vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Мемория. Константин Бестужев-Рюмин.

                           
26 мая 1829 году родился Константин Бестужев-Рюмин, историк, основоположник отечественного источниковедения, основатель Высших женских курсов.
Личное дело
Константин Николаевич Бестужев-Рюмин (1829 – 1897) родился в деревне Кудрёшки Нижегородской губернии, где располагалось имение его родителей. До 11 лет учился дома, увлеченно читая книги из обширной библиотеки Бестужевых. Его увлекали «Илиада», «Орлеанская дева» Жуковского, «Евгений Онегин», сочинения Плутарха и Карамзина. Позднее Бестужев-Рюмин признавал, что труды Карамзина особенно повлияли на него: по «Истории Государства Российского» он учился «высокой нравственности», «любить родную землю, любить добро, ненавидеть зло, презирать ложь, лесть и коварство». Готовился к обучению гимназии в частном пансионе, затем учился в Нижегородской гимназии. Окончив гимназию в 1847 году, Константин Бестужев-Рюмин стал студентом юридического факультета Московского университета.
По окончании университетского курса Бестужев-Рюмин жил в Москве. Служил учителем в семье Чичериных и в кадетском корпусе, затем в 1856 году стал помощником редактора «Московских ведомостей», а в 1859 году – одним из редакторов журнала «Московское обозрение». Затем он переезжает в Санкт-Петербург, где начинает работать в журнале «Отечественные записки».
Среди публикаций Бестужева-Рюмина в этих изданиях было немало статей, посвященных проблемам российской истории: «Современное состояние русской истории как науки», отзывы о работах Соловьева, «Славянофильское учение и его судьбы в русской литературе» и другие. Был редактором «Записок Императорского Географического общества». В 1865 году был избран членом Археографической комиссии и вступил в члены Русского Исторического общества.
В том же году Константин Бестужев-Рюмин стал приват-доцентом кафедры русской истории историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1868 году он стал профессором на этой же кафедре, а также экстраординарным профессором Историко-филологического института. В университете Бестужев-Рюмин читал общие курсы древней и новой русской истории, а также «История России в XVI веке», «Обозрение памятников», «Обозрение историографии» и специальный курс «Записки русских людей».
В 1868 году он закончил магистерскую диссертацию «О составе русских летописей до конца XIV века», за которую, «обращая внимания на то, что представленное к защите исследование выказывало в авторе глубокого знатока русской истории и выбивалось из ряда других магистерских работ», Университетский Совет постановил присудить автору степень не магистра, а доктора русской истории.

В 1882 году после тяжелой болезни Бестужев-Рюмин уехал в Италию, где прожил до 1884 года. Он ушел в отставку с профессорской должности и до конца жизни работал в Археографической комиссии и писал статьи и рецензии по вопросам истории, публикуя их в «Журнале Министерства народного просвещения» и «Русском вестнике». В 1890 году избран действительным членом Императорской Академии наук.
Константин Николаевич Бестужев-Рюмин умер от воспаления легких 2 января 1897 года.
Чем знаменит
Бестужев-Рюмин стал основателем систематического изучения источников по русской истории. Этой теме посвящен один из основных его трудов «О составе русских летописей до конца XIV века». В дальнейшем ученый составил классификацию исторических источников, включавшую помимо летописей, юридические документы, литературные и фольклорные памятники, жития святых, сказания иностранцев, письма, вещественные источники. Разрабатывал методы оценки достоверности летописных источников и их датировки.
В 1872 – 1887 годах публикуется главный труд Бестужева-Рюмина «Русская история», задуманный с целью «представить результаты, добытые русской исторической наукой в полтораста лет ее развития, указать на пути, которыми добывались и добываются эти результаты, и, вместе с тем, ввести в круг источников, доступных в настоящее время ученой деятельности», а также «дать поболее материалов и указаний для образования собственного суждения». Изложение отечественной истории в этой работе было доведено до избрания на престол Михаила Романова. В книге Бестужева-Рюмина впервые была подробно рассмотрена не только история лидирующих русских княжеств, но и всех удельных княжеств по отдельности. Также ученый впервые в курсе русской истории подробно рассматривал историю Великого Княжества Литовского.
Константин Бестужев-Рюмин занимался и популяризацией исторических знаний. Им было написано несколько книг, как тогда говорили «для народного чтения»: «О крещении Руси», «О Владимире Мономахе и его потомках», «О злых временах татарщины», «О том, как росло Московское государство». Он активно участвовал в подготовке энциклопедических изданий. В 1861 – 1869 годах был редактором отдела русской и славянской истории в «Энциклопедическом словаре» А. А. Краевского.
Также Бестужев-Рюмин переводил на русский язык исторические труды, например, знаменитую «Историю цивилизации в Англии» Генри Томаса Бокля.
О чем надо знать
Бестужев-Рюмин был основателем и первым директором Высших женских курсов в Санкт-Петербурге, получивших известность под названием Бестужевские курсы. На курсах было три отделения: словесно-историческое, физико-математическое (естественное) и специально математическое. Высшие женские курсы просуществовали 40 лет, с 1878 по 1918 год, а в 1918 году курсы, называвшиеся к тому времени Третьим Петроградским университетом, были объединены с Первым Петроградским университетом. Бестужевские курсы вошли в историю русского просвещения как единственное высшее женское учебное заведение, пережившее реформы 1880-х годов.  Благодаря Бестужевским курсам в русском обществе появился новый социальный тип – курсистка.
Прямая речь
К. Бестужев-Рюмин об «официальных» летописях: «Летопись в Московском государстве все более и более получала значение официального документа: уже в начале XV века летописец, выхваляя времена «оного великого Селиверста Выдобужского, неукрашая пишущего», говорит: «первии наши властодержцы без гнева повелевающа вся добрая и недобрая прилучившаяся написывать». Князь Юрий Димитриевич в своих исканиях великокняжеского стола опирался в орде на старые летописи; великий князь Иоанн Васильевич послал в Новгород дьяка Брадатого доказывать новгородцам старыми летописцами их неправду; в описи царского архива времен Грозного читаем: «списки черныи что писать в летописец времен новых»; в переговорах бояр с поляками при царе Михаиле говорится: «а в летописец будем это для будущих родов писать». Лучшим примером того, как осторожно надо относиться к сказаниям летописи того времени, может служить известие о пострижении Саломонии, первой жены великого князя Василия Иоановича, сохранившееся в одной летописи. По этому известию, Саломония сама пожелала постричься, а великий князь не соглашался; в другом рассказе, тоже, судя по торжественному тону, официальном, читаем, что великий князь, видя птиц попарно, задумался о неплодии Саломонии и, посоветовавшись с боярами, развелся с нею. Между тем, из повествования Герберштейна мы знаем, что развод был насильственный.
Историк Е. Ф. Шмурло о Бестужеве-Рюмине как основоположнике источниковедения: «В противоположность Соловьеву, Костомарову, позже Ключевскому, лекции Бестужева-Рюмина были не столько изображением прошлого под известным углом зрения и освещением всей совокупности явлений исторической жизни русского народа, сколько критическим анализом чужих взглядов и построений. Научный скепсис и недоверчивое отношение к теориям вообще идут у него рука об руку с заботливым желанием предохранить своих слушателей от соблазна jurare in verba magistri. В основу преподавания его легло строгое изучение источников, разбор чужих мнений, особенно спорных, осторожное взвешивание противоположных теорий. <…>
Источники, многоразличные оценки и обработки их, библиография занимают в книге [«Русская история»] видное место, причем сам автор по возможности избегает высказывать свое собственное суждение. Прием, в силу которого преподаватель сам держался в тени, а вперед выдвигал мнение других, создать школы не мог, тем более что в основном понимании русской истории Бестужев-Рюмин шел, несмотря не некоторые отличия, лишь вслед за Соловьевым. Не высказав новой, оригинальной мысли, Бестужев-Рюмин, однако, ярко выразил, последовательно провел и внедрил в сознание принцип всестороннего изучения явлений прошлого, строго научного объективизма, опорой которому служат предварительная критика и тщательный анализ фактов; в этом его заслуга и право на определенное место в русской науке. Уделяя в изложении фактов первое место быту, верованиям и умственному развитию каждой эпохи, Бестужев-Рюмин практически подтвердил свое положение о важности критического изучения источников обширными и ценными трудами («О составе русских летописей до конца ХIV в.»). Кладя в основу исторической работы критику и всесторонний анализ, Бестужев-Рюмин, при громадной памяти и обширной начитанности (он был большой знаток Библии, Данте, Шекспира, русской литературы, древней и новой), обладал талантом изложения: стройная концепция, живые, яркие образы, прочувствованные характеристики придавали большую увлекательность его университетским лекциям».
5 фактов о Константине Бестужеве-Рюмине
Одним из учителей Бестужева-Рюмина в Нижегородской гимназии был Павел Мельников, будущий известный писатель.
Первая статья Бестужева-Рюмина была опубликована «Нижегородскими губернскими ведомостями» в 1847 году, когда он учился в выпускном классе гимназии, и посвящалась «Выбранным местам из переписки с друзьями» Гоголя.
Бестужев-Рюмин был автором ряда статьей по русской истории в «Российском биографическом словаре» и «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона».
Бестужев-Рюмин был приглашен на кафедру русской истории Санкт-Петербургского университета еще до того, как написал магистерскую диссертацию.
В 1864 году Бестужев-Рюмин был приглашен преподавать русскую историю в царской семье. Его учениками были будущий император Александр III и другие члены императорской фамилии, в том числе великий князь Константин Константинович, в будущем ставший поэтом.
Tags: персона
Subscribe
promo vitkvv2017 september 8, 07:00 36
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments