vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Шерше ля фам

                                           Эти события, происшедшие в середине 1930-х годов, стали одним из крупнейших шпионских скандалов в довоенной Европе и самые яркие роли в нем сыграли женщины.
— Это возмутительно! – негодовал полковник Гудериан, будущий генерал-полковник германской армии. — Секретнейшие документы моего отдела, о деталях которых не знают даже в других отделах Генерального штаба, оказывается, уплывают за границу, в Польшу, в штаб нашего потенциального противника! – Не удержавшись, он всплеснул руками. – Где же была наша хваленая контрразведка?
— Полковник, — прервал его начальник Генштаба генерал Хольман, — верьте, что даже сам фюрер обеспокоен не меньше вашего и примет серьезные меры, Что же касается контрразведки, то именно она вскрыла это дело и прервала утечку секретных сведений.
— Но то, что уже ушло, раскрывает наши планы, нашу стратегию. Вся моя работа пошла насмарку!
— Поверьте мне, старику, противник да и любое руководство самого высшего ранга в любой стране не всегда верит и правильно оценивает документы, доставленные разведкой. Тем более такие документы. То, что вы делаете, настолько необычно, что этому не поверят. Так что спокойно продолжайте работать. Можете идти.
Гудериан отдал честь, четко повернулся и вышел. Вернувшись к себе в отдел, велел секретарю никого к нему не пускать, а по телефону соединять только с начальством. Сел за стол. Надо было обдумать все, что произошло, и все, что предстоит сделать, чтобы исправить случившееся.
Не так давно закончилась Первая мировая война. Большинство прошедших ее генералов и офицеров не могло избавиться от сознания того, что и следующая, которая неизбежно приближалась, будет носить тот же позиционный характер: огромные армии, по горло зарытые в землю укрепления из бетона и стали, безнадежные, чреватые миллионными потерями штурмы крепостей, ничтожные продвижения по одному-двум километрам в месяц по пропитанной кровью почве...
Но среди молодых офицеров уже появились теоретики новой, танковой войны. Эта теория родилась на полях гражданской войны в России, где конные бригады, корпуса, армии устремлялись в прорывы, совершали тысячекилометровые молниеносные по тем временам рейды по тылам противника, захватывали города и решали исход сражений. Воображение рисовало картину таких же рейдов, но не конных, а танковых соединений. В России теоретиком такой войны стал Тухачевский, в Германии Гудериан, впоследствии генерал-полковник, автор знаменитой книги «Внимание – танки!».
И пока французские генералы и инженеры трудились над созданием «непробиваемой» «линии Мажино» вдоль границы с Германией, а германские планировали сооружение аналогичной «линии Зигфрида» на границе с Францией, в недрах германского генштаба, в секретном отделе полковника Гудериана, созревали планы молниеносной танковой войны.
Прослышавшая что-то об этих планах, но не знавшая ничего ни об их суги, ни о содержании, польская разведка решила любой ценой добыть их.
Одним из польских разведчиков, прибывших в Германию в 1934 году, был лейтенант Гриф-Чайковский. Но он то ли по глупости, то ли погнавшись за легкой славой и деньгами, а то и по всем этим причинам вместе, сразу встал на роковой для себя путь. Явившись в германскую контрразведку, признался, что является польским разведчиком и попросил снабжать его информацией. Конечно же он не мог не понимать, что «информация» окажется дезинформацией, а его самого немцы используют в своих интересах. Так и получилось.
— Вы будете иметь достаточно информации, — заявил ему Рихард Протце, начальник контрразведывательной службы военной разведки Германии, которую возглавлял адмирал Канарис. – Но вы должны работать на нас.
Гриф-Чайковскому ничего не оставалось делать, как дать согласие.
Вскоре Протце вручил ему фотопленки с дезинформационными материалами, якобы добытыми в Шестом инспекционном отделе Генштаба, возглавляемом полковником Гудерианом. Вслед за этим были переданы и другие «документы». Гриф-Чайковский добросовестно относил их польскому резиденту, а тот переправлял в Варшаву.
Примерно в это же время в Берлине появился отставной капитан польской армии Юрек фон Сосновский. Была ли приставка «фон» придумана им для вящего впечатления, или действительно в нем текла дворянская немецкая кровь, об этом история умалчивает. Так или иначе, высокий, красивый, элегантный, к тому же судя по всему обладавший немалым состоянием капитан сразу стал вхож в берлинское общество. Его успеху, особенно у женщин, способствовала и рассказываемая им романтическая история его отставки и отъезда из Польши.

Tags: личности, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments