vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Тайны реинкарнации, Шанти Дэви, Луранси Веннем, Мария Таларико

http://www.factruz.ru/brain_human/janus.htm                Под реинкарнацией понимается переселение души из одного физического тела в другое. Разум человека, его мысли, чувства, духовное содержание не исчезают вместе со смертью. Отслужившее свой срок тело хоронят, а неосязаемая энергетическая субстанция остаётся жить. Она находит себе новую биологическую оболочку и вселяется в неё. Появившийся на свет человек, таким образом, становится продолжателем жизни совершенно неизвестной и неведомой ему личности.Мозг надёжно блокирует всю информацию, связанную с предыдущей судьбой. Вновь родившийся взрослеет, мужает, стареет и даже не догадывается, что его духовная сущность когда-то обитала в другом тело, имела совсем иной жизненный путь. Затем наступает закономерный печальный исход, и неосязаемая субстанция опять высвобождается из бренного физического тела. Она вдыхает воздух свободы, но в силу высших законов мироздания вынуждена вновь искать зарождающуюся жизнь.
Этот процесс нескончаем, как круговорот воды в природе. Остановить его не может ничто, как невозможно остановить движение планет. Данная технология отлажена, отточена, но так как мозг представляет из себя обыкновенную биологическую машину, то, иногда, он, как и любой механизм, даёт сбой.
Тут надо сразу сделать небольшое отступление и сказать, что реинкарнация – это только одна из гипотез жизни человека после смерти, а вовсе не научно-доказанный факт. Люди, в силу своего страха перед бездной забвения, придумали данное определение, дабы неотвратимая смерть не представлялась чем-то ужасным и безысходным. Надежда на продолжение своего существования за чертой использованной судьбы вполне понятна и объяснима. Другое дело, имеет ли она под собой доказательную основу. В этом вопросе мы сейчас и разберёмся.
Итак, всё упирается в человеческий мозг. Именно он является мостом, связывающим духовную сущность с физическим телом. Именно на него возложены функции восприятия информации из неведомого тонкого мира, её обработки и выдачи в существующую реальность в виде поступков, мыслей и душевных проявлений.
Как уже говорилось, мозг – это обычная биологическая машина. Очень совершенная, идеально отлаженная, но машина. Она живёт по своим законам и чётко выполняет возложенные на неё функции. В какой-то момент, в одной из таких живых конструкций происходит незначительная поломка или системный сбой. Этого не должно быть по всем правилам, но последние для того и созданы, чтобы их иногда нарушали.
Человек, подвергшийся таким нарушениям, оказывается в очень сложной ситуации, а окружающие становятся свидетелями необычных явлений. У них на глазах приоткрываются тайны реинкарнации. Именно так можно обозначить всё то загадочное и необъяснимое, что обретает вполне реальные формы и становится явным.
Тайны реинкарнации и случай с Шанти Дэви
Первым примером, неразрывно связанным с тайнами реинкарнации, можно назвать судьбу женщины из далёкой и жаркой Индии по имени Шанти Дэви. Это вполне реальный человек из кожи и плоти. Год рождения – 1926.
Жива ли сейчас эта женщина – неизвестно. Последние упоминания о ней в средствах массовой информации относятся к 1958 году. Если жива, то вряд ли воспоминания далёкой юности доставляют ей удовольствие. То, что произошло, наложило негативный отпечаток на всю её последующую жизнь, исковеркало судьбу и сделало глубоко-несчастным человеком.
Родилась Шанти Дэви в семье чиновника в городе Дели. Ребёнок рос живым, здоровым, общительным. Очаровательный лепет прелестного создания всех приводил в умиление, пока девочке не исполнилось пять лет.
Именно тогда родители впервые услышали о каком-то муже и каких-то детях. Всерьёз они это не восприняли, так как решили, что девочка играет в детские игры, просто лишний раз умилились её сообразительности и живости характера.
Прошло два года, но ребёнок не изменил своим пристрастиям. Он упорно продолжала играть в какую-то семью. Вскоре родители узнали, что их дочь зовут вовсе не Шанти Дэви – её имя Луджи, а мужа зовут Кедарнат. Всё это опять же можно было отнести на счёт богатого детского воображения, но вскоре девочка начала утверждать, что она умерла в 1925 году при родах.
Она в подробностях описала весь ужас смертельной агонии, после которой наступил страшный конец. Такое для семилетнего ребёнка было уже чересчур. Но девочка пошла дальше в своих рассказах. Она поведала ошеломлённым родителям и ближайшим родственникам о своих чувствах, физических ощущениях и общей эмоциональной атмосфере в то время, когда находилась в состоянии беременности.
Таких беременностей было три. Последняя стала для неё роковой. Рассуждала же Шанти Дэви об «интересном положении», как опытная женщина. Знать такие тонкости семилетняя девочка просто не могла в силу своего возраста и неопытности в этом вопросе.
Обеспокоенные родители обратились к врачам. Те сначала беседовали с ребёнком, затем провели тщательное обследование. Состояние здоровья у девочки было прекрасным, никаких отклонений не наблюдалось и в психике. Разве что некоторая возбудимость и, естественно, чрезмерное воображение. Впрочем для детей это свойственно. Они все великие придумщики и актёры.
С возрастом это проходит. Суровая реальность накладывает свой отпечаток на человека. Делает его прагматичным, лишённым полёта мысли, а во многих случаях просто скучным и пресным.
Родители успокоились, но ненадолго. Навязчивая идея, охватившая дочь, никуда не пропала. Когда ей исполнилось девять лет, она стала утверждать, что жила со своей семьёй в городе Муттра (носит статус священного города, 50 км. южнее Дели, по преданию в нём родился Кришна).
Ребёнок очень живо описывал улицы города, дом, в котором жил, мужа, своих детей, знакомых, соседей. Все эти разговоры выбивали родителей из колеи, нарушали душевный покой. Их ближайший родственник, профессор медицины Кишен Чанд, в конце концов, решил положить этому конец.
Самым разумным было проверить: есть ли действительно в Муттре такая улица, такой дом и живёт ли в нём мужчина по имени Кедарнат со своими детьми, вдовец ли он, и как звали его жену. Профессор написал письмо по указанному девочкой адресу, подробно изложив суть вопроса, и стал ждать ответа.
Опережая события надо сказать, что Кедарнат действительно жил по тому адресу, который назвала Шанти Дэви. Он получил письмо, но отнёсся к нему очень настороженно. Изложенные на бумаге факты были настолько невероятны, что мужчина не знал, что и подумать.
Он написал своему двоюродному брату, живущему в Дели, и попросил, чтобы тот зашёл к странным людям, выяснил, что там за девочка, да и просто посмотрел на неё.
Родственник знал покойную Луджи, он часто приезжал в Муттру при её жизни. Поэтому мужчина связался с семейством Шанти Дэви и договорился, что придёт к ним в дом.
При его появлении, девочка во весь голос радостно закричала, что это брат её мужа. Она подбежала к незнакомому гостю, прижалась к нему и стала задавать вопросы о Кедарнате и его детях. Ошарашенный мужчина смотрел на Шанти Дэви широко раскрытыми глазами. Он первый раз в жизни видел этого ребёнка, но вопросы касались таких сторон жизни, которые посторонний человек просто не мог знать.
Вся эта сцена вызвала смятение в душах родителей девочки, но, в любом случае, нужно было доводить дело до конца. С гостем договорились, что он свяжется с Кедарнатом и предложит тому приехать в Дели, чтобы повидать «новоявленную супругу».
Кедарнат долго не решался покинуть Муттру, всё происходящее казалось мужчине какой-то мистической тайной. Тело умершей жены кремировали на глазах у множества людей – по всем земным законам она была мертва. Какое отношение маленькая девочка имела к Луджи? На этот вопрос вдовец и отец троих детей ответить не мог.
В конце концов, Кедарнат, взяв с собой старшего сына, поехал в Дели. Его встреча с родителями Шанти Дэви произошла у них дома. Девочки в это время не было. Её увёл предусмотрительный профессор Кишен Чанд.
Взрослые люди познакомились, поговорили. Практически всё, что Шанти Дэви рассказывала о неизвестной ей семье и городе, совпало. Полностью соответствовал её рассказам даже цвет стен дома, в котором она жила до смерти.
Родители лишний раз убедились, что дочь их ни в чём не обманывала. Она действительно владела всей той информацией, которой когда-то обладала покойная Луджи. Всё это выглядело просто невероятно и фантастически. Но кроме вполне понятного чувства удивления и растерянности, родителей также охватила тревога за будущее их ребёнка. Какая-то непонятная сущность вселилась в голову девочки, поработила её мозг и заставила выдавать себя не за ту, кем она в действительности являлась.
Вскоре профессор Кишен Чанд привёл домой Шанти Дэви. Увидев абсолютно незнакомого ей мужчину и рядом с ним мальчика, десятилетняя девочка с радостным криком бросилась к ним. Она назвала обоих по имени, а с юношей, который был старше её на пять лет, вела себя как любящая, но строгая мать.
Встреча прошла очень сумбурно. С одной стороны бурные эмоции, с другой непонимание, скованность, сдержанность и растерянность. Непосредственность Шанти Дэвид, её восторг от встречи и искренность смутили всех. Девочка совсем не думала об условностях, о неестественности ситуации, окружающие же оказались в очень неловком положении.
После того как Кедарнат с сыном уехали, результаты этой удивительной встречи стали известны многочисленным родственника и знакомым, а затем просочились в прессу. Узнали об этом и медицинские светила.
Шанти Дэвид вызвала живой интерес у людей науки. Но, как известно, те ничего не берут на веру. Им нужны железные доказательства. Таковые могли появиться только в том случае, если девочка окажется в Муттру, самостоятельно найдёт дом, где жила Луджи и прямо на месте подробно расскажет о повседневной жизни в этом месте.
Сопровождала десятилетнюю девочку в этой поездке целая комиссия из врачей, журналистов и ближайших родственников. Уже на железнодорожном вокзале Шанти Дэвид показала, что она не новичок в незнакомом городе. Ей не составило большого труда найти нужную улицу и тот самый дом, в котором она жила всего лишь одиннадцать лет тому назад. Её смутило только то, что стены дома белые. В её бытность они имели жёлтый цвет.
Это действительно оказалось правдой. Здание перекрасили пять лет тому назад, а до этого стены в самом деле были жёлтыми. Но сюрпризы для комиссии только начинались. Войдя внутрь, Шанти Дэвид увидела пожилую женщину. Она бросилась к ней с радостным криком, называя мамой. Та и вправду являлась матерью покойной Луджи, но как об этом могла знать девочка из Дели.
Узнала она и второго сына, и соседей, и родственников, собравшихся по такому случаю в доме. Не признала гостья только младшего из трёх сыновей Кедарната. Именно с ним и была связана смерть Луджи во время родов.
Шанти Дэвид пробыла в доме Кедарната два дня. Всё это время она находилась под пристальным наблюдением членов комиссии. Но девочка не дала повод внимательным наблюдателям усомниться в своей искренности. Её осведомлённость о делах абсолютно незнакомой ей семьи была просто поразительная. Она рассказывала такие вещи, которые посторонний человек просто не мог знать.
Так она указала точное место, куда положила своё обручальное кольцо, когда покинула дом, чтобы родить ребёнка. Безошибочно назвала платья, в которых ходила Луджи, перечислила все блюда, которые та готовила. Она рассказывала о привычках членов абсолютно чужой ей семьи, а окружающие только переглядывались и качали головами.
Девочка не хотела покидать стены, в которых, как она утверждала, жили её муж и дети. Но всё же комиссия была вынуждена забрать её и увести обратно в Дели. Сам Кедарнат, его сыновья и их родственники отнеслись к Шанти Дэвид довольно сдержанно. Они вовсе не горели желанием, чтобы девочка оставалась с ними. Что касается её родителей, то они пребывали в «растрёпанных» чувствах. Все эти перипетии отразились на них не лучшим образом.
Шанти Дэвид потребовалось много времени, чтобы смириться с существующей действительностью. Вначале она порывалась вернуться в Муттру, затем, поняв, что это невозможно, замкнулась в себе, стала равнодушной, отрешённой и необщительной.
Дальнейшая её жизнь протекала серо и обыденно. Она получила образование и устроилась на службу в государственное учреждение. В нём она и работала, когда в 1958 году журналисты газеты «Вашингтон пост» нашли её. Они попытались взять у женщины интервью, но наткнулись на холодную отчуждённость сломленного судьбой человека.
Так ничего и не добившись, журналисты вынуждены были ретироваться. Они наверстали упущенное, опросив многочисленных очевидцев этого события, поинтересовались, что думают обо всём этом люди науки.
Те не смогли сказать что-то конкретное. Да, Шанти Дэвид доказала, что она действительно прекрасно ориентируется в абсолютно незнакомом доме и знает порядки и нравы живущей там семьи. Всё это очень удивительно, но, к сожалению, наука данный феномен пока объяснить никак не может.
Загадка Шанти Дэвид так и осталась неразгаданной. Мы же вполне обоснованно можем предположить, что это заявили о себе во весь голос тайны реинкарнации. Какая-то неведомая программа, управляющая нашим сознанием, дала сбой. Всё это и вылилось в необычное поведение маленькой девочки и привело в замешательство окружающих её взрослых.
Данный пример очень показателен, но существуют и иные случаи, также указывающие на то, что в мире всё не так просто, а тайны реинкарнации занимают свою нишу в окружающей действительности и эпизодически напоминают о себе живущим людям.
Тайны реинкарнации и случай с Луранси Веннем
Не менее поразительный случай, явно указывающий на тайны реинкарнации, произошёл задолго до появления на свет Шанти Дэви. Случилось это примечательное событие в 1877 году в штате Иллинойс (США) недалеко от городка Уатсеки. Городок маленький и располагается почти на восточной границе штата. От него рукой подать до Индианы, откуда в 1859 году выехала одна американская семья.
Искала она лучшей доли, но не стала путешествовать по обширным американским землям, а осела именно в Уатсеки. Здесь глава семейства нашёл работу, и всё вроде как наладилось.
Звали мужчину Эдвин Рофф. Была у него жена и трое детей. Старшая дочь на время переезда достигла тринадцатилетнего возраста и носила имя Мери. Надо сразу отметить: девочка обладала очень неустойчивой психикой и имела склонность к суициду.
Попытки покончить жизнь самоубийством наблюдались у неё с завидной регулярностью. Где-то раз в полгода она перерезала себе вены. Но так как всё это происходило не в ванне с горячей водой, а на свежем воздухе, то кровь очень быстро сворачивалась. Родители вели дочь к врачу, тот делал перевязку, давал успокоительные, но этим всё и ограничивалось.
Некоторые специалисты советовали поместить Мери в психиатрическую клинику. Мистер Рофф был категорически против этого. Его супруга также не желала, чтобы её кровное чадо оказалось в одной компании с буйно-помешанными и умственно-отсталыми гражданами, которым сам бог велел вечно пребывать в подобном учреждении.
Родители, по мере сил и возможностей, сами пытались лечить девочку. Правда это мало помогало. К тому же, очень скоро, девочка превратилась в девушку. Подошёл срок думать о замужестве, но в маленьком городке найти себе жениха Мери не могла.
Все жители хорошо знали друг друга, знали также об особенностях психики Мери Рофф. Потенциальные женихи не горели желанием связывать себя узами Гименея с человеком, который в любую минуту мог выкинуть что-нибудь непредсказуемое и даже опасное для здоровья.
Впрочем судьба вскоре поставила все точки над «И». Летом 1865 года Мери Рофф покинула бренный мир. Причина смерти вовсе не самоубийство. Медицинское заключение гласило, что девушка умерла от кровоизлияния в мозг.
Несчастную похоронили, и жизнь потекла своим чередом. Её размеренный ход никак не изменился и в 1871 году, когда одну из ферм, находящуюся вблизи вышеупомянутого городка, приобрела семья Веннем.
Перебралась она на новое место жительства из штата Айова. Это был большой и дружный коллектив: муж, жена и пятеро детей. Все они активно включились в работу, развели домашнюю живность и очень скоро значительно улучшили своё благосостояние.
Младшей в семье была Луранси. В 1877 году ей исполнилось тринадцать лет. Девочка отличалась лёгким и покладистым характером, общительностью, коммуникабельностью – одним словом, родные в ней души не чаяли.
Всё изменилось в марте, ровно через месяц после дня рождения. Вначале девочка стала молчаливой и задумчивой, на вопросы родных отвечала уклончиво и неопределённо. Но однажды расплакалась и сказала матери, что к ней в комнату по ночам приходят какие-то люди. Они невидимы, на разные голоса называют её по имени, она даже чувствует холодные прикосновения их рук.
Мать несколько ночей ночевала с Луранси. Дочь плохо засыпала, во сне металась, вскрикивала. Однажды днём девочка потеряла сознание. Её положили на кровать. Она лежала с белым лицом, тяжело дышала, кожа стала холодная. Всё это продолжалось минут двадцать, затем Луранси медленно пришла в себя.
Такие приступы стали повторяться каждый день. Затем участились. Девочка по три-четыре раза в день теряла сознание. Родители впали в отчаяние бросились к врачам. Те обследовали больную, но никаких физических отклонений у неё не нашли. Скорее всего всё дело упиралось в психику, но девочка рассуждала вполне нормально, только была чрезмерно расстроена и подавлена.
Специалисты сошлись во мнении, что Луранси необходимо положить в клинику. Там, под присмотром опытных психиатров, она пройдёт курс лечения и, даст бог, поправится.
Родителям очень не хотелось отправлять дочь в заведение для умалишённых. Они стали искать иные способы решения столь сложной проблемы и вспомнили о старом друге семьи докторе Уильяме Стивенсоне. Тот жил в Техасе, но, получив полное отчаяния письмо, тут же с готовностью откликнулся на зов о помощи и приехал.
Его появление было как нельзя кстати. Приступы у девочки стали повторяться в два раза чаще, к тому же возросла и их продолжительность. Теперь Луранси теряла сознание на целый час; её худенькое тело каменело, на губах появлялась пена.
В то время, когда доктор Стивенсон перешагнул порог дома, больная находилась в ужасном состоянии. Она неподвижно лежала на кровати, закатив глаза, веки наполовину прикрывали белые глазные яблоки. Из груди раздавались тихие хрипы. Тело как бы закаменело, кожа стала бледной и холодной.
Неожиданно, какая-то неведомая сила подбросила Луранси вверх. Её голова и ступни ног упёрлись в одеяло, а грудь и живот выгнулись дугой. Макушка головы почти касалась пяток, хрупкое тельце напряглось, изо рта вырвался громкий хрип.
Родители и Стивенсон бросились к несчастной. Они постарались распрямить тело, но оно было ужасно твёрдым и не поддавалась усилиям людей.
Весь этот ужас продолжался минуты три. Но вдруг всё закончилось. Луранси расслабилась, её ноги вытянулись. Девочка открыла глаза и посмотрела мутным долгим взглядом на тревожные лица взрослых.
Наконец её глаза прояснились и приняли осмысленное выражение. Она села на кровати, спустила ноги на пол. Оглядевшись, девочка изобразила на лице явное удивление. Затем Луранси внимательно оглядела с головы до ног столпившихся возле неё людей и слабым голосом поинтересовалась, где она находится.
Родители и доктор Стивенсон решили, что девочка ещё не пришла в себя после приступа. Они ласково объяснили Луранси, что она у себя дома, болеет, но скоро поправится и всё будет хорошо.
Больная отрицательно покачала головой и ответила, что это не её дом. Она впервые видит окружающих её людей и хочет, чтобы те срочно отправили её к матери и отцу.
Такое заявление больного ребёнка привело взрослых в явное замешательство. Доктор Стивенсон поинтересовался, где живут так называемые отец и мать девочки. Та тут же назвала одну из улиц в Уатсеки и номер дома. На вопрос, кто же там живет, она сказала, что часть комнат занимает семейство Рофф. Сама же она старшая дочь, а зовут её Мери.
Супруги Веннем вспомнили, что, действительно, в Уатсеки есть такая семья. Была у них и дочь Мери, но она умерла двенадцать лет назад. Странным же выглядело то, что Луранси не могла об этом знать. Ей никто никогда не говорил об этой семье, а тем более о дочери, умершей так давно.
Девочке сказали, чтобы она успокоилась, выпила лекарство и полежала в кровати. Но та наотрез отказалась следовать советам взрослых. Её поведение отличалось вежливостью, корректностью, но в то же время она проявляла неумолимую настойчивость и желание немедленно покинуть этот дом и вернуться к родителям.
Посоветовавшись, взрослые решили пригласить к себе Эдвина Роффа. Пусть мужчина поговорит с Луранси и объяснить ей, что она ошибается. Мери давно умерла, её нет на этой земле, а он вовсе не её папа, а абсолютно посторонний человек.
Эдвин Рофф был явно удивлён, услышав подобную просьбу, но не мог отказать несчастным родителям. Он появился на ферме супругов Веннем уже под вечер и, немного смущаясь, зашёл в дом.
Увидев его, Луранси соскочила с кровати и с криком радости подбежала к мужчине. Она повернулась к стоящим рядом родителям и поблагодарила их за то, что они выполнили её просьбу и пригласили отца.
Взрослые переглянулись. Они испытали даже не удивление, а подавленность. Видимо болезнь очень серьёзно сказалась на психике девочки, раз она заявляет такое.
Та же, ничуть не смущаясь, стала оживлённо расспрашивать Эдвина Роффа о делах семьи. Поинтересовалась, как живут брат и сестра, как здоровье матери. Растерянный мужчина отвечал на вопросы, в то же время отмечая, что девочка проявляет поразительную осведомлённость в тех людях, которых она никогда не знала.
Через некоторое время он уверовал, что перед ним действительно Мери. Эдвин Рофф задал несколько вопросов, которые касались самых сокровенных сторон жизни его семьи. Странная девочка блестяще ответила на них. Ни один посторонний человек не смог бы дать такой полной и исчерпывающей информации.
Родители Луранси оказались в сложной ситуации. Они тоже постепенно стали склоняться к мысли, что рядом с ними находится совсем не их дочь. Но тогда напрашивался вполне закономерный вопрос: где же их любимая малышка. Ведь ещё утром она находилась рядом с ними и вдруг таинственным образом перевоплотилась в Мери Рофф.
Естественно они спросили об этом у загадочной девочки. Та тут же ответила, что Луранси сейчас находится далеко. Она должна пройти необходимый курс лечения и появится опять дома через четыре месяца.
Следующий вопрос был не менее логичным и закономерным: что же тогда станет с Мери Рофф. Та посмурнела и ответила, что вернётся опять туда, откуда пришла. Так что у неё очень мало времени, и она хотела бы весь отпущенный ей срок провести в кругу своей семьи, среди родных и близких людей.
После таких заявлений что оставалось делать супругам Веннем. Они отпустили девочку с мистером Роффом, сами же остались дома в тревоге и отчаянии. Им оставалось, только, верить на слово непонятному существу, в которое перевоплотилась их любимая Луранси.
Новоиспечённая Мери Рофф, попав в семью, оказаться в которой так стремилась, повела себя свободно и непринуждённо. Уже на следующий день никто почти не сомневался, что она действительно является той самой девушкой, умершей более десяти лет тому назад. Всех выбивала из колеи только сама ситуация и способ, посредством которого покойная Мери появилась в родных стенах.
Она же, ничуть не смущаясь, сыпала воспоминаниями, приводила примеры из своей жизни. Называла имена множества знакомых и рассказывала о различных забавных случаях, имевших место в то время. Всё это являлось истинной правдой. В завершении же всего, Мери поведала потрясённым Роффам о небольшом инциденте, произошедшем во время её похорон.
Тогда возле гроба находились только отец и мать. Мужчина предложил жене снять золотое колечко с руки покойной дочери. Та же этому воспротивилась. Она заявила, что при жизни Мери очень любила это кольцо, так что пусть оно останется с ней навсегда.
Это был последний, можно сказать убийственный аргумент, после которого все сомнения отпали. Семейство Рофф полностью признало девочку. Отец, мать, брат и сестра уверовали, что рядом с ними находится их Мери. Пусть она имеет другой внешний облик, но внутренний мир – это мир их дочери и сестры.
Вся эта фантастическая ситуация наделала много шума в маленьком городке. Любопытные валом валили к дому, где жили Роффы. Очень быстро слухи дошли и до Чикаго – самого крупного города штата Иллинойс. Толпы журналистов ринулись в богом забытый Уатсеки. Все они стремились посмотреть на Мери и взять у неё интервью.
Заволновались и люди науки. Некоторые из них также поспешили на восток штата, чтобы своими глазами увидеть необычный феномен, который не вписывался ни в какие законы и правила существующего мира.
Внимание прессы и учёных мужей, казалось, никак не смущало Мери Рофф. Она охотно беседовала и с теми, и с другими. Девочка повторяла всегда одно и то же. Она говорила затаившим дыхание людям, что умерла двенадцать лет тому назад, но волей случая ей удалось навестить своих родных. Правда скоро всё это закончится, и она вернётся туда, откуда пришла.
Мери назвала точную дату своего ухода, и родители Луранси появились в доме Роффов в этот день. Сразу после полудня девочке стало плохо. Она потеряла сознание, и её положили на кровать. Вскоре повторилась та же ситуация, которая наблюдалась с дочерью Веннем четыре месяца назад.
Худенькое тело изогнулось в страшной судороге, затем расслабилось и обессилено затихло на кровати. Все замерли, ожидая, что будет дальше.
Девочка открыла глаза, осмотрелась, и на её лице отразилось явное удивление. Она, по всей видимости, не узнавала ту обстановку, в которой находилась. Наконец её растерянный взгляд остановился на лицах супругов Веннем и прояснился. Родители Луранси переглянулись, их души наполнила неподдельная радость. Они бросились к любимой малышке и обняли её.
Луранси вернулась в реальный мир после четырёхмесячного отсутствия. Что с ней происходило в течении ста двадцати дней – на этот вопрос девочка не смогла ответить. Она заявила, что начался припадок, затем наступила потеря сознания. Очнувшись, Луранси увидела лица своих родителей и лица многих незнакомых людей. Больше она ничего не могла сообщить окружающим, которые настойчиво просили вспомнить хоть что-нибудь.
Луранси Веннем выздоровела, припадки больше никогда не посещали её. Через пару-тройку лет она превратилась в красивую девушку, удачно вышла замуж. Дальнейшая её жизнь потекла безоблачно и безмятежно. Омрачить счастливую идиллию могло только напоминание о том жутком инциденте, вырвавшем целых четыре месяца из юной жизни. В этом вопросе окружающие всегда проявляли такт и внимание.
Что же касается самого сверхъестественного и непонятного случая, то нужно отметить, что страсти долго бушевали в умах людей. Журналисты писали сенсационные статьи, люди науки пространные трактаты. Истинную же причину этого происшествия так никто и не назвал. Она осталась тайной за семью печатями.
Нетрудно однако предположить, что тайны реинкарнации опять заявили о себе. Где-то в тонком мире случился системный сбой, а его жертвой стала Луранси Веннем. Пострадало также много других людей, которым она была дорога.
Tags: непознанное
Subscribe
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments