vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

«Нелли» — убийца «Принца Уэльского»

10 декабря 1941 г. состоялось событие, ставшее ключевым для судьбы британских дальневосточных владений — вследствие массированного удара японской авиации были потоплены линкоры «Принс оф Уэллс» и «Рипалс».Заметную роль в этом сыграли самолёты далеко не новые — двухмоторные бомбардировщики G3M фирмы «Мицубиси», получившие в англо-американской системе обозначений имя «Нелл». Самолёты действовали в полном соответствии с концепцией, заложенной при их создании контр-адмиралом Исороку Ямамото, занимавшим в начале 30-х гг. должность начальника технического отдела генерального штаба Императорского японского флота. Он рассматривал мощную морскую авиацию как средство, позволяющее Японии компенсировать американское и британское морское могущество. Хотя залог победы руководство Императорского флота по-прежнему видело в генеральном сражении, вроде Цусимы, авиация должна была предварительно атаковать соединение противника, основательно потрепав его и ослабив перед встречей с главными силами японского флота. Наряду с палубной авиацией, эту задачу должны были обеспечить бомбардировщики-торпедоносцы берегового базирования, обладающие большим радиусом действия, необходимым для действий над океанскими просторами.
Родословная «Нелли»
Генштаб Императорского флота прекрасно осознавал, что главную угрозу в будущей войне будет представлять американский Тихоокеанский флот. Руководствуясь принципом «предупреждён — значит, вооружён», японское военно-политическое руководство большое значение придавало осведомлённости о передвижениях вражеских кораблей и о состоянии флота противника в общем. Но добыть подобную информацию было трудно — ведь Гавайские о-ва, где находилась главная база Тихоокеанского флота Пёрл-Харбор, были далеко за пределами радиуса действия японской авиации. Разрабатывая требования к новому самолёту-разведчику, Ямамото не скромничал — от машины требовалась дальность полёта 4000 морских миль (7500 км)! Это должно было обеспечить возможность осуществлять полёты над Филиппинами и Гавайями.

Но уже самые первые прикидки показали, что японская промышленность не сможет реализовать столь амбициозное задание, и Ямамото согласился на уменьшение дальности полёта вдвое — до 2000 морских миль. Теперь её не хватало для того, чтобы вернуться из полёта над Пёрл-Хар-бором, поэтому пришлось пойти на одноразовое применение самолёта. После пролёта над Гавайями он должен был выйти в условленную точку океана и приводниться. Машина не была гидросамолётом, но должна была обладать некоторым запасом плавучести, позволяющим эвакуировать на борт специально выделенной подводной лодки экипаж и кассеты с фотоплёнкой. Подобное расточительство, неприемлемое в мирное время, считалось вполне допустимым в условиях назревания конфликта и, тем более, войны.
Взлетает Ка-9. С этой машины начиналась эволюция «Нелли»
Конкретные очертания будущий самолёт начал обретать в 1933 г., когда Кайгун Коку Хомбу (Управление морской авиации) обратилось к фирме «Мицубиси» с предложением разработать морской разведчик большого радиуса действия. Выбор контрагента был неслучаен — «Мицубиси» с 1928 гю тесно сотрудничала с германской фирмой «Юнкере» и к 1933 г. освоила выпуск армейских двухмоторных бомбардировщиков Ки-1 и Ки-2, а также четырёхмоторных Ки-20 (лицензионный вариант «Юнкерса» К51). Разработку первого в практике фирмы тяжёлого самолёта для флота поручили конструкторской бригаде, возглавляемой Суедо Хондзё. Машине присвоили фирменный индекс Ка-9 и флотское обозначение «Морской 8-Си опытный специальный самолёт-разведчик».
Самолёты G3M1c имели остеклённую носовую часть, создававшую работы штурмана. Однако серийные бомбардировщики строились с «глухим» носом
Вся боевая нагрузка «Нелли» размещалась на наружной подвеске. Этот самолёт несёт 6 60-кг бомб
Характерными чертами Ка-9 стали чистые аэродинамические формы. Фюзеляж, лишённый бомбоотсека, отличался малой площадью поперечного сечения. Основные стойки шасси убирались в мотогондолы, прикрытое обтекателем хвостовое колесо было неубираемым. В качестве силовой установки выбрали V-образные моторы жидкостного охлаждения «Хиро» тип 91 модель 22, развивавшие мощность 750 л.с.
Один из прототипов G3Mla зимой 1936 г. проходил испытания на лыжном шасси. Но на практике «Нелли» не пришлось воевать в северных широтах
Не успел самолёт покинуть чертёжные доски, как в проект пришлось внести изменения — военные сочли необходимым приспособить его для применения в качестве бомбардировщика. Поскольку места для бомбоотсека не было, пришлось пойти на введение наружных подфюзеляжных бомбодержателей. Кроме того, предусмотрели установку вооружения: двух пулемётов в верхней башне и носовой установке. В феврале 1934 г. обозначение самолёта изменилось на «Морской 8-Си опытный, средний бомбардировщик-торпедоносец», одновременно присвоив ему короткий индекс G1M1.
Прототип самолёта был готов к концу марта 1934 г., а 18 апреля машина впервые поднялась в воздух. Достигнутые в ходе испытаний параметры в основном соответствовали расчётным. В частности, дальность полёта при запасе топлива 4200 л достигала 4400 км и существовала возможность увеличить её до 6050 км. Однако устойчивость и управляемость оставляли желать лучшего. Вскоре после начала испытаний Ка-9 был повреждён при вынужденной посадке. От серийного производства G1M1 в, конце концов, отказались, но Кайгун Коку Хомбу приняло концепцию Ка-9 в качестве исходного пункта для разработки нового ударного самолёта берегового базирования.
Согласно новым требованиям
Опираясь на короткий опыт эксплуатации единственного G1M1, Управление морской авиации разработало новые требования 9-Си, предусматривавшие создание уже не разведчика с бомбардировочным уклоном, а чисто ударной машины. При этом не сочли нужным ввести в конструкцию внутренний бомбоотсек — нагрузка в виде бомб общей массой до 800 кг или одной торпеды должна была подвешиваться под фюзеляж. А вот требования к оборонительному вооружению усилили — на самолёт следовало установить три пулемёта.
Разработкой машины под фирменным индексом Ка-15 занялась та же бригада, что проектировала Ка-9. От предшественника взяли в практически неизменном виде крыло, к которому приделали новый фюзеляж увеличенных размеров. Всё оборонительное вооружение разместили в выдвижных башенках — двух верхних и одной нижней. В каждой установили по 7,7-мм пулемёту типа 92. Увеличилась площадь двухкилевого хвостового оперения — это благотворно сказалось на балансировке самолёта и улучшило устойчивость, особенно в момент сброса бомб. Усилили шасси, одновременно упростив его конструкцию.
Первый прототип Ка-15 был готов в июне 1935 г. Его оборудовали моторами «Хиро» тип 91 модель 1 (750 л.с). Машине присвоили обозначение «Морской 9-Си опытный, средний базовый самолёт, торпедоносец-бомбардировщик» и сокращённое — G3M1. В июле Ка-15 перевезли с завода на аэродром Кагамихара, и в том же месяце новый бомбардировщик впервые поднялся в воздух. Испытания показали, что лётно-технические характеристики самолёта не только соответствуют мировому уровню, но и превосходят его. В течение последующего года «Мицубиси» построила ещё двадцать (!) прототипов, применявшихся для отработки различных силовых установок и иных конструктивных решений.
Кабина G3M была довольно просторной, что было важно при длительных полётах
Характерной чертой двух первых прототипов была глухая, неостеклённая носовая часть фюзеляжа. Бомбовый прицел поместили в небольшом иллюминаторе под кабиной пилотов. Силовая установка состояла из пары всё тех же «Хиро», мощность которых уже считалась недостаточной. Поэтому на третьем прототипе установили двухрядные звездообразные моторы воздушного охлаждения «Мицубиси» «Кинсей» 2, развивавшие 830 л.с. Они комплектовались четырёхлопастными винтами фиксированного шага MW 126. Ещё более прогрессивной была силовая установка четвёртого прототипа — помимо 910-сильных моторов «Кинсей» 3, он получил трёхлопастные металлические винты изменяемого шага «Гамильтон Стандарт» CS 16. Именно такой состав винтомоторной группы был одобрен для серийных самолётов. Но поскольку выпуск «Кинсеев» только налаживался, то пятый и шестой прототипы оборудовали старыми двигателями фирмы «Хиро».

Впоследствии машины с моторами «Хиро» получили обозначение G3M1a модель 1А, а с «Кинсеями» — G3M1b модель 1В. После отработки вооружения прототипы передали для войсковых испытаний в кокутай «Татэяма». В их ходе был потерян второй прототип — самолёт упал в море у берегов Кореи из-за поломки винта. Все пять членов экипажа погибли. Причиной была признана конструкция винта фиксированного шага, который невозможно было зафлюгировать. Тем не менее, из-за того, что лицензионный выпуск пропеллеров «Гамильтон Стандарт» ещё не наладили, первые серийные G3M1b модель 11В комплектовались старыми винтами MW 126. В течение 1937 г. завод «Мицубиси» в Ои сдал 34 таких самолёта. Помимо винтов, от четвёртого прототипа они отличались более просторной пилотской кабиной и «осовремененными» бортовыми приборами. В последних экземплярах этой модификации не устанавливался астронавигационный купол и одна из верхних стрелковых башен.
Компоновка кабины G3M1b мало подходила для низковысотного бомбометания — для этого предпочтительнее было поместить штурмана-бомбардира в носовую часть фюзеляжа, обеспечив ему хороший обзор. Поэтому следующие 15 прототипов, обозначавшихся G3M1c модель 11 С, получили остеклённый «нос». Все они оборудовались моторами «Кинсей» 2 с винтами MW 126 (за исключением 11-го прототипа, получившего двигатели «Кинсей» 3 и винты CS 16). Восьмой прототип отличался ещё и новым фюзеляжем обтекаемых форм, который изначально разрабатывался для гражданского рекордного варианта G3M. Однако результаты испытаний самолётов со «стеклянными носами» признали неудовлетворительными, и последующие серийные бомбардировщики выпускались с глухой носовой частью.
Основные модификации
Для первой крупносерийной модификации G3M2 модель 21 (полное обозначение «Морской тип 96 базовый самолёт, торпедоносец-бомбардировщик») выбрали ещё более мощные двигатели «Кинсей» 41 (1000 л.с). Кроме того, немного увеличили запас топлива (с 3805 до 3874 л), придали верхним стрелковым башням более обтекаемую форму. Выпуск G3M2 модель 21 начался в середине 1937 г., и до 1939 г. фирма «Мицубиси» изготовила 343 таких бомбардировщика, причём машины поздних серий получили усовершенствованные моторы «Кинсей» 42. Дальнейшая эволюция самолёта происходила под влиянием боевого опыта — в июле 1937 г. началась очередная японо-китайская война, в которой самое активное участие приняла авиация Императорского флота. В ходе, в общем-то, успешного боевого применения вскрылись и некоторые недостатки бомбардировщика — непротектированные топливные баки и примитивное навигационное оборудование. Для решения последней проблемы пришлось прибегнуть к зарубежному опыту— в США были куплены лицензии на производство радиополукомпаса и автопилота «Сперри». В итоге G3M2 стали первыми в мире серийными самолётами со столь продвинутым навигационным комплексом!
Смонтированная в верхней установке 20-мм пушка тип 99 представляла собой копию швейцарского «Эрликона»

Главный калибр «Нелли» — 250-кг авиабомбы
В конце 30-х гг. бомбардировщики G3M2 были основной ударной силой базовой авиации Императорского флота
В 1939 г. началось производство варианта G3M2b модель 21В, оборудованного двигателями «Кинсей» 45 (1070 л.с), отличавшимися лучшими высотными характеристиками. С сентября 1939 г. выпускался вариант G3M2c модель 21С с измененной схемой расположения оборонительного вооружения. Поскольку пулемётные башни в рабочем положении создавали значительное аэродинамическое сопротивление, экипажи при встрече с вражескими истребителями предпочитали не выдвигать башни, а пытались уйти на максимальной скорости. Поэтому на G3M2c от верхних башен отказались, перенеся пулемёты в каплевидные блистеры по бокам фюзеляжа. Уже в 1938 г. началась передача G3M2 ранних выпусков в учебные части — 21 самолёт модели 21 переоборудовали в модификацию G3M2-K.
В 1940 г. в части начали поступать самолёты G3M2 модель 22. На них отсутствовала нижняя выдвижная башня, а боковые пулемётные блистеры был сдвинуты в корму. На фюзеляже вместо задней башни установили большой застекленный обтекатель, прозванный за характерную форму «панцирем черепахи», а в нем — 20-мм пушку тип 99 модель 1, имевшую угол возвышения 90° и боковые углы обстрела по 15° вправо и влево. Передняя верхняя выдвижная башня с пулемётом сохранялась.
До февраля 1941 г. завод в Ои выпустил 238 самолётов G3M2 модель 22. В это число вошло и небольшое количество самолётов эскортной модификации. Такие самолёты не несли бомб, но имели экипаж, увеличенный с 7 до 10 человек и усиленное вооружение: четыре дополнительных пулемёта установили в боковых окнах фюзеляжа. Предполагалось, что эскортные самолёты будут включаться в боевые порядки соединений бомбардировщиков, защищая их от атак вражеских истребителей. Однако от массового выпуска этих машин отказались в пользу эскортной модификации нового бомбардировщика G4M1 (в конце концов, и это намерение не было реализовано).


Более широко применялся фоторазведывательный вариант G3M2-Kan, в котором на месте бомбардира смонтировали аэрофотоаппарат для плановой съёмки. Действуя с высот 8500-10000 м, такие самолёты были практически недосягаемыми для вражеских истребителей. В феврале-апреле 1941 г. поставили 37 G3M2-Kan, поступивших на вооружение 3-го кокутая. Часть, базировавшаяся в Такао на Формозе, уже 18 апреля 1941 г. приступила к разведывательным полётам над Филиппинами. В мае-июне с баз на Пелелиу, Труке и Тиниане разведчики осуществляли тайные миссии над Новой Британией, Рабаулом, Гуамом и Французским Индокитаем, а в ноябре вновь интенсивно действовали над Филиппинскими островами, готовя будущую десантную операцию. В этих полётах ни один G3M2-Kan не был сбит, хотя на их перехват неоднократно поднимались истребители. Правительство США регулярно заявляло протесты в связи с нарушением воздушного пространства Филиппин и Гуама «неидентифицированными» самолётами, но японские власти эти протесты попросту игнорировали.
С конвейера завода в Ои самолёт G3M2 был вытеснен новым G4M1. Но для боевых действий в Китае старый бомбардировщик ещё вполне годился. Часть офицеров даже протестовали против внедрения в серию G4M1, поскольку это могло задержать поставки столь нужных G3M2! В итоге, производство, казалось бы, устаревшей машины продолжилось — теперь их выпускал завод фирмы «Накадзима» в Коидзуми, изготовивший до 1943 г. ещё 412 самолётов. Строившиеся здесь бомбардировщики G3M2 модель 22 иногда получали дополнительный неподвижный пулемёт в носовой части фюзеляжа.
Специалисты «Накадзимы» не ограничились простым воспроизведением конструкции бомбардировщика — в июне 1942 г. появился вариант G3M3 модель 23 с двигателями «Кинсей» 51 (1300 л.с.) и увеличенным запасом топлива (5182 л). Со средины 1944 г. G3M3 применяются в качестве патрульных, причём примерно половина из них была оборудована радарами, а 20 самолётов модификации G3M3-Q получили магнитометры для обнаружения субмарин.
Так же, как и во многих других странах периода Второй мировой войны, в Японии существовал большой интерес к десантным планерам. В августе 1941 г. G3M испытывался в качестве буксировщика планера «Кугисё» MXY5, вмещающего 11 солдат с полной выкладкой. Однако после успешных морских десантных операций начала войны интерес флотского командования к планерам угас. Лишь в 1944 г. работы по данной тематике возобновились — теперь планер MXY5a, буксируемый G3M3, должен был стать средством доставки в тыл противника «специальных штурмовых групп» — то есть, смертников. Но до реального боевого применения и в этот раз дело не дошло — всё ограничилось испытаниями.
Пара G3M3 из кокутая «Михоро». Самолёты этой модификации отличались характерным обтекателем верхней пушечной установки
Транспортный L3Y1, переоборудованный из бомбардировщика, обеспечивал перевозку 10 пассажиров
Гораздо большее распространение, нежели буксировщики планеров, получили обычные транспортные самолёты на базе G3M. Уже в 1937 г. 1-й морской авиационный арсенал («Дай-Ичи Кайгун Кокусё») получил заказ на переоборудование G3M1 в скоростной курьерский самолёт. При этом снималось вооружение (за исключением одной верхней пулемётной башенки), бомбовый прицел и бомбодержатели, а в фюзеляже вдоль бортов установили десять пассажирских кресел, прорезав у каждого по небольшому иллюминатору. Несколько серийных G3M1 прошли подобное переоборудование, получив обозначение G3M1d модель 11D, позже смененное на L3Y1 модель 11 («Морской тип 96 береговой двухмоторный транспортный самолёт»). Поначалу они применялись для перевозок высших офицеров между Японией и Китаем, а с вступлением Японии во Вторую мировую войну — для поддержания связи с базами на Соломоновых о-вах, Новой Британии и Новой Гвинее.
В 1938 г. интерес к новому бомбардировщику проявила и гражданская авиакомпания «Ниппон Коку К.К.». Для её нужд переоборудовали 24 самолёта G3M2 модель 21 с моторами «Кинсей» 41. Объём доработок был в целом аналогичен L3Y1, но вооружение полностью отсутствовало, а количество пассажирских мест ограничивалось 8. Самолёты, получившие название «Со-Ю», эксплуатировались на линиях, связывавших Японию с Кореей, Китаем и подмандатными территориями в Тихом океане. Отметились они и несколькими рекордными перелётами. В частности, самолёт с регистрацией J-BEOA в апреле 1939 г. выполнил перелёт Токио-Тегеран-Токио, a J-BAOC — Токио-Рим-Токио. Машина J-BACI готовилась к кругосветному перелёту, спонсором которого выступал газетный концерн «Майнити Сим-бун». Рекордный рейс начался 26 августа 1939 г., но в Сиэтле экипаж получил сообщение о начале войны в Европе. Перелёт решено было продолжить, откорректировав маршрут. В Японию самолёт вернулся 20 октября, преодолев за 194 лётных часа дистанцию в 52860 км. После вступления Японии во Вторую мировую войну все самолёты «Со-Ю» были переданы флоту, получив обозначение G3M1-L модель 12 («Морской тип 96 двухмоторный транспортный самолёт»).
Один из гражданских самолётов «Со-Ю», эксплуатировавшихся авиакомпанией «Ниппон Коку К.К.»
Осенью 1939 г. в Йокосуке разработали очередной военно-транспортный вариант G3M2d модель 21D (позже — L3Y2 модель 12). При этом за основу взяли планер G3M2 модель 21, но с двигателями «Кинсей» 45 — как на G3M2 модель 22. Из оборонительного вооружения оставили одну верхнюю башенку с пулемётом. В левом борту устроили пассажирскую дверь. Часть L3Y2 приспособили для перевозки 12 парашютистов. Такие самолёты применялись в десантных операциях — в частности, 11 и 12 января 1942 г. они выбросили в два приёма более 500 парашютистов из 1-го специального десантного отряда «Йокосука» у аэродрома Ланго-ан на Филиппинах. 20 февраля 450 десантников, выброшенных с L3Y2, захватили аэродромы Копанг и Дили на Тиморе.
Все транспортные варианты G3M, в отличие от бомбардировщиков, получили в союзнической системе обозначений имя «Тина».
Общий объём производства G3M составил 1048 самолётов.

Боевое применение
Бои в Китае
К моменту начала второй японо-китайской войны авиация Императорского флота располагала двумя боеготовыми кокутаями бомбардировщиков берегового базирования — «Кисарадзу» и «Каноя». В общей сложности они насчитывали 44 бомбардировщика (38 G3M2 и 6 G2H1), а также 12 истребителей A4N1 (последние предназначались, прежде всего, для ПВО авиабаз).
Важнейшим заданием морской авиации в первые недели конфликта считалась нейтрализация китайской авиации на аэродромах в районе Шанхая. 14 августа 1937 г. с аэродрома Тайбэй на Формозе взлетели 18 самолётов G3M2 из кокутая «Каноя». Каждый бомбардировщик нёс пару 250-кг бомб.

Цель — Хань-чжоу — находилась на расстоянии 1000 км, поэтому самолёты шли без истребительного прикрытия. На подходе к цели бомбардировщики разделились на две девятки. Первая нанесла удар по аэродрому Куанте. Противодействия со стороны противника не было — единственный оказавшийся в воздухе китайский истребитель был без боекомплекта. Единственное, что смог предпринять его пилот — имитировать атаки строя G3M2, пытаясь помешать прицельному бомбометанию. Однако накануне прошли проливные дожди, лётное поле раскисло, и большинство сброшенных бомб попросту застряло в грязи, не разорвавшись. Труднее пришлось второй девятке. Её целью был аэродром Шеньчжао, куда как раз перебазировалась 4-я истребительная группа. Две эскадрильи «Кертисс» «Хоу-ков» сумели взлететь под градом японских бомб, и агрессорам пришлось отбиваться от полутора десятков истребителей. Китайские пилоты записали на свой счёт шесть G3M2, японские бортстрелки заявили об уничтожении двух «Хоуков».

В действительности потери были скромнее — «Каноя» потерял два самолёта, сбитых над сушей и один, совершивший вынужденную посадку на воду в тайваньском порту Килунг. Ещё одна тяжело повреждённая машина сумела дотянуть до Тайбэя. Китайские источники потери своих истребителей не подтверждают.
15 августа в бой вступили самолёты кокутая «Кисарадзу». В 9:20 с базы Омура стартовало 20 бомбардировщиков G3M2. После продолжительного полёта они вышли на цель — аэродром Нанкина, но сброшенные бомбы ущерба не причинили — китайцы ранее перебазировали свои самолёты в Чуюн. А вот собственные потери оказались ощутимыми — на обратном пути бомбардировщики были атакованы группой истребителей «Хоук» и «Боинг» Р-26, которые сбили четыре G3M2. Уцелевшие бомбардировщики в 21.20, после двенадцатичасового полёта, приземлились на о. Чеджудо, ставшем теперь базой для кокутая «Кисарадзу». Эту операцию японская пропаганда разрекламировала как первый в истории трансокеанский воздушный налёт.
Первые налёты G3M2 не прошли незамеченными для японской и мировой прессы.

Зарубежные эксперты отмечали отличную навигационную подготовку экипажей, хотя сам самолёт поначалу приняли за копию немецкого Ju 86 — и действительно, G3M2 весьма походил на немецкую машину, причём в её гражданском варианте. Реальные же результаты были отнюдь не радужными: за три дня боёв оба кокутая потеряли добрую половину самолётов. Девять G3M2 было сбито в воздушных боях, ещё 11 разбились в лётных происшествиях, либо получили тяжёлые повреждения. 17 августа в «Каноя» и «Кисарадзу» оставалось лишь 18 исправных G3M2. С этого дня задачи для бомбардировщиков резко изменились: если ранее они работали по аэродромам, то теперь их целями стали китайские сухопутные войска, развернувшие в ночь с 16 на 17 августа крупное наступление. 18 августа прибыло несколько новых G3M2, и самолёты обоих кокутаев осуществили налёт на железнодорожные мосты через Великий канал, правда, безуспешный.

А со следующего дня бомбардировщики вернулись к своей привычной работе — ударам по аэродромам. Восемь G3M2 из «Каной» бомбили Нанкин, потеряв один самолёт. Вечером та же цель подверглась налёту 14 самолётов с Чеджудо — на этот раз все G3M2 благополучно вернулись на базу. 21 августа аэродромы в окрестностях Нанкина вновь бомбили самолёты «Кисарадзу», столкнувшиеся с ожесточённым противодействием китайских истребителей, сбивших четыре G3M2 из 15, участвовавших в налёте. В связи с потерями было решено перевести флотские бомбардировщики на действия ночью. Первый такой вылет оказался неудачным: в ночь с 21 на 22 августа 6 самолётов «Каной» отправились для удара по аэродрому в Ханькоу, но оказалось, что лётное поле залито водой, и сбрасывать бомбы не имеет смысла. G3M2 пошли на запасную цель — аэродром Сяохань, но прицельно отбомбиться смогли лишь три экипажа. Ночью 25 августа шесть самолётов отбомбились по Нанкину, впервые применив 60-кг бомбы вместо оказавшихся неэффективными для ударов по площадным целям четвертьтоннок. Эффект превзошёл ожидания — на лётном поле китайского аэродрома отмечались многочисленные пожары. Все бомбардировщики благополучно вернулись на базу, но два дня спустя во время очередного налёта на Нанкин был сбит один G3M2.
В сентябре продолжались становившиеся уже рутиной налёты на китайские аэродромы. Противодействие вражеских истребителей существенно ослабло, и воздушные бои случались гораздо реже. Появление на театре военных действий новых истребителей А5М2 вынудило китайцев отвести свои уцелевшие истребители за предел их боевого радиуса. 25 сентября самолёты кокутая «Каноя» осуществили крупномасштабную операцию: 14 G3M2 бомбили аэродром в Наньчане, уничтожив на земле несколько «Хоуков» 25-й эскадрильи, а ещё 15 — г. Ханькоу, нанеся повреждения сталепрокатному заводу и арсеналу.
Октябрь принёс некоторое снижение активности японской авиации. Тем не менее, вылеты G3M2 продолжались. Так, 6 октября 10 самолётов бомбили аэродром Енчи, а ещё 12 — Нанкин. Последнюю группу сопровождали 11 А5М2. Поднявшиеся на перехват китайские истребители в мгновение ока сбили три А5М2, но остальные не позволили им прорваться к бомбардировщикам.
19 ноября кокутай «Кисарадзу» перебазировался с о. Чеджудо на аэродром Наньюнь неподалёку от Пекина.

Это позволило бомбить объекты в глубине китайской территории, прежде всего — промежуточные аэродромы, через которые осуществлялась перегонка боевых самолётов из СССР. В частности, 20 и 21 ноября ударам подвёргся аэродром Хонань. Во время второго налёта на лётном поле удалось застать шесть И-16, которые как раз заправлялись. Несколько истребителей были уничтожены, а в числе погибших оказался командир 4-й авиагруппы Гао Шингань. 22 ноября G3M2 вновь появились над Хо-нанем, но этот раз им навстречу поднялись три И-16 и два «Хо-ука». Бомбардировщики всё же сумели прицельно сбросить свой груз, но один G3M2 был сбит. По японским данным, за три налёта на Хонань на земле было уничтожено около 20 самолётов. В последующие дни в связи с донесениями разведки о прибытии на прифронтовые аэродромы большого числа истребителей, пилотируемых советскими лётчиками, налёты G3M2 временно приостановили до восстановления господства в воздухе японской авиации.
Очередная вспышка активности флотских бомбардировщиков отмечается ближе к середине декабря. 9 декабря 15 G3M2 в сопровождении восьмёрки А5М2 вновь появились над Наньчаном. Японские самолёты уничтожили в воздухе и на земле 12 аэропланов противника. А 12 декабря грянул международный скандал — на р. Янцзы была потоплена американская канонерка «Пэнэй», сопровождавшая суда фирмы «Стандарт Ойл Ком-пани». И хотя основную роль в этом инциденте сыграли японские пикировщики, первый удар нанесли именно G3M2. Тройка таких бомбардировщиков, возглавляемая капитан-лейтенантом Сигехару Муратой, сбросила на канонерку 18 60-кг бомб. И хотя в цель попала лишь одна, она угодила прямиком в радиорубку, лишив «Пэнэй» связи.

Задуманный для ударов по морским целям, «Нелли» чаще действовал над сушей. Эти G3M3 имеют соответствующий камуфляж
В начале 1938 г. бомбардировщики G3M2 под прикрытием истребителей продолжали наносить удары по аэродромам в Ханькоу и Наньчане. 18 февраля над Ву-ханем состоялся большой воздушный бой — 15 G3M2, сопровождаемых 11 А5М2, подверглись атаке 29 истребителей И-15бис и И-16, большинство которых пилотировали советские лётчики. Как часто бывает, донесения сторон о результатах боя кардинально разнятся. Японцы лишились четырёх истребителей, что не помешало их противникам записать на свой счёт 26 воздушных побед! Потери китайской стороны составили пять машин, но и пилоты А5М2 не скромничали — по их докладам, на земле догорали 18 вражеских истребителей! В последующих налётах пилоты флотских истребителей в целом надёжно прикрывали своих подопечных. Когда же бомбардировщики рисковали появляться над китайской территорией без эскорта, последствия могли быть плачевными: 16 июня шесть G3M2 были перехвачены девяткой «Гладиаторов». И хотя бортстрелки отчаянно оборонялись, сбив одного истребителя, китайцам удалось уничтожить четыре G3M2.
До конца 1938 г. японцы установили свой контроль над большинством стратегических пунктов на побережье и в центральной части Китая. Тем не менее, правительство Китая отказалось капитулировать, и, отступив во внутренние гористые провинции страны, продолжало борьбу. Поскольку авиация Императорской армии не располагала бомбардировщиками с достаточным радиусом действия, задачи стратегических бомбовых ударов были возложены на флотских авиаторов. Главной базой G3M2 стал теперь Ханькоу, ранее неоднократно подвергавшийся их налётам. С этого аэродрома крупные соединения бомбардировщиков могли достичь Чункина — места пребывания китайского правительства, буквально терроризируя население. Ослабленная китайская авиация не могла эффективно противодействовать налётам — оставалось полагаться лишь на развернутую сеть постов ВНОС, призванную своевременно предупредить о приближающихся бомбардировщиках. Но и это не позволяло избежать огромных жертв — лишь 3 и 4 мая в результате бомбардировок погибло более 8 тысяч гражданских лиц… Масштабы налётов становились всё больше: 4 ноября 72 G3M2 бомбили Ченгду, 26-28 декабря над Ланьчжоу ежедневно появлялись по 64 бомбардировщика.
В 1940 г. воздушное наступление против Китая продолжалось. Летом 1940 г. на этом фронте действовало четыре кокутая, вооружённых G3M2 — «Каноя», «Такао», 13-й и 15-й.


В общей сложности они располагали примерно 130 бомбардировщиками. С мая по сентябрь только против Чункина G3M2 выполнили 3178 самолёто-вылетов. И хотя действовать приходилось за пределами радиуса собственных истребителей, плотные боевые порядки больших групп бомбардировщиков, ощенившихся пушечными и пулемётными стволами, разбить было очень непросто. Китайским пилотам-истребителям приходилось прибегать к различным ухищрениям. Когда 11 августа над Чункином появилось 20 G3M2, немного выше их зашла шестёрка И-15бис. Китайские самолёты сбросили мелкие бомбы с временными взрывателями. Разрывы, правда, не уничтожили ни одного бомбардировщика, но вынудили их сломать строй. На рассеянные G3M2 набросились И-16, сумевшие сбить два бомбардировщика и повредить ещё несколько. Увы, такие успехи были очень редкими, особенно после того, как 19 августа в Китае дебютировали новые истребители А6М2 — знаменитые «Зеро». Мало того, что они превосходили по лётным качествам все китайские машины — так ещё и их дальности вполне хватало для сопровождения G3M2 на полный радиус. Бомбардировщики продолжали свои налёты на Чункин, Ченду, Ланьчжоу, Куньмин. Взятие под контроль Французского Индокитая позволило расширить боевые операции: 26 октября группа G3M2, взлетев из Ханоя, разбомбила авиазавод компании САМСО в Лойвине на китайско-бирманской границе, сорвав планы производства там истребителей по американской лицензии. Но ближе к зиме большинство частей G3M2 из Китая отвели в метрополию для отдыха и переформирования. В 1941 г. над китайскими городами они появлялись всё реже и реже.
Бои в Китае можно считать кульминацией боевой карьеры G3M. Самолёт, созданный для ударов по вражеским кораблям, совершенно неожиданно оказался неплохим стратегическим бомбардировщиком, нанося удары первоначально по аэродромам, а позже — и по практически беззащитным китайским городам.
Полностью:
http://bagira.guru/aviation/nelli-ubijtsa-printsa-uelskogo.html
Tags: Китай, США, авиация, войны, япония
Subscribe
promo vitkvv2017 september 4, 2017 09:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments