vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Последние успехи пиратов Африки

                                   Турецкий трон наследовал султан Селим, который, не вступая с христианами в серьезные сражения, копил силы для большой войны. Африканские пираты продолжали действовать на торговых путях Средиземноморья. Зимой 1570 года Алуч-Алия, наместник Гассана-Паши, прозванный Килиджи (меч), взял Тунис. После этого он собрал окрестных пиратов и решил присоединиться к кораблям Пиали-Паши. Около берегов Сицилии он ограбил 20 галер, везших груз на Мальту.
Христианские правители понимали, что пришло время расправиться с ненавистной Турцией». Папа Римский Пий V призвал организовать священную лигу для борьбы с мусульманами.
Летом 1571 года объединенная эскадра из 212 кораблей направилась к Греческому архипелагу. Ей противостояли 200 турецких галер и 60 судов африканских пиратов. Среди военачальников были Гассан-Паша, Мухаммед-Бей — сын морского разбойника Сала-Реиса, Хар-эль-Хаджи-Али и Алуч-Али, которого современники признавали величайшим пиратом после Хайраддина. Христианским флотом командовал дон Хуан Австрийский.
Эскадры встретились 7 октября 1571 года в проливе Лепанто между материком и Кефалонскими островами. Противники выстроились в боевом порядке. Дон Хуан Австрийский занимал центр вместе с папскими, савойскими, венецианскими и генуэзскими галерами. Барбариго командовал левым флангом, Андреа Дориа — правым. Боевое построение турок было похожим. Алуч-Али на своем крыле противостоял кораблям Дориа.
Дон Хуан Австрийский поднял на своей галере знамя лиги, дав знак к началу сражения. Тут же с обеих сторон загрохотали пушки, корабли окутались клубами дыма. Барбариго пустил ко дну галеру наместника Александрии Сирокко. Корабль Хуана Австрийского сошелся в абордажном бою с галерой Пиали-Паши. Уже в самом начале боя Пиали-Паша был разорван ядром надвое.
Гибель военачальника сломила сопротивление турок — на галере взвился флаг священной лиги. Христиане теснили мусульман, отчаянно сопротивлялся лишь Алуч-Али. Он захватил 10 галер мальтийских рыцарей. На помощь поспешили галеры дон Хуана Австрийского. Видя, что сражение проиграно, Алуч-Али пошел напролом сквозь ряды кораблей Дориа, беспорядочно стреляя во все стороны. Ему удалось вырваться из окружения. Более того, он не потерял добычу и доставил ее в Константинополь. Турки, лишившись поддержки грозного пирата, совсем пали духом. Сражение закончилось страшной резней. Погибло около 30 тысяч турок.
Однако европейские правители не сумели извлечь пользу из этой величайшей победы христиан над мусульманами. Каждый из них отстаивал свои интересы, и развить успех, чтобы полностью довершить разгром турецкой армии, им не удалось. Более того, на следующий год 160 кораблей Алуч-Али-Килиджи вернулись к Греческому архипелагу, разрушая и грабя христианские города. Венецианская республика, стремясь обезопасить свои владения, была вынуждена даже заключить 15 марта 1573 года мирный договор с пиратами.
Но все же сражение при Лепанто оказалось решающим в судьбе мусульманских пиратов Средиземного моря. Они перестали быть по-настоящему грозной силой. Их бывшие убежища — Алжир и Тунис — стали независимыми государствами и не оказывали пиратам никакой поддержки.
В начале XVII века алжирские пираты снова заявили о себе. Из Испании изгнали морисков — потомков андалузских мавров. Среди них было много искусных моряков, и они охотно примкнули к пиратам, чтобы отомстить испанцам за свое унижение. Они научили алжирцев строить большие парусные суда, и к 1617 году флот Алжира насчитывал уже 70 кораблей. К этому времени относятся две успешные экспедиции пиратов. Одна из них опустошила остров Мадейру (пираты сняли даже колокола с местных церквей), вторая прошлась губительным смерчем от Севильи до Лиссабона и даже достигла берегов Англии и Исландии.
В это время Франция стала основывать колонии на африканском берегу. 19 сентября 1628 года между Алжиром и Парижем был заключен мирный договор, по которому алжирцы обязались не грабить и не осматривать корабли, плывущие под французским флагом.
Однако пираты не спешили выполнять условия договора. У них в плену томились французские граждане, многие из которых были ремесленниками, а значит, полезными для пиратов. Дабы наказать алжирцев, король Людовик XIII в 1637 году отправил в Алжир эскадру из 13 кораблей. Однако до места назначения добрался лишь один, остальные сбились с курса. Адмирал Манти не побоялся передать пиратам требования государя. Алжирцы хотели сжечь его корабль, и адмиралу с трудом удалось вырваться. Он поднял на мачте красный флаг в знак мести и захватил у побережья две фелуки с грузом.
В ответ пираты снарядили эскадру и разграбили Ла-Калле и другие французские поселения. Но неожиданно началось восстание арабов, которые истребили посланный против них отряд янычар и потребовали вернуть Ла-Калле и продолжить торговлю с Францией.
Пираты присмирели, это продолжалось до тех пор, пока бей Баба-Гассан не захватил власть в Алжире. Он вызвал к себе французского консула. Баба-Гассан показал ему свой многочисленный флот, стоящий в гавани, и потребовал передать королю Людовику XIV, что через несколько дней эти корабли уничтожат былое величие Франции.
Но у Парижа нашелся достойный ответ. В эти годы Франция переживала благодатные времена. С мнением Людовика XIV, который известен своим изречением: «Государство — это я», считалась вся Европа. Кораблестроение во Франции достигло своего расцвета. Французский флот насчитывал более 100 мощных линейных кораблей. Против Алжира была снаряжена эскадра, состоящая из 11 линкоров и 15 галер. Флотом командовал адмирал Дюкэн. В состав эскадры входили 5 бомбовых галиота, несших на себе изобретение молодого офицера Рено д'Элисагаре — бомбовые мортиры.
Флот подошел к Алжиру и начал обстреливать город. Бомбы производили страшные разрушения. Развить успех не удалось из-за плохой погоды — приближался сезон штормов. Корабли вернулись в Тулон. В конце июня 1683 года они вновь подошли к стенам Алжира. Эскадра была усилена пятью кораблями маркиза д'Анфревиля. Начались мирные переговоры с турками. Алжирцы согласились выдать всех христианских невольников, а также двух предводителей пиратов — Али и Меццоморте. Еще одно требование французов — заплатить 1,5 миллиона франков за военные издержки — бей Баба-Гассан выполнить не мог.
Тогда Меццоморте попросил Дюкэна отпустить его в город, утверждая, что он сможет найти деньги. Адмирал согласился и вскоре пожалел об этом. Пират вошел во дворец, заколол Баба-Гассана и провозгласил себя правителем Алжира. Он приказал не выдавать пленных, а, наоборот, начать бомбардировку французской эскадры. В ответ французы возобновили обстрел города. Тогда Меццоморте приказал привязывать христиан к пушкам и стрелять. Так погибли 22 француза.
В 1684 году Франция заключила новый договор с алжирским пиратским государством. Но и он действовал недолго. Уже через два года возобновились захваты и ограбления французских торговых судов.
Правители Алжира сменяли один другого, но политика их оставалась неизменной на протяжении последующих столетий. Под их данью оказались практически все европейские государства. Лишь Франция не платила ничего. Преемник Меццоморте бей Шаабан заключил с Парижем взаимовыгодный договор. Дания купила мир за 100 тысяч талеров. Королевство обеих Сицилии ежегодно присылало в Алжир 24 тысячи пиастров. Подарки алжирским беям были вынуждены делать Португалия, Австрия и даже Англия с Голландией.
Более других доставалось Испании. В 1775 году 300 испанских кораблей пытались захватить Алжир, но бездарные командиры не добились ровным счетом ничего. Испания заключила в 1785 году мир с алжирцами, что, впрочем, не снимало с нее обязанности платить ежегодную дань.
Так продолжалось до 30х годов XIX века, пока король Франции Карл Х не решил начать морскую блокаду Алжира. Франция завоевала Алжир и присоединила его к своим владениям.http://www.randewy.ru/razn/pirat4.html
Tags: пираты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments