vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Categories:

Мишка-Япончик - вновь ожившая легенда

Его жизнь окружена легендами, его образ опоэтизирован, в народных интерпретациях он предстает только что не Робином Гудом - благородным разбойником, пылким парнем, страдающим от неразделенной любви и от притеснения малоимущих

По российскому телевидению прошел фильм "Жизнь и приключения Мишки-Япончика". Фильм вызвал новую волну интереса к этому человеку, родившемуся 122 года назад. Первая волна интереса возникла после рассказов Бабеля о Бене Крике, потом - после песен Александра Розенбаума о Сэмене... Давайте поговорим об этом человеке, забыв о рассказах, легендах, анекдотах, куплетах, опереттах, вранье очевидцев и песенках... Откроем "бухгалтерские книги истории" - архивы, почитаем документы о жизни Моисея Винницкого. Но кто такой Моисей Винницкий? Его не знает никто. Зато Мишку-Япончика знают все. Хотя прожил он всего двадцать восемь лет...Его жизнь окружена легендами, его образ опоэтизирован, в народных интерпретациях он предстает только что не Робином Гудом - благородным разбойником, пылким парнем, страдающим от неразделенной любви и от притеснения малоимущих. Одесситы считают, что Одесса без Япончика не Одесса. Именно Мишка-Япончик, ужас жандармов и народный любимец, сделал провинциальный приморский город криминальной столицей России и правил в этой столице безраздельно. Пусть всего несколько месяцев, но правил. И ведь как красиво правил! С собственным кодексом чести, с церемониями, почти по-японски.
Он ведь почему стал Япончиком? Не просто за раскосые глаза и широкие скулы, как говорит одна из легенд. Он предложил одесским "джентльменам удачи" жить по законам якудза: создать свое воровское сообщество с армейской иерархией, не грабить бедняков и вообще работать красиво. И те согласились. Какой же одессит не захочет работать красиво! Каждый налет Япончика был маленьким, но хорошо поставленным спектаклем. Ограбленным непременно оставляли по 10 целковых "на извозчика". Непострадавшая публика Япончика обожала. Артистизма ему было не занимать - он ведь одессит, Мишка!
Япончика уважают в Одессе до сих пор. И даже видят его призрак: узнают его по характерному отличию - узкому разрезу глаз и полосатому костюму. Чаще всего его призрак разгуливает в окрестностях улицы Тихой. Работница одного из баров, которая живет неподалеку, едва не договорилась о свидании с покойным вором.
Одесский историк Игорь Шкляев задался целью раскопать документы о Мишке-Япончике, чтобы отделить реальность от мифов. Ему представлялось вполне логичным, что материалы о столь маститом уголовнике можно найти в фондах Одесского сыскного отделения, однако ни в каких крупных уголовных делах Моисей Винницкий в дореволюционное время замешан не был. Удалось обнаружить несколько документов только в Центральном госархиве Советской армии.
Согласно этим объективным документам выяснилось следующее. 30 октября 1891 года в Одессе, на Молдаванке, на улице Госпитальной, 23 (по другой версии - во дворике по адресу: улица Тихая, 9), у еврейского мещанина, фургонщика Меера-Вольфа Мордковича Винницкого и его жены Добы (Доры) Зельмановны родился сын Мойше-Яков (в последующих документах Моисей Вольфович). Всего в семье было пятеро сыновей и дочь. Когда Моисею исполнилось десять лет, его отдали в ученики в матрасную мастерскую Фарбера. В шестнадцать лет он работал электриком на одесском авиазаводе "Анатра".
Неизвестно, как бы сложилась жизнь Моисея Винницкого, если бы не "окончился бал и погасли свечи" XIX века. Зато ярко вспыхнули огни революции и пламя погромов 1905 года. Впервые Мишка-Япончик взял в руки "шпалер" в еврейском отряде самообороны и больше уже никогда с ним не расставался. В 1906 году он вступил в молодежную организацию анархистов-террористов "Молодая воля". Запугивая жертв, они требовали от "буржуев" выдать денег "на революцию".
Винницкий был замечен и среди нападавших на казармы казаков 70-го полка. По некоторым данным, он участвовал в покушении на полицмейстера Михайловского участка подполковника Кожухаря.
В августе 1907 года анархист Япончик принял участие в налете на мучную лавку Ланцберга на Балтской дороге. Следующим его преступлением, о котором говорится в судебных документах, был налет в той же компании "Молодая воля" на квартиру Ландера в октябре 1907 года. А через два месяца Моисей Винницкий был арестован в публичном доме на Молдаванке и 2 апреля 1908 года приговорен Одесским окружным судом к двенадцати годам каторжных работ.
Пустячок, но пикантный - в одесской тюрьме Япончик некоторое время сидел в одной камере с уже известным в ту пору медвежатником и бандитом Григорием Ивановичем Котовским, будущим героем-революционером, и тот охотно угощался продуктами, которые носила сыну Дора Зельмановна.
Очередной поворот судьбы Мишки-Япончика случился в 1917 году. В том году Моисей Винницкий вернулся в Одессу. До гибели ему оставалось два года - пара пустяков. Но именно за это время он и стал тем Мишкой-Япончиком, о котором до сих пор рассказывают легенды и поют песенки.
Моисей Винницкий организовал вооруженную еврейскую дружину самообороны "на случай погрома". Это полубандитское формирование не грабило, а "реквизировало ценности", и снова - "для нужд революции". Отряд насчитывал около ста человек, вооруженных винтовками и револьверами, а также двумя пулеметами.
В середине ноября 1917 года Япончик спровоцировал бунт в Одесской тюрьме. Было убито шесть человек, бежали пятьдесят опасных преступников. Его дружина участвовала в уличных боях за Молдаванку в январе 1918-го, когда большевики, анархисты и левые эсеры подняли восстание против украинской Центральной Рады. Закончилось январское восстание нападением уголовников на регистрационное бюро городской милиции. Сожгли 16 тысяч карточек, заведенных на преступников Одессы.
В те "перестроечные" годы всеобщего хаоса и разрухи правоохранительные, выражаясь современным языком, органы больше ловили ворон, чем воров. Но Япончик их "достал". Естественно, что прямых улик и доказательств его вины не было, однако в доме Винницкого был произведен обыск. Нашли большую сумму в российской и иностранной валюте. "Безработный Моисей Винницкий показал, что это деньги отца", грузчика одесского порта с зарплатой 7-8 рублей в день. По документам отец числился предпринимателем - хозяином собственного дома, четырех конных экипажей по найму, совладельцем кинотеатра "Корсо" по улице Торговой.
Расследование завершилось решением о высылке Моисея Винницкого и его жены, работницы фабрики Жакко Цили Аверман из пределов Украинской державы в... Советскую Россию! Однако никуда, понятное дело, Мишка из Одессы-мамы не уехал.
С Цилей Моисей Винницкий познакомился в очереди за водой. Вода в Одессе всегда была проблемой номер один, в некоторых районах города ее брали в колонках, по дворам и кварталам. В одной из таких очередей судьба свела Япончика с красивой, большеглазой девушкой Цилей. В 1918 году состоялась свадьба, которую справили в зале танцклассов Двойреса. Сотни гостей гуляли несколько дней. Танцевали во дворе и на улице. Чтобы полиция "не мешала празднику", уголовники подожгли полицейский участок. Об этой свадьбе "говорила вся Одесса". После роскошной свадьбы в газете "Одесская почта" появилось воззвание "группы воров". В нем биндюжники клялись грабить только богатых и требовали к себе "уважения".
Через год у молодых родилась дочь Ада. Забегая вперед, скажем, что до 1990 года она жила в Баку.
А дальше для Япончика и его друзей Флейтера-"Язвы", Береле "Бундовца", Мишки Туля, Шики-"Яблочко", Нюмки Котова наступило золотое время. В их команде было примерно четыре тысячи (!) человек, и они грабили всех подряд - власть в Одессе менялась каждые шесть месяцев.
Как ни осторожно нужно относиться к воспоминаниям очевидцев, но без них не обойтись. По рассказу Василия Шульгина, Япончик пытался замириться с белыми, отправив военному губернатору Гришину-Алмазову письмо примерно такого содержания: "Мы не большевики и не украинцы. Мы уголовные. Оставьте нас в покое, и мы с вами воевать не будем..." Но деникинская администрация на это никак не откликнулась, и люди Япончика объявили войну "золотопогонникам". А вот как описывает Виктор Фейгельберг-Бланк в книге "Бандитская Одесса" арест Япончика:
"Мишку взяли, когда он один, без телохранителей, выходил из кафе "Фанкони" (где у него был там постоянный столик. - О.Б.) Три офицера-контрразведчика подошли к нему с револьверами в руках и объявили, что он арестован.
- Я?! - очень удивился Мишка. - Здесь, наверное, какая-то ошибка. Я так думаю, что вы сильно перепутали, просто неприятно за вас. Я же Япончик!
- Тебя и нужно! Подними руки, да поживей!
- Зачем такая спешка? - проговорил Япончик, оглядываясь и отступая к стене, чтобы не выстрелили в спину. - Давайте разберемся, мы же свои люди...
- Я тебе покажу "свои люди"! - зарычал один из контрразведчиков. - Руки вверх, бандитская морда!
Япончик укоризненно покачал головой: "Ай-яй-яй, смотрите на него: такой интеллигентный и такие нехорошие слова!.." - Но руки поднял. Когда его обыскали, Япончик сказал стоявшему перед ним офицеру: - Могу я просить вас опустить "шпалер"? А то, не дай Бог, вы еще случайно выстрелите и наживете себе крупных неприятностей!
У него отняли висевший под мышкой револьвер и через весь город повели в контрразведку. Не успели Япончика доставить к месту назначения, как слух о его аресте распространился по всей Одессе и достиг Молдаванки. Через полчаса к зданию контрразведки подкатила кавалькада фаэтонов и пролеток. В них сидели бандиты. У каждого в руке была связка гранат..."
После взаимных угроз и словесной перепалки на крыльце здания появился Мишка-Япончик. "Вид у него был помятый, но он вежливо раскланялся с часовыми и, вертя пальцами щегольскую тросточку, неторопливо спустился с крыльца. Бандиты шумно приветствовали его. Мишка сел в одну из пролеток и уехал, помахав контрразведчикам рукой в палевой перчатке..."
О том, как выглядел в те годы Моисей Винницкий, вспоминает в своих мемуарах знаменитый одесский куплетист, аккомпаниатор и муж Клавдии Шульженко Владимир Коралли: "Шел девятнадцатый год. Перед выступлением в иллюзионе "Орел" мне шепнули, что в зале сидит Мишка Япончик и находятся его мальчики. Сквозь дырочку в занавесе я жадно рассматривал Япончика. Ему было лет тридцать. Брюнет, широкие, смуглые скулы. Обращали на себя внимание неспокойные раскосые глаза. Они мгновенно и как-то незаметно перебегали с предмета на предмет, казалось, что он смотрит на все и на всех сразу. Он часто оглядывался. А одет он был богато и несколько мрачновато. Пальто украшал черный каракулевый воротник, шапка того же меха лежала на коленях, едва придерживаемая рукой. Пальто было расстегнуто, и виднелись черный костюм и того же цвета косоворотка. Япончик сидел на крайнем месте, поставив ногу в проход, словно каждую минуту готов был вскочить. Впрочем, его настороженность и напряженность были понятны: надо было каждую минуту быть начеку..."
(Примерно так же описывал Япончика и Леонид Утесов, который долгое время был знаком со знаменитым одесским "Робином Гудом", а по некоторым сведениям, даже приятельствовал с ним.)
Потом в Одессу вошла бригада красного командира, старого знакомого Мишки Григория Котовского. Вся уголовная Одесса радостно встречала его.
После установления в Одессе советской власти Моисей Винницкий почувствовал, что "дело пахнет нафталином", - чекисты расстреливают попавших к ним преступников без суда и следствия. Он решил пойти по пути старшего товарища, Григория Ивановича - вступил добровольцем в Красную армию. В газете "Известия Одесского Совета рабочих депутатов" от 28 мая 1919 года было помещено заявление президиума Одесского ЧК: "Контрреволюционеры задались целью подорвать престиж исполнительного органа советской власти ОЧК в рабочих массах и, не брезгуя никакими средствами, распространяют самые нелепые слухи об ответственных работниках ЧК. Одной из последних сенсаций является слух о том, что секретарем Одесской Чрезвычайной комиссии якобы состоит небезызвестный в Одессе грабитель Мишка Японец... Президиум Одесской Чрезвычайной комиссии доводит до сведения рабочих города Одессы, что секретарь ОЧК тов. Михаил (Михаил Гринберг, погибший вскоре от рук петлюровцев - О.Б.) - партийный подпольный работник, назначенный Исполкомом, ничего общего с Мишкой Японцем не имеет. Председатель ОЧК Онищенко".
Оскорбленный Винницкий тут же послал огромное письмо в редакцию газеты, напечатанное через три дня. В нем, вспоминая все свои заслуги перед советской властью, он писал, что среди простых людей не отыщется человека, который был бы им "обижен". "Что же касается буржуазии, то если мною и предпринимались активные действия против нее, то этого, я думаю, никто из рабочих и крестьян не поставит мне в вину. Потому что буржуазия, привыкшая грабить бедняков, сделала меня грабителем ея, но именем такого грабителя я горжусь, и покуда моя голова на плечах, для капиталистов и врагов народа всегда буду грозой. Моисей Винницкий под кличкой Мишка-Япончик".
В начале июня 1919 года он явился в особый отдел ВЧК при 3-й Украинской Красной армии и предложил организовать свой отряд для защиты советской власти. Это предложение было одобрено Реввоенсоветом 3-й армии, и Винницкий приступил к формированию отряда, впоследствии названного 54-м стрелковым полком. Комиссаром полка стал бывший секретарь Одесского исполкома Александр Фельдман, в прошлом известный анархист. Начальником штаба - колоритная личность, Майорчик. Своим личным адъютантом Мишка назначил налетчика Давида Каретника. Полк был хорошо вооружен, имел сорок пулеметов, насчитывал шесть рот по сто пятьдесят человек и одну хозяйственную роту в сто человек. Особой гордостью полка был свой оркестр и... граммофон с пластинками.
Но бывшие уголовники на войну не торопились, несколько раз назначали дату отправки полка на фронт. Наконец в здании консерватории состоялся шикарный прощальный вечер. В зале поставили длинные столы. Голодная Одесса не видела такого пиршества!.. Банкет открыл комендант города Павел Мизикевич. От имени ревкома он вручил Мишке прекрасную генеральскую серебряную саблю с монограммой и маузер. Разодетые бойцы полка, их жены и подруги веселились до утра. А потом, побросав оружие, стали разбегаться по "хазам" и "малинам". Наутро с большим трудом собрали восемьсот человек и повели их на вокзал.
Такого красочного зрелища Одесса еще не видела. "Впереди - оркестр, за ним на конфискованном в цирке белом жеребце командир в красной фуражке. Одет Япончик был в защитную гимнастерку. Синие брюки-галифе были заправлены в лакированные сапоги с серебряными шпорами. На коне - новая желтая сбруя и прекрасное седло. Чуть позади - знаменосец и командиры. За ними - одетые в самую разношерстную одежду и все мыслимые военные формы - Мишкины солдаты. В конце пешей колонны двигались артиллерия и обоз. Телеги в нем ломились от еды, выпивки, тканей, подушек, пуховых одеял (а дело было в июле - О.Б.), самоваров, посуды. На телегах сидели "боевые подруги". Гремели многочисленные оркестры..."
23 июля 1919 года люди Япончика, пограбив и погуляв по дороге, прибыли в расположение 45-й стрелковой дивизии, командиром которой был Иона Якир. Поздравил бойцов с прибытием на фронт лично товарищ Котовский.
В первой боевой операции полк с поставленной задачей справился. Но вторую - позорно провалил. Бойцы оставляли позиции и удирали в Одессу, не забывая при этом грабить мирное население. Бывший помощник командира 45-й дивизии Коренблит писал: "Возникла опасность образования в тылу 45-й дивизии бандитской шайки. Надо было изолировать от "храброго воинства" Мишку Япончика. Якир решил выдать Япончику бумагу о том, что полк направляется в штаб армии для получения нового назначения, а в пути Япончика арестовать, батальоны разоружить. Я подготовил необходимые бумаги, выдал их Япончику и добавил, что для поездки ему предоставляется отдельный вагон".
Часть бойцов 54-го полка остались в дивизии, а 116 дружков Винницкого составили его личную команду.
Прямой путь из Бирзулы (ныне Котовск) в штаб 12-й армии, находившийся в районе Киева, был невозможен - там шли бои с петлюровцами. Остался путь через Ольвиополь (ныне Первомайск). Но Винницкий прекрасно понимал, что никакого нового назначения ему не дадут, и неизвестно чем еще это все для него окончится. Под страхом смерти, нарушая все приказы, он заставлял военных комендантов и начальников станций вне всякого графика отправлять его поезд в Одессу. Братва рвалась домой, на Молдаванку.
О том, что произошло дальше, существует множество версий и легенд. Но несколько лет назад в Российском государственном архиве был обнаружен документ следующего содержания: "Одесскому окружному комиссару по военным делам. Доклад 4-го сего августа 1919 года я получил распоряжение со станции Помощная от командующего внутренним фронтом т. Кругляка задержать до особого распоряжения прибывшего с эшелоном командира 54-го стрелкового полка Советского Украинского полка Митьку Японца (так в документе - О.Б.). Во исполнение поручения я тотчас же отправился на станцию Вознесенск с отрядом кавалеристов Вознесенского отдельного кавалерийского дивизиона и командиром названного дивизиона т. Урсуловым, где распорядился расстановкой кавалеристов в указанных местах и стал поджидать прибытия эшелона. Ожидаемый эшелон был остановлен за семафором. К остановленному эшелону я прибыл совместно с военруком, секретарем и командиром дивизиона и потребовал немедленной явки ко мне Митьки Японца, что и было исполнено. По прибытии Японца я объявил его арестованным и потребовал от него оружие, но он сдать оружие отказался, после чего я приказал отобрать оружие силой. В это время, когда было приступлено (так в документе - О.Б.) к обезоруживанию, Японец пытался бежать, ввиду чего и был убит выстрелом из револьвера командиром дивизиона. Отряд Японца в числе 116 человек арестован и отправлен под конвоем... Уездвоенком М. Синюков".
Итак, убит при попытке к бегству. Скорее, убит по известной схеме - без следствия, суда и "всяких ненужных формальностей". Николай Урсулов снял с мертвого Винницкого "трофей" - подаренную ревкомом серебряную саблю. Позже приказом по 12-й армии за N 296 от 3 декабря 1919 года Урсулова за этот "подвиг" наградили орденом Красного Знамени. С 1929 по 1934 годы он работал директором Вознесенского маслозавода.
По одной из версий Урсулов, не вступая ни в какие разговоры, приставил револьвер к голове Винницкого и нажал на курок. Синюков застрелил коменданта отряда Халипа.
Через три-четыре часа, узнав о случившемся, на место убийства прибыли несколько политработников. Раскопав неглубокую могилу и убедившись, что раздетый до трусов и матросской тельняшки труп - это бывший "король" Молдаванки Мишка-Япончик, Саша Фельдман столкнул тело в могилу и сказал: "Собаке - собачья смерть".
16 октября 1919 года одесские газеты сообщили о происшествии. По сведениям "Одесского листка", на улице Базарной, возле дома N 83 вечером выстрелами в спину был убит тридцатилетний бородач. Собрались люди. Кто-то сказал: "Это Саша Фельдман". Все в Одессе были уверены, что с ним поквитались "мальчики покойного Япончика". По слухам, они же, но гораздо позже, убили и Григория Котовского, который мог спасти, но не спас Моисея Винницкого.
Вот такая история... Осталось только пунктиром рассказать о судьбе его семьи. Едва ли не в день гибели Мишки Япончика в одесской Еврейской больнице на двадцать третьем году жизни умерла его единственная сестра. Жена Моисея, Циля, оставила маленькую дочь свекрови и в 1923 году вместе с мужем покойной сестры Жени уехала за границу, в Париж. Позже она вышла за него замуж. До Второй мировой войны дочь и свекровь получали от нее денежные переводы, письма, посылки. Рассказывают, что в 1970 году французские туристы приходили в старую квартиру по улице Малой Арнаутской, 57, спрашивали Винницких. Очевидно, Циля была еще жива.
О судьбе дочери Ады мы уже упомянули, а отец Моисея Винницкого умер в 1921 году. Мать - в 1947 году.
Три брата Мишки Япончика погибли на войне. Старший, Абрам Вольфович, имел шестерых детей. Двое погибли на фронте, а четверых несовершеннолетних и жену убили фашисты в Одесском гетто. Григорий Вольфович работал директором одесской электростанции и погиб в 1941 году в Бессарабии. Один из его сыновей, лейтенант, погиб под Сталинградом. Еще один брат, Юда Вольфович, погиб в первые дни войны. Исаак Вольфович воевал командиром кавалерийского эскадрона. В 1978 году вместе с двумя дочерьми и зятем уехал в Израиль. Потом семья перебралась в Нью-Йорк. В разговорах о Мишке Япончике он всегда подчеркивал: "Прошу учесть - мой брат не был бандитом. Он был налетчиком. А это не одно и то же..."
В заключение стоит сказать, что автор "первой волны" интереса к Япончику - Исаак Бабель - очень быстро "среагировал" на смерть Япончика: тот был убит в 1919 году, а через два года, 23 июня 1921 года, в одесской газете "Моряк" был напечатан рассказ Бабеля "Король". Так родился Беня Крик, чуть ли не первый "благородный бандит" в советской литературе. "Мишка-Япончик действительно не любил насилие, в особенности "мокрые дела", но вором в законе не был хотя бы потому, что сам воровской закон появился лишь в конце 20-х, - уверяет исследователь российского криминала профессор Яков Гилинский. - Япончик создал "воровской" стрелковый полк и даже успел повоевать за советскую власть, а потом эта же власть его убила. В результате смерть Япончика помогла создать "бульон", из которого потом получились воры в законе. После Мишки Япончика честный вор не должен был не только воевать за государство, он вообще не должен был иметь с ним отношений: ни жениться (через загс), ни работать (через отдел кадров). Если очень хочется, Мишку Япончика можно назвать предтечей воров в законе".
При подготовки статьи был использован материал израильского журналиста Владимира Ханелиса "Мишка-Япончик: вместо легенды", а также материалы журнала "Собеседник".http://ru.echo.az
Tags: знаменитости, криминал
Subscribe
promo vitkvv2017 february 29, 13:37 12
Buy for 10 tokens
wwportal.com ...Целый век с четвертью пресловутая тайна "Марии Целесты" будоражила умы и сердца миллионов, и даже миллиардов людей во всем мире. С тех пор, как специальная комиссия по расследованию загадочного дела об исчезновении всей команды этого парусника в 1872 году…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments