vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Тайна литерного поезда № 4001

Оригинал взят у y4astkoviu в Тайна литерного поезда № 4001


Пожалуй, ни одно событие российской истории XX века не было окружено таким ореолом из недомолвок и вымыслов, как переезд советского правительства из Петрограда в Москву 10–11 марта 1918 года.

Перенос столицы из одного города в другой — эпохальное событие для любого государства. Советские историки, традиционно называя каждый ленинский шаг историческим, переезда правительства в упор не замечали. Но почему?

23 февраля 1918 года в боях под Псковом и Нарвой отряды Красной Гвардии одержали свою первую победу над немцами. При этом советская историография упорно забывала, что победа была кратковременной — уже 26 февраля произошел полный разгром красногвардейских отрядов под Псковом, 4 марта под Нарвой, немцы вышли к реке Луге примерно в 100 километрах от Петрограда. А 3 марта в Бресте был заключен мирный договор с Германией.

Немцы наступают (где-то под Нарвой, 28 марта 1918 года)
Еще 26 февраля Совнарком принял постановление о переводе столицы Советской России из Петрограда в Москву. Официальный предлог — требования политической стратегии и военной безопасности. Исход боев наглядно продемонстрировал, что немцы без особых усилий могут овладеть Петроградом и, свергнув правительство, потребовать безоговорочной капитуляции.
Кроме того, с берегов Луги немцы вполне могли обстреливать Питер из сверхдальнобойных орудий, вроде тех, из которых они обстреливали Париж. Но входило ли это в планы германского командования? Ведь ленинское правительство было наиболее лояльным по отношению к Германии. А на смену большевикам пришло бы стремительно набравшее силу Белое движение, настроенное к Германии крайне враждебно.

Сама же Германия к весне того же года уже практически дышала на ладан, и такой поворот дела только бы ускорил ее поражение. Таким образом, эвакуация правительственных учреждений из Петрограда носила характер обыкновенной номенклатурно-чиновничьей паники и бегства. Кстати, современники этого события, в том числе и высокопоставленные, это именно так и понимали.

Практически сразу же после принятия постановления Совнаркома в Петрограде развернулась лихорадочная эвакуация правительственных учреждений и властных структур. Со станции Петроград-Московский ежедневно отправлялось в Москву до 20 эшелонов! И это — в условиях жесточайшего топливного кризиса и полупарализованного транспорта!

Паровозы С.245, С.227 и С.255 на фотографии Л. Амурского «Чугунная тройка»
Разумеется, все происходило в условиях строжайшей секретности. Каким образом удалось засекретить эту лавину эшелонов из Петрограда — вопрос, ибо такая интенсивность транспортного потока вполне соответствует нынешнему пассажирскому движению между двумя столицами. Любопытно, что во всех публикациях, посвященных переезду правительства из Петрограда в Москву, причина секретности объясняется однозначно: возможность враждебных действий со стороны эсеров, а не немцев!

Не оспаривая полностью такой возможности, хочется напомнить, что вооруженные разборки между большевиками и эсерами начались значительно позже. А в начале 1918 года действительную опасность для большевиков представлял Викжель — влиятельный профсоюз транспортных рабочих, открыто занимавший антибольшевистскую позицию.
Правда, большевики еще в январе созвали чрезвычайный всероссийский съезд железнодорожников, который провозгласил ликвидацию Викжеля и образование большевистского профсоюза — Викжелдора. Но авторитет ликвидированного профсоюза в среде железнодорожников был несоизмеримо выше, чем у новоявленного Викжелдора. Прибавьте к этому и крайнее недовольство рядовых железнодорожников правительственной эвакуацией. Они полагали, что их бросают на произвол судьбы.

Ленин и Бонч-Бруевич, 1918 год.
Угроза саботажа при эвакуации правительственных учреждений была вполне реальна, вот только исходила она не от немцев и не от эсеров, а от простых железнодорожников! Ветераны бывшего паровозного депо Петроград-Московский рассказывали, что когда от железнодорожников потребовали подготовить три паровоза для правительственных поездов, вспыхнул стихийный митинг.
Рабочие наотрез отказались выполнять это требование: «Никаких паровозов! Пусть они (ленинское правительство — авт.) либо здесь остаются, либо катятся в Москву на своих двоих!». Немало сил пришлось потратить представителям Викжелдора, чтобы убедить митингующих в том, что переезд правительства, а следовательно и паровозы нужны «для великих целей революции». Эпизод второстепенный, но он характеризует отношение рядовых железнодорожников к новой власти.

Загрузка тендера дровами в депо Петроград-Московский, 1918 г.
В ночь с 8 на 9 марта из Петрограда были отправлены два спецпоезда с делегатами Съезда Советов во главе с Яковом Свердловым. Дабы уменьшить возможность диверсии в пути следования, Яков Михайлович распорядился, чтобы депутаты от различных фракций перед посадкой в вагоны были перетасованы, как колода карт…

Наступал самый ответственный момент — выезд Совнаркома во главе с Лениным. «В Петрограде на Николаевском вокзале было три поезда: в одном должен был уехать Ленин и члены Центрального Комитета, в двух других — Всероссийский центральный исполнительный комитет и учреждения первой важности», — так описывал этот эпизод Алексей Толстой в своей повести «Оборона Царицына».

Поездов было действительно три. Один из них был сформирован на станции Обухово, т.е. недалеко от места отправления, второй поезд на Северо-Западной дороге, а третий… вообще в Москве, после чего их перегнали в Петроград.
На Николаевский вокзал Петрограда подали два поезда, а третий поезд был подан к малозаметной платформе Цветочная, находящейся на боковой ветке неподалеку от Московской Заставы на окраине тогдашнего Петрограда. Именно этот поезд предназначался для первых лиц партии и Совнаркома, в том числе и Ленина. Ему был присвоен номер 4001 — в соответствии с тогдашней нумерацией литерных поездов. Охрану поезда из 6 или 7 вагонов обеспечивали латышские стрелки в количестве 100 человек под командованием Э. Берзиня.

Москва. Командиры и политработники 1-го легкого артиллерийского дивизиона.
В первом ряду третий слева командир дивизиона Эдуард Берзинь.
Посадка пассажиров и погрузка багажа в спецпоезда заняла целый день 10 марта.
В 18.00 пассажиры были готовы, ждали Ленина. Только в 21.30 он со своим ближайшим окружением выехал из Смольного. В целях конспирации маршрут пролегал по второстепенным улочкам, в здании Смольного всю ночь не гасили свет. В 21.45 первый спецпоезд отправился от перрона Николаевского вокзала.
В 22.00 от Цветочной отошел и 4001-й…
Почему ленинский поезд был отправлен от платформы Цветочная? Авторы ряда публикаций утверждают, что якобы ВЧК раскрыла зловещий эсеровский заговор: взорвать мост через Обводный канал, когда по нему пойдет поезд с Лениным. Эта сенсация — чистейший вымысел.

Неизвестно, почему для теракта против Ленина эсеры выбрали именно этот мост — небольшой, расположенный в двух шагах от вокзала, в людном месте и к тому же многопутный. Если бы такой заговор был, то взрыв целесообразней было бы осуществить в менее людном месте, на любом другом мосту, которыми и поныне изобилует трасса дороги. Например, взрыв поезда на мосту через Мсту не оставил бы Ильичу шансов на спасение.

Впрочем, и без эсеровского заговора происшествий с поездом № 4001 хватало. Из одной публикации в другую кочует полумистическая история, что якобы вслед за первым спецпоездом с Николаевского вокзала неожиданно вырвался какой-то загадочный «черный поезд без огней с двумя паровозами». Этот таинственный поезд вклинился перед ленинским и тормозил его движение. Так продолжалось до Малой Вишеры (У А. Толстого — до Любани), где пассажиры «черного поезда» — анархисты — попытались отбить у ленинского поезда… паровоз! И только якобы вмешательство латышских стрелков спасло руководителей государства.

Команда Правительственного поезда, 1918 г. ПАКФФД
Скорее всего, история с черным поездом — плод чьей-то неуемной фантазии. Железная дорога — не шоссе, где каждый может перестраиваться из одного ряда в другой когда заблагорассудится. Если бы между двумя спецпоездами по чьему-то недосмотру самовольно вклинился бы третий, то он взрезал бы стрелочный перевод, и ленинский поезд, следуя за ним, неизбежно потерпел бы крушение, так и не выйдя за городскую черту Петрограда. Наконец, куда смотрела ВЧК? Неужели, она не могла навести порядок хотя бы на несколько часов всего-то на одной станции Петроград-Московский?

Вероятно, история с «черным поездом» придумана кем-то из ответственных работников дороги, сопровождавших литерный поезд, для оправдания какого-то сбоя в движении. В голове всех правительственных поездов стояли паровозы серии С — одни из самых лучших и быстроходных паровозов в России, способных развивать скорость до 125 км/час. В качестве топлива использовались дрова (кстати, возможно именно из-за этого и произошел сбой графика движения — ведь дрова являются менее калорийным топливом, чем уголь).

Правительственный поезд, 1918 г.
Как и все поезда в ту эпоху, 4001-й вели поочередно 4 паровоза, сменяя друг друга в Малой Вишере, Бологом и Твери. Номера паровозов, которые вели поезд № 4001 на участке от Петрограда до станции Бологое, история не сохранила. От Бологого до Твери литерный поезд вел паровоз С-325. В Твери к 4001-му подали С-245, которому суждено было стать самым знаменитым паровозом серии С — именно он доставил в Москву первое советское правительство, вернув Москве утраченный столичный статус.

Вела паровоз С-245 локомотивная бригада в составе машиниста Ивана Батурова, помощника Захара Карелина и двух кочегаров, чьи имена остались неизвестными. Кто бы мог подумать, что через 70 лет бывший помощник машиниста С-245 З. В. Карелин, будучи в возрасте 92 лет на страницах «Вечерней Москвы» будет вспоминать подробности этого переезда!

Латышские стрелки в Москве.
11 марта около 20 часов поезд № 4001 остановился под сводами Николаевского вокзала Москвы. В этот же день в газетах было опубликовано сообщение о выезде Совнаркома из Петрограда с указанием даты — 11 марта. Это была еще одна дезинформация, ибо в это время правительственные поезда уже давно находились в пути. А 16 марта 1918 года Москва была официально объявлена новой столицей государства.

Сразу же после принятия постановления Совнаркома в Петрограде развернулась лихорадочная эвакуация правительственных учреждений и властных структур. Со станции Петроград-Московский ежедневно отправлялось в Москву до 20 эшелонов! И это — в условиях жесточайшего топливного кризиса и полупарализованного транспорта!

Ленин в Москве, 1918 год.
Как известно, все связанное с именем Ленина в СССР неизменно считалось священным. В свете этого судьба «ленинского» паровоза С-245 оказалась более чем странной. До конца 1960 года он водил поезда, а 26 декабря 1960 года был исключен из инвентаря и отправлен в металлолом. Как такое могло получиться?
Ведь к тому времени уже давно стали музейными экспонатами паровоз Р2-293, на котором Ильич нелегально ездил в Финляндию, У-127, который вел траурный поезд и несколько других локомотивов, лишь косвенно связанных с именем Ленина.

По-видимому, причина этого одна — секретность, которая долгие годы окутывала подробности переезда правительства из Петрограда в Москву. Эта секретность сыграла злую шутку с многочисленными искателями ленинских реликвий. Только в 1968 году, в преддверии 50-й годовщины переезда, вспомнили о паровозе С-245. К сожалению, самого паровоза уже не существовало.
То, что произошло дальше, можно было назвать реинкарнацией паровоза С-245. В ее основе лежало желание любителей железнодорожной старины сохранить известный уцелевший в полуразбитом состоянии паровоз серии С за номером 68.

Фото 1978 г.
Его и выдали за ленинский паровоз С-245, что послужило основанием для сенсационных публикаций начала 1980-х годов — найден ленинский паровоз! Летом 1983 года он был восстановлен в депо Ховрино. Планировалось установить его на Ленинградском вокзале Москвы.
Однако дело затянула бюрократическая канитель.
А затем накатила «перестройка». Паровоз оказался никому не нужен и его передали в Санкт-Петербург в музей Октябрьской железной дороги, расположенный на Варшавском вокзале северной столицы, где ему вернули его родной номер — 68.
Так закончилась эта история…

Михаил ЕГОРОВ




ТАКЖЕ: Спецпоезд Наркомвоенмора Льва Троцкого


Tags: интересное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments