vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Когда шалят водяные

                                   Водяные в старину были частью обыденной реальности. Когда-то в древности человек верил в духов, обитающих в каждом водоеме. Без воды не было и жизни, поэтому потусторонних обитателей рек и озер старались всячески умилостивить, бросали им приношения, дабы те сделали воду чистой, обеспечили хороший улов и не топили купальщиков и лодки...
Позднее стали говорить уже не о духах, а о существах из плоти и крови, живущих в водоемах. Если верить специалистам по паранормальным явлениям, свой водяной, а то и не один, имеется в каждом мегаполисе...
Если верить уже не раз упоминавшемуся здесь специалисту по истории Лондона Питеру Акройду, первое место по числу мистических загадок среди водоемов, расположенных в мегаполисах, держит Темза. Вот что иишет Акройд в книге «Темза — священная река»:
«Весной 2004 года в Лондоне на южном берегу Темзы прошла выставка, которая привлекла к себе большое внимание. Называлась она «Пропавшие», и на ней были показаны фотографии примерно восьмидесяти человек, которые просто-напросто исчезли. Более подходящего места для такой выставки и придумать было нельзя.
Темза — река исчезнувших. Из первых восьмидесяти неопознанных трупов, значащихся в списках Национального бюро по исчезнувшим людям, четырнадцать были найдены в Темзе или около нее: «...обнаружен в Темзе близ Эрита... в Темзе около колеса обозрения «Лондонский глаз»... в Темзе в районе Ротерхайта... в Темзе у Хаммерсмитского моста». И так далее. В контексте истории реки это не составляет ничего необычного...
...Река — огромный водоворот страдания... Ее темноту понимали как связь с дьяволом. В XVI—XVII веках в речных парадах участвовали люди, наряженные демонами; они изрыгали над водами Темзы красно-голубое пламя. «Ужасный, чудовищный вид имели они, — пишет Стоу, — и шум производили отвратительный». На болотистой земле близ Баркинга, около участка Темзы, называемого Гэлионз-рич, стояло, глядя на реку, здание, называвшееся в конце XVIII века «домом дьявола»; оно долго пребывало в полуразрушенном состоянии и использовалось как укрытие для скота. Чуть выше Радкота один отрезок реки по неизвестным причинам назывался «адским поворотом»...
...В Уоппинге был спуск к реке, получивший название «Лестница мертвеца», туда из-за каких-то особенностей прилива и течения раз за разом прибивало тела утопленников. Между Айл-оф-Догс и Детфордом есть излучина реки, где труп, двигавшийся к морю, мог задержаться. Тамошний док некогда называли «доком мертвецов» из- за количества тел, найденных при его сооружении».
Возможно, все эти люди были принесены в жертву водяным духам Темзы?
В Праге прежде было много водяных мельниц, особенно на острове Кампа. Как рассказывает легенда, едва в XV веке на острове началось строительство мельниц, к хозяев вам пожаловал водяной и потребовал «оброка» в виде петухов, поросят, козлов и ягнят черного цвета, которых каждое полнолуние следовало бросать в воду. Мельники ответили отказом, и близ острова стали тонуть люди. Мало того, по ночам из реки раздавались голоса утопленников, молившие помочь им выбраться на берег. А однажды хриплый голос с речного дна произнес слова проклятия...
Мельники решили пойти на попятный и принести водяному дань. Но жадность продолжала их одолевать, и бросили они в воду черных воронов. Но хозяину вод подарок не понравился. На следующий день на остров вынесло труп одного из мельников, задушенного водорослями. А из воды взмыли, живым-живехонькие черные птицы — те самые вороны, что накануне погибли в пучине, и принялись яростно клевать людей и мешки с мукой... Отказался водяной от дара...
В отчаянии мельники обратились к какому-то монаху, которому удалось невесть как договориться с «нечистой силой». Пакостить водяной перестал, но время от времени хозяева мельниц продолжали бросать в воду дохлых черных животных. А еще вошло у них в обычай держать при мельницах черных кошек — вроде бы как защиту от козней водяного. Где тут правда, а где ложь — попробуй разберись!
Вадим Бурлак в книге «Москва таинственная» упоминает о неких «знающих людях», которым были ведомы псе места обитания водяных — «кто под какой корягой кивет, у какой мельницы, в каком омуте, под каким мостом, кто из них любит при луне, кто в темную, кто в светлую ночь вылезать из воды».
Одним из таких людей в столице начала XX века слыл «замоскворецкий водяной» дед Корней. Он хвастался по кабакам, что водит дружбу со всей «водной нечистью». Время от времени Корней куда-то исчезал, и тогда поговаривали, что он опять, должно быть, отправился к своему «морю-окияну подземельному».
Однажды Корнея разыскали какие-то «серьезные господа». Потолковали с ним и попросили провести их тайными лазами к подземному морю. Отправился старик разведать тропу. И пропал. Среди его кабацких собутыльников пошел слух, что водяной не отпустил старика, гак тот и остался навечно под землей...
Если верить автору «Москвы таинственной», все водяные внешне походили на косматых, бородатых стариков. Усы и бороды у них всегда были испачканы илом и тиной.
По словам известного собирателя русского мистического фольклора Сергея Максимова, водяные весьма недружелюбно относились к людям, решившимся посягнуть на их владения. «Он уносит в свои подземные комнаты на безвозвратное жилье всех, кто вздумает летней порой купаться в реках и озерах после солнечного заката... и с быстротою молнии увлекает вглубь всех забывших при погружении в воду осенить себя крестным знамением... Под водою он обращает эту добычу в кабальных рабочих, заставляет их переливать воду, таскать и перемывать песок и т.д.», — сообщает исследователь в своей книге «Нечистая, неведомая и крестная сила».
Чтобы умилостивить водяных, московские рыбаки, перевозчики и водовозы делали злобным духам подношения: во время ледохода бросали в воду труп лошади или птицы, приговаривая: «Вот тебе, дедушка, гостинец, люби и жалуй нас, бедных...» А среди мельников существовал обычай — держать на водяных мельницах черного козла или петуха. Водяные почему-то благосклонно относились к этим животным.
Самый известный московский водяной, согласно старинным легендам, обитает в излучине Москвы-реки у Воробьевых гор, под мостом Третьего транспортного кольца, где раньше была переправа. Зовут его Кондратием. В старину по традиции рыбаки его задабривали — по весне, когда сходил лед, бросали в воду бочку водки и опять же — забитое животное: черного козла или петуха. Иначе Кондратий во время ловли топил рыбацкие лодки. И сейчас рекомендуется, если вы собрались в путешествие по Москве-реке, выплеснуть в этом месте в воду стакан водки...
Между тем с незапамятных времен ходят легенды о том, что под Москвой плещется подземное море, где обитают странные и причудливые существа, опасные для людей...
В рассказе Дмитрия Колодана и Карины Шаинян «Над бездной вод» (сборник «Мифы мегаполиса», М., 2007) герои пускаются на поиски невидимой рыбы Доджсона, обитающей в подземном озере, куда можно попасть через юлодец дождевой канализации. Возможно, в этой вымышленной истории присутствуют отголоски давних московских преданий.
Говорилось в тех преданиях о том, что в Яузе и в подъемном озере под Серпуховской заставой живут гигантские сомы высотой в два человеческих роста. Сомы охотились на людей — утаскивали под воду купавшихся ребятишек, переворачивали ударом головы рыбачьи лодки, лелая своей добычей незадачливых рыболовов.
А еще в летописях упоминается о какой-то «бледной рыбе», которую умели ловить замоскворецкие и пресненские колдуны и ведьмы. Водилась эта рыба будто бы только в подземных ручьях и реках и была ядовита. Отвар из нее вызывал галлюцинации, а порой наступал летальный исход...
Существовали ли рыбы-убийцы в действительности — бог весть, но то, что Москва стоит на месте древнего океана, — факт неоспоримый. И по сей день при раскопках в столичных недрах находят останки давно вымерших морских животных: аммонитов — головоногих моллюсков, белемнитов — каракатиц (в старину эти окаменевшие образования называли из-за их своеобразной формы «чертовыми пальцами»), рыбоящеров — ихтиозавров и плезиозавров... Следы этих окаменелостей можно заметить на мраморных колоннах некоторых станций метро. Причудливый узор из звездочек, спиралей и кругов украшает мрамор на станции «Площадь Ильича». Это окаменевшие наутилусы и морские лилии. А в переходе со станции «Библиотека имени Ленина» на «Боровицкую» красуется огромная раковина брюхоногого моллюска... Мрамор добывали здесь же, под столицей.
Впрочем, иные исследователи убеждены, что доисторические существа вовсе не вымерли, а продолжают жить в подземных водоемах Москвы. Поэтому под землей можно запросто с ними повстречаться...http://agesmystery.ru/rubriki/raznye-tajny/kogda-shalyat-vodyanye/
Tags: мистика
Subscribe
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments