vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Меланхолия: от античности до современности

Попав на богемную вечеринку, главное быть грустным. Это правило работает с 19 века по наши дни. Да и до того оно работало, хотя «богемы» не было. Так уж вышло, что меланхолия часто преследует людей, особенно обременённых заботами о великом, с античности. Описал её ещё Гомер, Гиппократ разработал курс лечения, а Аристотель видел в ней положительные стороны. Человечество поменялось, а хандра осталась. Так уж вышло, что к концу 18 века романтики меланхолию сделали модной. Разбираемся, какой путь прошла известная болезнь от античности до современности.Депрессивный психоз в «Илиаде»
Хоть понятия такого и в помине не было, но депрессивный психоз вполне мог испытывать гомеровский герой Беллерофонт. Победившему людей и монстров боги послали в проклятие меланхолию: «Став напоследок и сам небожителям всем ненавистен, / Он по Алейскому полю скитался кругом, одинокий, / Сердце глодая себе, убегая следов человека».
В Элладе к меланхолии относились, как и к любому другому заболеванию: одной жидкости, гумора, стало больше, чем другой. Соответственно было и фармакологическое лечение. Но какие это были жидкости? Все телесные: слюна, сперма, кровь, моча, желудочный сок. Эти жидкости и их комбинации влияют на человека и при доминировании одной из них человек болеет. Депрессия была связана с чёрным гумором, или чёрной желчью — это, к слову, перевод с древнегреческого слова «меланхолия».
Меланхолику следует очистить «низ» и пить ослиное молоко
По эллинским представлениям чёрный гумор выделяется селезёнкой и содержится в венозной крови, экскрементов тёмного цвета, в смешанной с кровью рвоте. Избыток этой субстанции выводился с помощью слабительных и рвотных средств. Здесь наступает черёд Елены Прекрасной. Чтобы излечить Беллерофонта от меланхолии она предложила ему отвар из целебных трав, возвращавших бодрость. Самым любимым средством древних греков был, конечно, отвар из ядовитого морозника чёрного.
Меланхолия. Джованни Кастильоне, между 1630 и 1670 годами
В «Чернилах меланхолии» швейцарский культуролог Жан Старобинский приводит описание меланхолии и методы лечения болезни из Гиппократовского корпуса: «Забота, тяжкая болезнь: больному кажется, что у него во внутренностях колет какой-то шип; его мучит тоска; он избегает света и людей; он любит мрак; на него нападает страх; диафрагма выступает наружу; когда к больному прикасаются, ему это причиняет боль; он пугается и видит страшные призраки, ужасные сны и иногда мертвецов… Такому больному нужно дать чемерицу, очистить голову и после очищения головы дать лекарство, очищающее низом, потом прописать пить ослиное молоко. Больной должен употреблять очень мало пищи, если он не слаб; пища должна быть холодная, послабляющая: ничего едкого, ничего соленого, ничего маслянистого, ничего сладкого. Больной не должен мыться горячей водой; он не будет пить вина, а ограничится водой; если же нет, то вино должно быть разбавлено водой; совсем не нужно гимнастики, прогулок. Этими средствами болезнь со временем излечивается, но, если ее не лечат, она оканчивается с жизнью больного».
Вообще диета крайне важна, если вы в депрессии. Во всяком случае по мнению древних. Ослиное молоко увеличивает количество светлых гуморов, а мясо козла, быка, буйвола и осла вредно — оно наоборот способствует увеличению чёрного гумора. Помимо диеты, не забывайте о пиявках. Их применяли для лечения депрессии с античности до 19 века включительно несмотря на то, что на смену гуморальной теории пришли другие. Можно сказать, традиционная европейская медицина. Пиявки должны были отсасывать чёрный гумор от висков.
Доктор Фауст
Камнем преткновения для античных авторов был секс. Одни говорили о его пользе для страдающих меланхолией, другие считали, что так только растрачивается светлый гумор. Вообще же в вопросе о меланхолии эллины несколько опережали своё время. Аристотель, например, считал, что она придаёт особую остроту уму, способствует поэтическому и философскому призванию. Так что придя на симпосий вы вполне могли встретить меланхоличных натур.
Уныние — грех. Меланхолия в Средневековье
Если вы погуглите список грехов, то одним из них будет уныние. Почему отцы церкви относились к меланхолии плохо? Дело в том, что она соотносится с одним из опаснейших грехов аскета — ацедией, бесчувственностью. Ацедия приводит к утрате душевного огня, а без него истово верить и молиться всем сердцем просто нельзя. Еписком Кассиан называет меланхолию «полуденным демоном», используя её наименование из Псалтыри. Монаха хандра атакует после приёма пищи, ближе к полудню.
Меланхолия — искушение разумом
Позже святая Хильдегарда Бингенская свяжет с само грехопадение с депрессией: «Так случилось и с Адамом, ибо когда огонь в нем погас, меланхолия свернулась в крови его, и от того поднялись в нем печаль и отчаяние; и когда пал Адам, дьявол вдохнул в него меланхолию, каковая делает человека теплохладным и безбожным».
Меланхолия. Рисунок Джованни Бенедетто Кастильоне, после 1660 года
«Уныние есть тяжкое мучение души, неизреченная мука и наказание более горькое, чем всякое наказание и мучение», — пишет Иоанн Златоуст. Рутинная монашеская жизнь может притупить чувства. Инок в таком случае не сможет достигнуть божественного единения, необходимого для благодатной молитвы. Всё, что делает монах, будет делаться автоматически, рационально. Меланхолия же и есть искушение разумом.
Христианская традиция инкриминирует меланхолию языческим авторам — тем, кто был поглощён праздными раздумьями. Античным философам, например. Лекарство же от хандры — труд, не дающий мысли блуждать. Сельхоз работы, плетение корзин — да всё, что угодно. Кассиан, в частности, приводит в пример монаха, который каждый вечер сжигал все плоды своего труда.
Фома Аквинский называет ацедию «скорбью о мире, которая не связана с надеждой на Бога». Позже, конечно, католические теологи заменили ацедию на простонародную лень.
Данте в «Божественной комедии», впрочем, вернется к оригинальной трактовке: «Еще ты должен знать, что под волнами / Есть также люди; вздохи их, взлетев, / Пузырят воду на пространстве зримом, / Как подтверждает око, посмотрев. / Увязнув, шепчут: «В воздухе родимом, / Который блещет, солнцу веселясь, / Мы были скучны, полны вялым дымом; / И вот скучаем, втиснутые в грязь».
Возрождение недуга людей умственного труда
В эпоху Возрождения, с её преклонением перед античностью и стремлением к рациональности, меланхолия обрела вторую жизнь. Недуг людей умственного труда и аристократии связывали с воздействием Сатурна, планеты философов.
Меланхолия. Гравюра Альбрехта Дюрера, 1514 год
В «Трёх книгах о жизни» Марсилио Фичино выводит религиозно-гигиеническую систему для меланхоличных натур. По мнению Фичино меланхолия происходит от чрезмерной траты «тонкого духа», неизменно сопровождающей интеллектуальную деятельность. Следовательно, эту утрату надо восполнять. Из самых простых средств подойдут ароматные вина, духи и солнечные ванны. Если не помогает, то нужно попробовать специальную музыку, молитвы и театр. Важны и цветы. Фичино и его современники, подражая грекам, верили, что различные оттенки благодаря «симпатической связи» влияют на соответствующие гуморы тела.
И куда же без алхимии. Парацельс в качестве лекарств от меланхолии приводит такие субстанции, как «питьевое золото» и «жидкая амбра». Состоятельные больные могут позволить себе устлать полы лепестками роз и питание на основе женского молока. Можно сказать, что, как ни странно выглядели бы сейчас все эти методы, они, безусловно, оказывали психотерапевтический эффект — и, в отличие от других болезней, депрессия зачастую только в таком лечении и нуждается.
Культ меланхолии в Новое время
В Новое время меланхолия стала культом. Болезнь пророков — эпилепсия, болезнь помещиков — подагра, меланхолия же становится полноправным атрибутом поэтов, мыслителей и художников. Гёте пишет: «Хрупкое стихотворение, как радуга, расцветает лишь на темном фоне; вот почему поэтический гений обретает в меланхолии свою стихию».
Молодой и грустный Руссо на юге представлялся англичанином
Альбрехт Дюрер, Доменико Фетти, Джованни Кастильоне изображают меланхолию в окружении традиционных символов — черепа, астролябии, нот, песочные часов и, конечно же, морозника черного: из средства для вызывания диареи он превратился в покровителя наук и искусств.
Странник над морем тумана. Каспар Давид Фридрих, 1818 год
Отстранённая созерцательность пронизывает всё творчество энциклопедистов. Наиболее сильно это ощущается в «Опытах» Монтеня. Французов, впрочем, превзошёл англичанин Роберт Бёртон. Он целиком посвятил свою энциклопедию меланхолии. «Анатомия меланхолии» Бёртона — гигантский труд почти на тысячу страниц, оказавший огромное влияние на культурную жизнь Европы. Депрессия, сплин стало клише-состоянием жителей Англии.
Splenic travellers из Британии наводнили континент: бесцельное путешествие быо одновременно и проклятием, и прерогативой рождённых под знаком Сатурна. Позже молодой Руссо в странствиях по югу представлялся именно англичанином.
Меланхолики стали отцами современного туризма, именно они открыли миру воды городков Спа и Виши, дав начало и санаториям. Польза минеральных вод трактовалась в гуморальном ключе — железо, растворенное в рассоле, укрепляет слабый дух путешественников. Однако не меньшую роль врачи того времени отводили и индустрии развлечений: музыка, танцы и курортные романы способны развеять даже самый мрачный лондонский сплин.


Миранда и Буря. Джон Уильям Уотерхаус, 1916
Такие способы лечения, да и сама мода на меланхолию, раздувание хандры и чрезмерная патетика меланхоликов часто вызывали насмешки со стороны окружающих. Джонатан Свифт иронично описал болезнь в «Путешествиях Гулливера» в главе, посвященной обществу гуигнгнмов, людей-лошадей: «Иногда еху приходит фантазия забиться в угол, лечь на землю, выть, стонать и гнать от себя каждого, кто подойдет, несмотря на то что такие еху молоды, упитанны и не нуждаются ни в пище, ни в питье; слуги никак не могут взять в толк, что с ними такое. Единственным лекарством против этого недуга является тяжелая работа, которая неизменно приводит пораженного им еху в нормальное состояние».
Морозник чёрный — античное средство борьбы с тоской
Тем временем в серьёзной науке на место гуморам уступили место более прогрессивные теории. Теперь все болезни объясняли дисфункцией нервных фибров, «животного электричества» — того, что демонстрируют лягушачьи лапки из опытов Гальвани. Лечить начали, создавая специфический баланс раздражителей. Пациентов раскручивали в центрифугах, обливали ледяной водой, щекотали, шлёпали крапивой и кидали в реку. Практиковались и такие экзотические приемы раздражения, как прививка чесотки и вшей.

Меланхолия. Эдгар Дега, 1874 год
Пробовали лечить звуком и музыкой, которые считал крайне важными ещё Фичино. Для него, правда, музыкальная гармония была связана прежде всего с астрологией — Сатурну и меланхолии в его концепции соответствовали определённые ноты и мелодии. Лечение музыкой применяли повсеместно. Швейцарских солдат, например, лечили от тоски по дому звуками горного рожка, буйным больным прописывали скрип или шокировали их криками осла.
В эпоху барокко создали потрясающий музыкальный инструмент — кошачий орган. Старобинский приводит его описание: «Кошки подобраны были в соответствии с гаммой и рассажены в ряд, хвостами назад. Молоточки с заостренным гвоздем ударяли по хвостам, и кошка, получившая удар, издавала свою ноту. Если на таком инструменте играли фугу, и особенно если больного сажали так, что он видел во всех подробностях морды и гримасы животных, то и сама жена Лота стряхнула бы с себя оцепенение и вернулась в разум».
Меланхолия. Эдвард Мунк, 1911 год
Помимо прочих способов лечения, положительно воздействующих на ток «животного электричества», в Новое время не забывали и об «очищении низом» с помощью экстракта морозника чёрного. Если же традиционная западная медицина оказывалась бессильна, то всегда можно было прибегнуть к опиуму: врачи той эпохи все чаще обращались к этому средству при самых разных недугах, включая taedium vitae (усталость от жизни).
Романтики, психоанализ и экзистенциональная философия
Романтики воспринимали меланхолию в трагическом ключе. Фридрих Шиллер воспринимал меланхолию как результат трагического разъединения личности с природой, с лучшей частью самого себя. В похожем духе позже выскажется Зигмунд Фрейд. Для него меланхолия уже не просто болезнь, а, скорее, философский концепт: «Идентификация «я» с утраченным объектом», разделение личности. Шарль Бодлер, певец тоски и разочарования:
Разве я не фальшивое созвучье
В божественной симфонии,
Благодаря ненасытной Иронии,
Которая меня сотрясает и кусает?
Она, крикунья, в моем голосе,
И этот черный яд — вся моя кровь.
Я — зловещее зеркало,
В которое глядится мегера.
О том же пишет и Сёрен Кьеркегор: «Многолетняя меланхолия привела к тому, что я не мог обращаться к себе на «ты» в глубинном смысле слова. Между меланхолией и этим «ты» простирался целый воображаемый мир…»
Меланхолия прекрасного дня. Джорджо де Кирико, 1913 год
Позже, в 20 веке, Людвиг Бинсвангер, экзистенциальный психолог, выводит из подобных размышлений современное определение меланхолии — это «изолированная способность страдать». Единственный способ борьбы с ней — если лечение вообще необходимо — заключается в том, чтобы объективизировать свое страдание, вернуть его в область реального бытия.http://diletant.media/articles/38918245/?sphrase_id=6840351
Tags: психология, художники
Subscribe
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments