vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Вторая мировая война: начало краха германской доктрины «подводной войны»

                                           В то время как Англия и США с осени 1942 г. начали стягивать свои противолодочные силы и средства в Средиземное море и Центральную Атлантику, Северная Атлантика, как и прежде, продолжала оставаться основным районом боевых действий подводных сил фашистской Германии.
На совещании 19 ноября 1942 г. Гитлер высказал мнение, что следует использовать благоприятные возможности, возникшие в Атлантике в связи с сокращением эскортных сил противника, и предложил изыскать способы для немедленного увеличения количества подводных лодок в Норвегии на случай вторжения в этот район.
В ноябре 1942 г. предусматривалось иметь в районах основных боевых действий до 140 немецких подводных лодок, из них в Средиземном море — 24, в Атлантике — 59 (в том числе две лодки-танкера), в северных морях — 23 и на переходах в базы и районы боевых действий — 33.
Сосредоточение подводных сил (лодок) в Северной и Центральной Атлантике происходило за счет сокращения их количества в других зонах, а также на прибрежных коммуникациях. Немецкое командование наме­ревалось продолжать наращивать свои силы в Северной Атлантике. Одна­ко недостаток подготовленных кадров в ряде случаев тормозил вступление лодок в боевой состав флота. По этой причине в декабре 1942 г. из 397 подводных лодок, имевшихся в Германии, в составе действующего флота находилось всего 210. Непосредственно в районах действий в конце 1942 — начале 1943 г. имелось 100—110 лодок.
Как и прежде, основой применения лодок в Атлантике являлся метод групповых действий в составе разведывательной и ударной завес.
Чтобы повысить эффективность действий подводных лодок, были введены некоторые технические новшества. Так, для дезориентации кораблей противолодочной обороны западных союзников немецкие подвод­ники стали широко использовать специальный аппарат «ВТ», который имитировал цель и затруднял работу гидролокатора. Кроме того, с весны 1943 г. для увеличения просматриваемой зоны немцы начали приме­нять на своих лодках подъемный наблюдательный пункт, устроенный по принципу автожира, способный поднимать пилота-наблюдателя на высо­ту до 300 м.
В начале 1943 г. немецкой разведке удалось раскрыть шифр, который применяли западные союзники для связи с конвоями в Атлантике. Зная их маршруты и силы охранения, командование германского подводного флота могло маневрировать лодками и своевременно переразвертывать завесы на путях конвоев.
Сведенные в крупные завесы, подводные лодки в отдельные месяцы до­бивались весьма ощутимых результатов в потоплении тоннажа. Так, на­пример, в ноябре 1942 г., когда западные союзники понесли наиболее тя­желые потери, на долю подводных лодок приходилось более 90 процентов всего тоннажа союзников, потерянного в результате боевых действий про­тивника.
«Ввиду слабости эскортов,— докладывал Редер Гитлеру 19 ноября,— атаки на конвои противника в Северной Атлантике сейчас особенно ус­пешны... Имеющиеся в нашем распоряжении подводные лодки будут применены в Северной Атлантике и в тех зонах, в которых в настоящее время ведутся боевые действия, для того чтобы использовать слабость эскортных сил противника и нанести ему по возможности большие потери в тоннаже».
В первые два месяца 1943 г. германские подводные лодки продолжали вести активные боевые действия прежде всего на северных маршрутах Атлантики (к югу от Гренландии и Исландии). Чтобы не допустить об­хода развернутых в этом районе завес подводных лодок, немецкое коман­дование в отдельные периоды увеличивало состав их до 20—30 единиц. В свою очередь англичане избирали маршруты для конвоев в радиусе действия самолетов своей базовой авиации, которая значительно затруд­няла развертывание вражеских подводных лодок и преследование ими конвоев в надводном положении. Лодки, вынужденные погружаться, те­ряли скорость и отставали от конвоев, не успев произвести атаку. По­этому в январе — феврале 1943 г. потери союзников в тоннаже были срав­нительно небольшими — соответственно 203 и 359 тыс. брт Немецкое командование не смогло достичь запланированных им месячных потерь тоннажа флота западных союзников.
В марте положение изменилось. Из Галифакса в Англию вышли два союзных конвоя — быстроходный (25 судов) и тихоходный (52 судна). Первый из них был обнаружен и атакован 8 немецкими подводными лод­ками. Они преследовали конвой в течение трех суток и потопили 12 судов. После объединения обоих конвоев соединили свои усилия и вражеские подводные лодки. Преодолев сопротивление слабых сил охранения, они нанесли конвоям тяжелый урон (оба конвоя потеряли 21 транспорт — около 141 тыс. брт). Немцы потеряли всего одну подводную лодку. Об­щие потери тоннажа западных союзников и нейтральных стран за один этот месяц достигли 693 тыс. брт (120 судов), из них в Атлантике было потоплено 539 тыс. брт. Эти успехи порождали у германского командова­ния веру в реальность его планов, так как до 75 процентов транспортов было уничтожено из состава конвоев, доставлявших в Англию важные военные грузы. С ноября 1942 г. по март 1943 г. в ее порты прибыло ми­нимальное за всю вторую мировую войну количество грузов.
Союзное командование, встревоженное подобным положением, приняло срочные меры. В конце марта в Северную Атлантику были направ­лены конвойные авианосцы, корабельные поисково-ударные группы, са­молеты и другие средства противолодочной обороны, ранее занятые в опе­рации «Торч». Одновременно президент Рузвельт принял решение до­полнительно направить в этот район самолеты с большим радиусом дей­ствия («Либерейтор II и III»). Вскоре 20 из них уже действовало в этом рай­оне, а к середине апреля количество их возросло до 41 единицы. Они базировались на аэродромах Северной Ирландии, Исландии, Ньюфаунд­ленда и Южной Англии. Всего в весенние месяцы сюда предполагалось церебазировать 255 самолетов такого типа. Это позволило активизиро­вать борьбу с подводными лодками противника не только в районах пе­рехода конвоев, но и на выходах лодок из баз Бискайского залива. Все более широкое применение англичанами самолетов, оснащенных новыми локаторами и прожекторами, стало давать положительные результаты. В феврале и марте самолеты уничтожили в Бискайском заливе 3 гер­манские подводные лодки.
Положительно сказывался на организации противолодочной обороны значительный рост количества самолетов союзников на аэродромах, рас­положенных вдоль основных маршрутов движения конвоев в Северной Атлантике. В этих условиях немецкому командованию пришлось развер­тывать свои подводные лодки вдали от авиационных баз западных союз­ников, а это привело к снижению их результативности более чем на 60 процентов. Ширина же неконтролируемой англо-американской авиа­цией зоны в Северной Атлантике сократилась до 600 миль. Ввод в дейст­вие поисково-ударных групп и эскортных авианосцев, оснащенных новей­шими и пока неизвестными немцам средствами противолодочной борьбы, свел до минимума и эту «неконтролируемую зону». Например, новые радиолокаторы с сантиметровым диапазоном волн, установленные на кораблях противолодочной обороны, лишали немецкие подводные лодки преимуществ скрытности в период их развертывания и сосредоточения для атаки конвоя. Поэтому в условиях малой видимости, характерной для Северной Атлантики в весеннее время, немецкие лодки, находясь в надводном положении, стали нести большие потери от внезапных атак кораблей и самолетов западных союзников.
Тенденция к увеличению потерь подводных лодок становилась все более очевидной. Если в 1941 г. потери составляли 16 процентов от числа введенных в строй лодок, в 1942 г.— 34 процента, то в первом квартале 1943 г. — свыше 58 процентов (41 из 70 лодок).
К марту 1943 г. англичане и американцы, широко внедрив новые методы разведки, значительно улучшили службу информации во всей систе­ме противолодочной борьбы в Северной Атлантике. В частности, новые радиопеленгаторы, установленные на берегу и кораблях охранения, по­зволили быстро засекать радиопередачи с германских подводных ло­док. Работа пеленгаторов облегчалась тем, что немцы почти не ограничи­вали радиопередачи с подводных лодок, считая вероятность обнаруже­ния их по радиопеленгам ничтожно малой. В результате союзники стали получать достоверную информацию о местах развертывания завес под­водных лодок противника, широко и оперативно маневрировать своими конвоями и обходить районы сосредоточения вражеских подводных сил.
Вопросу упорядочения системы борьбы с немецкими подводными лод­ками была посвящена англо-американо-канадская конференция, которая открылась в Вашингтоне 1 марта 1943 г. Ее участники решили возло­жить ответственность за проводку конвоев в Северной Атлантике на ан­гличан и канадцев, а в Центральной — на американцев.
В соответствии с решениями этой конференции разрозненные группы противолодочной обороны США были объединены в 10-й флот с задачей вести борьбу с подводными лодками противника и защищать конвои на маршрутах Америка — Средиземное море и Карибское море — Велико­британия. Для охраны конвоев на крайних северных маршрутах Атланти­ки создавались силы Северо-Западной Атлантической зоны. С учетом опы­та борьбы с лодками, а также районов их наибольшего сосредоточения было проведено перераспределение авиации противолодочной обороны берегового базирования и конвойных авианосцев, пересмотрены графики движения конвоев в Атлантике.
В начале апреля 1943 г. немецкое командование сосредоточило в Се­верной Атлантике максимальное количество подводных лодок — 112 из 240, предназначавшихся для ведения боевых действий. Западные союз­ники усилили здесь средства противолодочной обороны. 28 апреля немец­кие подводные лодки начали крупную операцию против союзных конвоев. Первоначально в районах боевых действий в 4—5 завесах (они несколько раз переформировывались) было развернуто до 60 подводных лодок. Все завесы с февраля управлялись с берегового командного пункта. Оттуда давались указания о районе развертывания и направлении поиска, на пе­реразвертывание и переформирование завес, а также информация о ме­теообстановке, об объекте атаки, направлениях уклонений конвоев и т. п.
Первая завеса «Стар» в составе 16 лодок, развернутая в 300 милях юго-западнее Рейкьявика (Исландия), была нацелена против конвоя «ONS-5», который вышел из устья реки Клайд (Англия) в США в составе 40 транспортов и 9 кораблей охранения. Вскоре к нему присоединились эскадренный миноносец и 3 транспорта, вышедшие из Исландии. Конвой почти непрерывно прикрывали самолеты противолодочной обороны с аэро­дромов Исландии
Вторая завеса «Шпехт» (16 подводных лодок) была развернута между южной оконечностью Гренландии и островом Ньюфаундленд с задачей перехватить и атаковать конвой «SC-127», следовавший в Англию из США. В 200 милях восточнее завесы «Шпехт» была развернута третья завеса «Амсель» (11 подводных лодок). Четвертая завеса «Дроссель» из 10 лодок была развернута на параллели мыса Финистерре (Испания) и имела задачу, получив данные от своих разведывательных самолетов, атаковать конвои противника между Гибралтаром и Британскими островами.
После обнаружения конвоя «SC-127», шедшего из США в Англию, подводные лодки завес «Стар» и «Шпехт» получили приказ соединиться и создать новую завесу «Финк» в составе 30 лодок. Из завесы «Амсель» и прибывших на ее усиление лодок было создано 4 завесы по 5—6 лодок в каждой. Завеса «Финк» была развернута в 200 милях к югу от Гренлан­дии, на вероятном пути конвоя «SC-127». Но этому конвою, резко изме­нившему курс с последующим отклонением от обычного маршрута сле­дования, удалось обойти завесу противника. В тот момент, когда уже готовился приказ о новом переформировании завесы «Финк», почти в са­мом ее центре появился конвой «ONS-5», следовавший со значитель­ным опозданием в сравнении с расчетами немецкого командования. Из-за сильного шторма и пурги ордер конвоя оказался нарушенным: транспор­ты шли двумя группами, а часть кораблей охранения, израсходовав топ­ливо и не имея возможности пополнить его в море, вынуждена была уйти в базы на заправку.
Атаковав отставшие суда, немецкие лодки потопили 5 транспортов. Ночью подводные лодки прорвались к конвою и уничтожили еще 7 транс­портов. В течение светлого времени лодки завесы «Финк» следовали вблизи конвоя, готовые с наступлением темноты повторить атаки. На основании действовавшего наставления подводные лодки должны были преследовать конвой на максимально возможном удалении, ориентируясь по дымам, а при отсутствии их — по верхушкам мачт. Однако при попыт­ке лодок поддерживать визуальный контакт или прорваться к конвою ко­рабли противолодочной обороны с помощью новых радаров быстро обна­руживали и атаковали их. В результате 4 лодки были потоплены, а не­сколько других получили повреждения. Вскоре на помощь конвою прибы­ла эскортная группа канадских кораблей, которые атаковали и потопили еще 2 лодки. Противнику пришлось прекратить преследование конвоя. Потопив 13 транспортов из состава конвоя «ONS-5», он потерял 6 под­водных лодок .
После прекращения атак конвоя «ONS-5» 18 боеспособных немецких лодок были объединены в завесу «Эльба», которая развернулась в 450 ми­лях к востоку от острова Ньюфаундленд. Южнее ее была развернута завеса «Рейн», сформированная из 12 лодок, ранее входивших в завесы «Амсель-1» и «Амсель-2». Обе завесы рассредоточились почти на 500 миль, перекрыв возможные пути движения конвоев. Разведка союзников обна­ружила их развертывание. Предупрежденные конвои «НХ-237» и «SC-129», следовавшие из США, не доходя до районов расположения за­вес, обошли их, резко повернув на юг.
Немецкое командование приказало подводным лодкам полным ходом следовать в восточном направлении для перехвата этих конвоев: группе «Рейн» надлежало атаковать конвой «НХ-237», а группе «Эльба» — кон­вой «SC-129». Группе «Дроссель», развернутой у испанского побережья, было приказано следовать в западном направлении навстречу этим двум конвоям. Однако самолеты сверхдальнего действия, а также самолеты эскортных авианосцев западных союзников обнаружили лодки, атаковали их и немедленно вызвали корабли из групп поддержки. В результате 3 лодки были уничтожены, несколько получили повреждения.
В то время как лодки из группы «Рейн» пытались прорваться к конвою «НХ-237», группа «Эльба» начала сосредоточиваться на пути конвоя «SC-129», который находился в 400 милях западнее. Одна из лодок груп­пы «Эльба» обнаружила этот конвой, а другая атаковала его, потопив 2 транспорта. Остальным лодкам завесы не удалось прорвать оборону конвоя, при этом было потеряно 3 подводные лодки. Получив сообщение от своей лодки о появлении в районе операции поисково-ударной группы западных союзников во главе с авианосцем, немецкое командование при­казало прекратить преследование конвоев. После этого на северном марш­руте была образована завеса «Мозель» в составе 21 лодки для атаки вновь обнаруженного конвоя, охранение которого к моменту сближения с заве­сой было усилено четвертой конвойной группой во главе с конвойным авианосцем «Арчер». При попытке прорваться к конвою завеса потеряла 5 лодок, так и не добившись успеха.
В итоге этой операции в Северной Атлантике германские подводные силы флота понесли самый тяжелый урон с начала войны: потеряли 33 лод­ки. В связи с этим в журнале боевых действий командующего немецкими подводными силами в мае 1943 г. отмечалось, что «факты с жесто­кой очевидностью подтверждают кризис, переживаемый подводной войной, и требуют принятия решительных контрмер» Под влиянием неудач командование германского флота вынуждено было прекратить операцию и направить основную часть боеспособных лодок в район Азор­ских островов.
Дениц в докладе Гитлеру в конце мая не мог скрыть тревоги по поводу роста потерь лодок в последних операциях почти в 2,5 раза по сравне­нию с предшествующими. «Эти потери слишком высоки, — заявил он. — Мы должны сохранить наши силы, в противном случае это будет выгодно только противнику».
Провал операции немецких подводных сил в Северной Атлантике, которая началась в апреле, а завершилась в мае, положил начало краху доктрины «подводной войны» фашистской Германии и, как показали последующие события 1943 г., определил перелом в борьбе на атлантических коммуникациях в пользу западных союзников.
Tags: войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments