vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Флибустьер или приватир?

В периоды войн пираты, случалось, покупали у воюющего государства право на ведение боевых действий в море на свой страх и риск и грабили корабли воюющей страны, а сплошь и рядом и нейтральных стран. Пират знал, что, заплатив в казну специальный налог и получив о том соответствующую бумагу — Letter of Marque — Каперское свидетельство, он уже считался капером и не нес ответственности перед законом этого государства до тех пор, пока не нападал на соотечественника, либо союзника.По окончании войны каперы нередко обращались в обычных пиратов. Недаром многие командиры военных кораблей не признавали никаких каперских патентов и вешали пленных каперов на ноках рей так же, как и прочих пиратов.
На всякого рода патентах хотелось бы остановиться чуть подробнее. Кроме Letter of Marque, выдававшегося с XIII века по 1856 год (чтобы быть ближе к датам, скажу, что первое упоминание о таких бумагах относится к 1293 году) и разрешавшее именно и единственно захват вражеского имущества, выписывался также Letter of Reprisal (дословно — документ на возмездие, репрессалию), разрешавший убийство вражеских подданных и захват их имущества. Проще говоря, грабеж. Но не вообще всякому, а лишь тем, кто пострадал от деятельности граждан указанного в документе государства. Бумаг было несколько, поэтому в официальных документах они именуются всегда во множественном числе — letters. Действие бумаг не ограничивалось лишь морским разбоем, но также дозволяло разбой на суше, причем как в мирное, так и в военное время. Почему же reprisal? В переводе с английского, это слово означает возмездие. Дело в том, что средневековые города и поселения были, в большинстве своем, небольшими замкнутыми общностями и считалось естественным направить возмездие против любого из их граждан, который по возвращении домой мог взыскать ущерб с настоящего виновника преступления. Мстителю лишь следовало заручиться соответствующими бумагами — letters.
Кстати, выше я уже упоминал египетского жреца Венамона. В своем папирусе он описывает собственное путешествие в сирийский город Библ, куда он вез значительное количество золота и серебра для закупки древесины (в Египте древесина практически не производилась и ее импортировали). По дороге туда, когда они зашли в тжекерский город Дор, капитан судна удрал, прихватив с собой почти все деньги Венамона, а тжекерский градоправитель отказался помочь ему в розыске этого капитана. Венамон, тем не менее, продолжил путь и по дороге встретил других тжекеров и каким-то образом ухитрился отнять у них семь фунтов серебра: «Я забираю у вас серебро и буду держать его у себя, пока вы не найдете мои деньги или вора, который их украл». Этот случай можно считать первым документированным случаем репрессалии в морском праве.
Примерно к началу XIV века захват имущества на море должен был санкционироваться адмиралом королевского флота или его представителем. Чтобы стимулировать торговлю, правители государств подписывали соглашения, запрещающие частные акты мести. Например, во Франции после 1485 года подобные бумаги выписывались крайне редко. Позже и другие европейские державы стали резко ограничивать выдачу каперских патентов. Тем не менее, на время боевых действий частным военным кораблям предоставлялись другие виды лицензий. Например, в Англии во время войны с Испанией 1585-1603 Адмиралтейский суд предоставлял полномочия всем, кто заявлял, что каким-либо образом обижен испанцами (причем подтверждения слов не требовалось). Такие лицензии давали право обладателю нападать на любой испанский корабль или город. И все же некоторые из новоявленных приватиров начинали нападать не только на испанцев, но и на своих соотечественников англичан. Возможно поэтому английский король Яков I (1603-1625) крайне негативно относился к самой идее таких патентов и вообще их запретил.
Тем не менее, следующий английский монарх Карл I (1625-1649) возобновил продажу лицензий на каперство частным лицам, и более того, предоставил компании Providence давать такие бумаги в неограниченном количестве. Кстати, именно отсюда пошло английское жаргонное выражение Right of Purchase, ныне совершенно вышедшее из употребления. Дословно это выражение означало «право на грабеж», но вся соль здесь была именно в игре слов понятия purchase: дело в том, что это английское слово первоначально означало охоту или преследование животных, но постепенно, в XIII-XVII веках оно вошло в английский морской жаргон и стало означать процесс грабежа, а также захваченное имущество. Сегодня оно утратило сей воинственный смысл и означает «приобретение», в редких случаях «стоимость, ценность».
Кроме указанных документов, с 1650-х по 1830-е годы на средиземноморье существовало, так называемое, Right of Search — Право на обыск. В отличие от большинства пиратов, деятельность берберских корсаров контролировалось их правительством. Чтобы способствовать торговле, некоторые христианские государства заключали мирные соглашения с берберскими правителями. Таким образом, корсары могли легально нападать на корабли отдельных государств, воздерживаясь от атак на дружественные суда.
Морские капитаны держав, подписавших подобный договор, часто брали на свои корабли грузы или пассажиров, враждебных берберским странам. Поэтому во избежание возможного обмана государства, подписавшие упомянутые соглашения, вынуждены были позволить берберским корсарам останавливать и обыскивать свои корабли. Те могли захватывать имущество и пассажиров враждебных держав, если обнаруживали их на борту остановленных кораблей. Однако они должны были оплачивать полную стоимость груза, вверенного капитану, до места его назначения.
Обратная проблема возникала, когда пассажиры и имущество дружественных стран оказывались на захваченном вражеском корабле. Корсары могли конфисковать груз и обратить в рабство команду, но предполагалось, что они должны были освободить пассажиров, находившихся под защитой норм соглашений. Чтобы корсары могли свободно распознать подданных союзнических держав, была создана система пропусков.
Берберские пропуска — довольно любопытное явление! По сути своей это были охранные грамоты, гарантирующие корабль и команду от морского разбоя. Правом выдавать такие документы обладали немногие чиновники. Например, в соответствии с соглашениями от 1662 и 1682 годов между Англией и Алжиром действительными считались только пропуска, выданные лордом Верховным адмиралом или правителем Алжира. Причем договор разделялся на две части затейливым обрезом, одну часть листа оставляли себе, а вторую часть отдавали противоположной стороне. На борт корабля могли подняться лишь два человека для проверки груза и списка пассажиров. Подавляющее большинство корсаров подчинялось этим пропускам, непокорных ждала смертная казнь, хотя в начале (первые 30-40 лет) нарушений было изрядно.
Вообще, понятие «интернационального права» объединяющего все народы, имеет относительно позднее происхождение. В античные же времена законы одного общества распространялись исключительно на его членов. Из-за невозможности распространения действия местных законов за пределами определенных границ греческие города-государства позволяли своим гражданам самим защищать свои интересы от притязаний чужаков. Римское законодательство также проводило четкую границу между гражданами государства, союзниками и населением остального внешнего мира. Однако это различие стало менее значительным после того, как римляне покорили весь средиземноморский регион. В отличие от поздних каперских свидетельств, естественное право на возмездие существовало до тех пор, пока две стороны не заключали специальный договор, регулирующий правовые отношения между этими государствами. Договоры нередко становились своеобразной формой шантажа.
Например, Этолийский Союз (300-186 годы до н.э.) поддерживал пиратство, которым занимались его члены, и извлекал пользу из их деятельности. Этолийцы получали причитавшуюся им часть пиратской добычи. Если какое-либо из соседних государств желало обезопасить себя от пиратских нападений, ему приходилось подписать договор, признававший власть Этолийского Союза.http://tayni.info/6226/
Tags: познавательное
Subscribe
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments