vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Categories:

Роми Шнайдер и Ален Делон

                                              demg.ru  фото                                                                                                                                                                                                                                                          Имя Роми Шнайдер известно многим зрителям благодаря фильму «Бассейн», в котором она снялась с одним из самых знаменитых актеров Франции Аленом Делоном, человеком, сыгравшим в ее судьбе поистине роковую роль. Могла ли юная Розмари Альбах-Ретти, подписавшая выгодный контракт, в тот момент предполагать, чем окончится ее согласие приехать во Францию на съемки нового фильма? Еще до приземления самолета Розмари, с интересом смотревшая на открывающийся внизу великолепный вид ночного Парижа, отметила про себя, что рождена для славы и признания. Теперь она будет носить новое имя – Роми, сладкое и слегка горьковатое, как и напиток. Церемонно звучавшее Альбах-Ретти по настоянию матери заменили на более простое – Шнайдер. Эта фамилия Розмари не нравилась, но она в очередной раз послушалась матери, зная, что впереди у нее будет много возможностей проявить собственную волю. Мама девушки, Марта, любила повторять, что «слава и фортуна – капризные подруги», но Розмари была уверена, что она сумеет добиться всего и собственными силами.Пока Роми, мечтательно откинувшись в кресле, размышляла о начале новой увлекательной жизни, в зале ожидания с охапкой белых роз нервно прогуливался молодой начинающий актер – партнер австрийской актрисы по фильму. Его раздражение нетрудно было понять. Ведь никому не известной актрисе предложили гонорар в четыре раза больше, чем у него. Кроме того, розы так больно кололи пальцы, что Ален Делон, а это был именно он, почти швырнул их в лицо улыбающейся Роми. Девушке француз сразу не понравился, и она окрестила его «мистер Слишком», слишком красив и слишком вызывающе себя ведет.
Шел 1958 год, время съемок первого значительного фильма Шнайдер «Будь красивой и помалкивай».
В первые дни съемок взаимная неприязнь все усиливалась. Ален Делон решил использовать все средства, чтобы досадить Роми Шнайдер. Он смеялся над ее акцентом и манерами провинциалки. Она же заставляла себя ненавидеть его избалованность и изысканную красоту. Заставляла, потому что парижский воздух был напоен чувствами разделенной любви и страсти, и, репетируя сцены из фильма, Роми каждый раз мысленно приказывала себе не поддаваться обаянию красивого актера. Но молодость взяла свое, вскоре Роми и дня не могла прожить без возлюбленного. Ален Делон тоже не смог устоять перед юной красавицей. Они стали часто уединяться в перерывах между съемками, и их заставали вместе то за декорациями, то в гримерке. Письма родителей, возмущенных поведением дочери, не возымели своего действия, поскольку теперь Роми подчинялась только Алену Делону.
Не обращая внимания на сплетни и слухи, Роми переехала в дом любовника и не только не скрывала их связи, но и гордилась ею. Она стала для него настоящей женой, любящей и верной, и им не нужны были документы, официально закрепляющие их союз, а лишь ночи, долгие ночи любви.
Однако не бывает идеальных браков. Так и этот со временем дал трещину. Как ни странно, Роми и Алена объединила общая страсть к кинематографу, и она же стала решающим фактором их разрыва. К Делону пришла настоящая слава с многочисленными приглашениями и толпами поклонниц. Он подписывал один многомиллионный контракт за другим, а Роми все это время оставалась в тени. Если для мужчины достаточно лишь красивой внешности и нескольких актерских навыков, то для женщины необходимо намного больше. В ней должна присутствовать тайна, загадка, которая делает одну актрису не похожей на другую. Именно такой и оказалась Роми Шнайдер: самобытной, загадочной, сильной. Делон лишь через некоторое время понял, что, несмотря на все контракты и приглашения, в их союзе первую скрипку играла Роми, и это, несомненно, больно ранило его мужское самолюбие. Естественно, он пытался найти оправдание своему раздражению. Да, Роми жила предрассудками, от нее можно было ожидать чего угодно, причем в самый неподходящий момент, но она любила, отдавая всю душу своему избраннику. Ален не хотел признавать, что Роми давно уже забыла об обещании сделать блестящую карьеру и жила только для него.
Стараясь свести на нет возможности Роми добиться известности, Делон стал уезжать в длительные гастроли. Роми каждый раз с нетерпением ждала его возвращения, но он словно избегал ее общества. Поворотным пунктом в этой истории любви стало приглашение Роми Шнайдер в Голливуд в 1963 году. Интуиция подсказывала ей, что уезжать не следует, но Делон решительно настаивал, говоря, что переезд в Америку благотворно повлияет на ее карьеру.
Роми не получила от съемок в Голливуде никакого морального удовлетворения. Тоска по любимому гнала ее обратно из Голливуда в Париж, и она, даже не отдохнув после съемок, совершила перелет через Атлантику. В аэропорту ее никто не ждал. Отсутствие любимого больно полоснуло по сердцу, в душе зрели мрачные предчувствия. Когда же Роми словно на крыльях влетела в их квартиру, ей ответило лишь тяжелое безмолвие. На столе лежал увядший букет черных роз и записка: «Наша жизнь подчинена лишь одной любви – кино, и я возвращаю тебе твою свободу, оставляя у себя твое сердце».
Роми не могла пошевелиться. Все ее существо, казалось, кричало от боли, от потерянной любви и несбывшихся надежд. Она просидела всю ночь, а наутро обнаружила у себя первые седые волосы. Она не плакала и в тот день, когда прочитала в газетах о помолвке Алена с Натали Бертелеми.
Та ночь, по сути, оказалась для Роми роковой, явилась началом падения в бездну под названием одиночество, а его символом стали черные розы с увядшими лепестками. Боль после разрыва с Делоном так и не прошла. Всю жизнь она задавала себе вопрос, почему же он так поступил, ушел, ничего не сказав, не попрощавшись. Возможно, Роми и сумела оправиться от этого удара, если бы он объяснился, но этого не произошло, и Роми всю жизнь чувствовала себя брошенной женщиной, изгоем в обществе комедиантов. Отчаяния не было, осталась лишь тупая боль, которую Роми пыталась утопить в рюмке или занимаясь сексом с первым попавшимся мужчиной.
Агония тянулась на протяжении нескольких лет. Роми перестали приглашать на съемки, друзья избегали ее. Она задавала все тот же мучивший ее вопрос, почему Ален ее бросил. Роми спрашивала об этом даже у своего мужа, немецкого актера Гарри Мейена. Тот прекрасно понимал, что Роми во много раз талантливее Делона, поэтому он ее и оставил, испугавшись призрака чужой славы. Но в свои размышления Гарри жену не посвящал, ревнуя ее даже к воспоминаниям. Несмотря на страсть, сжигавшую ее изнутри, Роми сумела оценить любовь Гарри. Как-то после свадьбы она написала в дневнике: «До сих пор в моей жизни был мужчина, с которым я хотела жить, но не могла. Познакомившись с Гарри, я почувствовала, что смогла бы прожить с ним всю жизнь…»
Счастье материнства лишь на некоторое время помогло актрисе создать иллюзию стабильности. Как она хотела в те мгновения встретиться с Делоном и бросить ему в лицо: «Вот, я жива, я люблю и забыла тебя!», и судьба словно услышала ее и подарила ей еще одну встречу с любимым. В фильме «Бассейн» Ален и Роми играли любовников, пресытившихся своими отношениями, но все же пытавшихся их сохранить. Съемки, длившиеся несколько месяцев, стали для Роми настоящим испытанием. После того как режиссер кричал: «Снято», она перевоплощалась в участливого друга, хотя в этот миг хотела, чтобы время остановилось и она смогла дотронуться до любимого. Притворяться было выше ее сил, и она сорвалась. Реальность и мечты словно переплелись в одно бесконечное ожидание. Роми надеялась, что вечером Ален постучит в дверь ее комнаты, но сладостный миг воссоединения все не наступал.
Тем не менее съемки в фильме «Бассейн» благоприятным образом отразились на ее карьере. Она вновь начала много сниматься. Но «Бассейн» поставил крест и на ее семейной жизни. Гарри, ежедневно выслушивая сплетни друзей и читая статьи в бульварных газетах, ревновал до безумия. Он искал ответа на вопрос, но в глазах жены видел лишь робкое ожидание чуда. Самоубийство Гарри спустя шесть лет после развода стало для Роми вечным укором и проклятием.
Искать мужа после развода долго не пришлось. На эту роль вполне подошел секретарь Даниэль Биасини. В его объятиях она проводила ночи, а днем посвящала время только что родившейся дочери и любимому сыну Давиду. Но, видимо, победить призрак Делона уже не мог ни один мужчина. Последовал второй развод. Она стала работать на износ, отдавая все свое свободное время сыну. Когда же в 1981 году Давид погиб, упав на острые колья ограды, она поняла, что жить больше не имело смысла. Роми медленно скатывалась в пропасть: опасная операция на почках, лишение материнских прав, наркотическая зависимость… И бесконечная боль от бессмысленно прожитой жизни… без Алена.
Видимо, Роми отдала своей первой и настоящей любви все: удачу, красоту, талант. Чем ниже она падала, тем выше оказывался Делон, покоряя кинематографический Олимп. Тогда Роми решилась на последний серьезный поступок, который, как ей казалось, поможет разом перечеркнуть все обиды и боль прожитых лет. Как-то утром ее нашли мертвой. Не в силах больше страдать, она приняла смертельную дозу снотворного.
Смерть Роми Шнайдер, казалось, затронула больше всех самого Делона. Словно оправдываясь, он посвятил Роми целую исповедь в журнале «Пари-Матч»: «Ты была необузданной, но цельной натурой. Как объяснить, какой ты была, и вообще, что мы за люди – актеры? Как объяснить, что, играя роли людей, на которых мы не похожи, мы становимся психами и теряем власть над собой. Чтобы при этом выстоять, нужна сила и душевное равновесие…» Но вопреки словам Делона хочется отметить, что Роми Шнайдер не играла, она действительно любила и жила, как ей велело сердце, ни о чем не задумываясь и не оглядываясь назад.
Tags: знаменитости
Subscribe
promo vitkvv2017 september 8, 07:00 36
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments