция расцветала пышным цветом. Ведь теперь взятки надо было давать не только людям губернатора, но и людям интендантов.
Многого в своей политике Ришелье достиг с помощью дипломатии. Всего он подготовил и заключил 74 международных договора. Он считал, что договоры нужно вести непрерывно, вплоть до достижения результата. Кардинал считал возможным заключение любых союзов, в зависимости от обстоятельств. Но он также требовал, чтобы, заключив союз, участники его неукоснительно соблюдали. Ришелье писал в «Политическом завещании»: «Короли должны с настороженностью подходить к заключению договоров, но когда дело сделано, договоры должны быть столь же священны, как религия».
Ришелье был не только искусным политиком, но и весьма просвещенным человеком, обладавшим глубокими познаниями в теологии, философии, истории и изящной словесности. Он стал одним из основателей французской академии в 1635 году. По его инициативе была проведена перестройка Сорбонны. Там был создан новый колледж, на возведение которого кардинал выделил 50 тысяч ливров из своих собственных средств. Впоследствии этот колледж был назван колледжем Ришелье. При Ришелье во Франции также начала издаваться первая газета.
Ришелье заложил основы французской гегемонии в Европе, которая была окончательно оформлена при его преемнике в делах правления кардинале Джулио Мазарини и короле Людовике XIV, но утрачена к концу царствования последнего. Незадолго до смерти Ришелье составил «Политическое завещание», где дал наставления королю, в каких направлениях следует вести политику в дальнейшем, и подвел итог своей политической деятельности. Он с гордостью отмечал, что выполнил все то, что обещал Людовику: «Я обещал королю употребить все мои способности и все средства, которые ему угодно будет предоставить в мое распоряжение, на то, чтобы уничтожить гугенотов как политическую партию, ослабить беззаконное могущество аристократии, водворить повсеместно во Франции повиновение королевской власти и возвеличить Францию среди других держав».
Ришелье заложил основы французской колониальной империи и созданию мощного флота. В «Политическом завещании» он отмечал: «Нет другого королевства, так удачно расположенного, как Франция. Она имеет все предпосылки стать владычицей морей». С благословения кардинала французские купцы заложили торговые фактории в Канаде, на побережье Гвинеи, на Антильских островах.
У Ришелье было не очень много друзей. Он вообще считал, что удел действительно великих людей – одиночество.
Ришелье скончался в своем дворце в Париже 4 декабря 1642 года от гнойного плеврита. Незадолго до смерти он добился от короля назначения своим преемником кардинала Джулио Мазарини. Его последними словами были: «У меня не было других врагов, кроме врагов государства». А о своей деятельности на посту первого министра он говорил: «Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства». Свой дворец Ришелье завещал королю, в связи с чем дворец был назван Пале-Рояль. Похоронили кардинала, согласно его завещанию, в церкви Парижского университета, заложенной им лично еще в мае 1635 года. А всю свою обширную библиотеку Ришелье завещал Сорбонне.
Современники в своем подавляющем большинстве кардинала Ришелье не любили. При нем как никогда прежде во Франции укрепилась королевская власть, а страна стала играть решающую роль в европейской политике. Однако французское великодержавие было оплачено кровью десятков тысяч французов, павших на полях сражений или умерших от эпидемий в военных лагерях, повышением налогового гнета, ограничением прав и свобод привилегированных классов общества. При режиме Ришелье подавляющее большинство французов стали жить хуже, беднее и куда менее свободно, чем прежде. От реформ кардинала, поощрявшего торговлю и промышленность, выиграли только крупные купцы и промышленники, а также мелкое и среднее дворянство, которому оказалось выгоднее иметь дело не с герцогами и графами, а с королевскими чиновниками, и получать твердое вознаграждение за военную службу или хозяйствовать в своих имениях, не делясь доходами с крупными феодалами. Эти социальные слои, наряду с крайне усилившимся при Ришелье чиновничеством, и стали главной социальной опорой созданного им в основных чертах строя, который господствовал во Франции в последующие полтора века и был свергнут, под именем «старого порядка», только Великой французской революцией. А в отношении международных дел Ришелье открыто провозглашал, что право на стороне сильного. Революционеры не питали к кардиналу никаких симпатий, и в 1793 году останки Ришелье были вышвырнуты из склепа под ноги толпе. Лишь в XIX веке, когда миновали революционные бури, французские историки признали Ришелье величайшим государственным деятелем, утвердившим основы государственной власти во Франции и отвоевавшим ей почетное место среди великих европейских держав.
В то же время, достигнув больших успехов на международной арене и подготовив почву для французской гегемонии, Ришелье оставил страну, истощенную войной и с расстроенными финансами. В целом доходы казны при Ришелье, по сравнению с царствованием Генриха IV, возросли в 5 раз, при соответствующем увеличении налогового бремени. Однако для ведения войн, особенно Тридцатилетней, и этих средств оказалось недостаточно, а свои и чужие войска разорили многие области страны.
Ришелье никогда не соблюдал предписанные его сану принципы нестяжательства и целомудрия. Он был самым богатым человеком в государстве, имея годовой доход в несколько миллионов ливров. Ришелье имел бесчисленное количество любовниц, о его амурных похождениях ходили легенды.

Tags: знаменитости, политика
Subscribe
promo vitkvv2017 сентябрь 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments