vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Categories:

Кошмар Ошмянской волости. Предводительница банды совратила судью!

В XVI веке в Белоруссии было неспокойно. Несколько столетий тому назад народ края отбил нашествие монголов и не покорился им, став «не зачерненной» Белой Русью. Но начали бунтовать не только холопы под руководством батьки Яроша Штамета, но и старинная шляхта. Беспокоил своими набегами и гетман литовский...
Вначале XVI века в районе Ошмянской возвышенности (сегодня Гродненская и Минская области) объявилась банда, которая грабила и богатых, и бедных, не оставляя после своих налетов живых свидетелей.
Неуловимые злодеи
Действовала банда зло и нагло: словно призраки, всадники налетали на поместья и поселения, грабили и убивали, невзирая ни на положение, ни на возраст.
Виленский князь Александр, недовольно морщась, читал донесения от наместников, словно сводки с мест сражений. Увы, в поисках злоумышленников не помогло и объявленное за их поимку баснословное по тем временам вознаграждение в тысячу золотых рублей.
Терпению властей пришел конец, когда сначала был убит ксендз, направлявшийся к епископу с требованием надавить на власти в поимке лихоимцев. А потом вырезали сразу две семьи. Причем произошло это в то время, когда главы семейств вместе с другими ополченцами давали отпор татаро-монголам, совершавшим очередной набег на белорусские земли. Вот тогда-то великий князь, посоветовавшись со своим окружением, вызвал к себе копного судью Рыгора Вань-ковича. Наслышан он был, что служитель правосудия из Минска был не только удачливым сыщиком, раскрывшим не одно тяжкое преступление, но и известен был своей честностью.

С первого взгляда
И вот Ванькович в середине 1506 года предстал перед князем. Место, где орудовала банда, - сплошь непроходимые болота и глухие пущи. Но князь не только пообещал наделить судью особыми полномочиями, но и передал под его команду десяток лучших охранников из своей свиты. И Ванькович согласился. Будучи человеком опытным, в Сморгонь, откуда он решил начать поиск бандитов, отправился один, наказав своим молодцам ждать команды.
И вот добравшись до места, судья приступил к расследованию. Прежде всего, ему нужно было определиться с жильем. Зайдя в шинкарню, в разговоре с одним из посетителей он узнал, что в 10 верстах от городка проживает пани Ядвига Русинская.
Ее муж, один из самых богатых людей волости, несколько лет тому назад тоже погиб от рук бандитов, попав в засаду, так что, скорее всего, она предоставит столичному чиновнику крышу над головой. Так оно и оказалось.

Молодая вдова была не только зажиточной хозяйкой большого поместья, но еще и первой красавицей в округе - золотистые волосы, убранные на голове в корону, пронзительно синие глаза, красивая фигура. К тому же ее покойный супруг был большим поклонником прекрасного, и судья, столичный житель и библиофил, восхитился огромной библиотекой, в которой были собраны книги в виде старинных рукописей на пергаменте. Но времени насладиться чтивом, к сожалению, не было. Сорокалетний холостой Ванькович тоже был мужчиной видным, поэтому нет ничего удивительного в том, что между одинокими людьми сначала возникла симпатия, которая очень скоро переросла в любовь. И настолько она была сильной, что уже через месяц после знакомства Рыгор попросил руки у своей возлюбленной. Та ответила согласием, и даже был назначен день свадьбы.

А тем временем, несмотря на то что судья прикладывал все усилия для того, чтобы обнаружить бандитов, выйти на их след никак не получалось. Все, что удалось осторожно выяснить у чудом выживших свидетелей, так это то, что число бандитов не превышает десятка, одеты они в традиционную для этих мест одежду – наброшенные на плечи плащи-велеисы, на ногах поршни, кожаные лапти, на голове матерчатые магерки, надвинутые на глаза. Главарь же облачен в металлические латы, а голову его венчает шлем с забралом. Вооружены разбойники были короткими мечами-кордами и кинжалами. Только главарь имел длинный меч, корд и чекан, который кроме своего основного предназначения - крушить черепа врагов, - означал символ власти. Поскольку никто стука копыт не слышал, то резонно было предположить, что разбойники перед выходом на дело обматывали их тряпками.

Шокирующая встреча
И это было все! Словно насмехаясь над Ваньковичем, бандиты продолжали совершать налеты. К концу октября, когда судья обещал поставить в этом деле точку, на кровавом счету душегубов было почти 400 жертв. Неудачливый сыщик уже с тоской думал, что вместо свадьбы ему придется, выполняя клятву, наложить на себя руки. И тут в его голову пришла интересная идея.
Он послал в Вильно гонца, и спустя несколько дней оттуда прискакали его помощники. Остановились они на постой в поместье одного из шляхтичей, пана Собейки, ничего не делали, за исключением того, что круглосуточно пьянствовали и в шинкарне и рассказывали случайным собутыльникам о том, что через неделю разделаются с бандой, за что получат солидное вознаграждение. Хитроумный план сработал - когда эта информация дошла до главаря, то было принято решение проучить заезжих нахалов.

И вот темной ночью в поместье неслышно прискакали всадники - семь человек. Дождавшись, пока утихнет пьяный гомон и погаснут свечи, а стало быть, незваные гости после очередной попойки заснут, бандиты по приказу главаря, который остался ждать своих головорезов во дворе, с ножами и саблями бросились в дом. Через несколько минут главарь посчитал, что дело сделано, охотники мертвы, и преспокойно проследовал в дом.
Но только в комнате главаря ждало жестокое разочарование. Половина его подельников была зарезана, а остальные, связанные по рукам и ногам, дергались на полу, безуспешно пытаясь освободиться от пут. Из соседней комнаты с горящей свечой вышел Рыгор Вань-кович. Он молча подошел к главарю и сорвал с его головы шлем. Потрясению судьи не было предела - перед ним стояла его возлюбленная Ядвига. Да, именно эта статная женщина с голубыми глазами, роскошными волосами и мягким характером оказалась тем самым монстром, который наводил ужас на округу.

Русинскую и ее подельников этапировали в Вильно. Следствие длилось всего несколько недель, а приговор суда гласил - для всех бандитов смертная казнь. В ночь перед тем, как взойти на эшафот, Ядвига попросила о встрече со своим женихом. Тот от свидания отказался, как перед этим отказался вести досудебное следствие по делу банды.
6 октября 1507 года на главную площадь Вильно, к костелу Святого Станислава, около которого был воздвигнут эшафот, стал стекаться народ. По свидетельству хроникеров, посмотреть на казнь «ошмянской ведьмы» пришли не менее 5 тысяч человек. Когда палач накинул на шею Ядвиге петлю, она, найдя взглядом затесавшегося в толпе зевак Ваньковича, в соответствии с законом воспользовалась правом на последнее слово: «Скучно мне было жить! Мне бы рыцарем родиться, но, видимо, дьявол вмешался -соединил женское тело с мужским сердцем. Всех я ненавидела, не жалею о пролитой чужой крови, в том числе и ненавистного мужа, при виде ее получала несказанное наслаждение. Но тебя, судья, я любила по-настоящему!» А через неделю после казни жители спалили дотла ее усадьбу, чтобы ничто не напоминало о тех страшных днях.
Сергей Урановhttp://parallelnyj-mir.com


Тайная страсть классика. Чарлз Диккенс сумел перехитрить строгую викторианскую мораль!
Последней любовью великого английского писателя Чарлза Диккенса стала юная актриса Нелли Тернан. Она же была единственной из женщин Диккенса, которую он так и не смог сделать несчастной. Ее, по всей видимости, спас дар лицедейства...
Чарлз Диккенс, символ английской литературы XIX столетия, личностью был далеко не такой монументальной и однозначной, как большинство героев его произведений. Страсти мучили его до конца жизни. После смерти писателя его дочь Кэти сказала: «Нет, женщин он так и не понял».

Между тремя сестрами
О своей личной жизни сам Чарлз Диккенс говорил: «Я любил Мэри, женился на Кэт, а жизнь прожил с Джорджиной». Речь шла об его отношениях с сестрами Хогарт. В1836 году его женой стала старшая дочь издателя - мистера Джорджа Хогарта. В брак Чарлз вступил на пике славы.
Публика только что признала его роман «Посмертные записки Пиквикского клуба».
В первые же дни после свадьбы ближайшее окружение Диккенса начало говорить о том, что это мезальянс. Кэт все характеризовали как женщину вялую, истеричную, вздорную, бескультурную, весьма непривлекательную внешне. Что связывало ее с тонким, ироничным Чарлзом? Воистину, браки совершаются на небесах!

С одной стороны, писатель исправно исполнял свои супружеские обязанности: он стал отцом десятка детей. С другой же, семейная жизнь с Кэт не представляла для него никакого - ни духовного, ни сексуального, ни бытового интереса. Эти потребности писатель удовлетворял на стороне. В дом Диккенсов вскоре переехала Мэри - младшая сестра Кэт. Этой очень нездоровой девушке отдал свое сердце Чарлз. Ее смерть в 1837 году стала для него великой утратой. Своего горя он не скрывал от жены, больно тем ее раня. После кончины Мэри в дом Диккенсов переселилась еще более молодая сестра Хогарт - Джорджина, которая вела хозяйство и занималась многочисленным потомством. Ради помощи семье Кэт она добровольно отказалась отличной жизни.
Такой странный триумвират провоцировал самые неприятные кривотолки. Известность Чарлза Диккенса вполне можно было бы сравнить со славой какой-нибудь современной рок-звезды, каждая скандальная подробность жизни которой становится достоянием любопытной общественности.

А тут - такое! Классик литературы только и успевал, что отбиваться от нападок сплетников. Однажды он даже заставил Джорджину пройти унизительное гинекологическое обследование, в результате которого выяснилось, что она девственница.
Следует помнить о том, что вся зрелая жизнь писателя пришлась на викторианскую эпоху - время, в которое ханжеская пуританская мораль достигла своего расцвета. Да, грешить тогда было очень даже можно - тем более человеку с положением Диккенса. О равенстве в английском обществе говорить не приходилось. Но безнравственное поведение следовало скрывать, демонстрируя миру респектабельный фасад. Жизнь с пусть нелюбимой, но законной женой Кэт и невесткой Джорджиной, которая стала экономкой и воспитательницей, после объявления о чистоте второй была принята чопорными соотечественниками.
Теперь женщины в жизни писателя выполняли те же роли, что и представительницы прекрасного пола в его романах. Они представляли собой довольно плоские и схематичные образы. Покойная Мэри - романтико-ностальгический, Кэт - скорее антипатичный. Джорджина была «верной подругой главного героя». Шумиха утихла?
Отнюдь. Тут-то Диккенс отколол такой номер, от которого всем только и оставалось, что замереть, открывши рты.

Родственная душа
В 1857 году сорокапятилетний писатель познакомился с восемнадцатилетней актрисой Эллен (Нелли) Тернан. Она была дочерью актеров. Ее две сестры также пошли по родительским стопам. Правда, Нелли все считали наиболее бездарной в семье. Так что ей досталась незавидная участь провинциальной актрисы. Надо было жить в середине XIX века в викторианской Англии, чтобы понимать: в тогдашней общественной иерархии артистам, развлекавшим публику в маленьких городках, отводилось место чуть более престижное, чем проституткам.
Малоодаренная и не преуспевающая мисс Тернан играла роль в той же постановке, что и семнадцатилетняя дочь Диккенса Кэти. В то время совместное участие в спектакле одновременно профессиональных актеров и представителей самодеятельности было обычным делом...
Мэтр сразу обратил внимание на молоденькую и хорошенькую актрису. Тем более что незадолго до этого Чарлз сообщал в одном из личных писем, что он и Кэтрин Хогарт не созданы друг для друга.
Возможно, история с Нелли закончилась бы мимолетной интрижкой, но девушка оказалась незаурядной личностью. В отличие от миссис Диккенс, она была начитанна, образованна, страстно увлечена литературой. При этом, понятное дело, молода и хороша собой.
Так в жизни классика появилась наконец-то поистине родная душа.

Диккенс отлично понимал, какую мораль исповедует общество, частью которого он был. Так что роман с мисс Тернан скрывал.
Но держать отношения в секрете удалось недолго. Однажды миссис Диккенс получила пакет, который доставил в их лондонский дом посыльный от ювелира. Она раскрыла готовый заказ - там оказался очаровательный браслет, сделанный по просьбе ее мужа для Нелли. Подарок сопровождало нежное письмо от Чарлза.
В том же 1858 году Диккенсы прекратили супружеские отношения. Кэт переехала в другой дом. Джорджина осталась с Чарлзом и детьми. Более того, она столь страстно встала на защиту зятя, что перестала даже разговаривать с Кэт. Они восстановили отношения только после смерти Диккенса...
Скрытое счастье
Диккенс переживал настоящую моральную драму. Еще бы: он, получается, пошел против идеалов, которые сам же пропагандировал в своих книгах. Его героини - нежные и сильные девушки из бедных семейств - в конце романов нередко бывали вознаграждены за праведность богатством и счастливым браком. Такие смелые девицы из произведений писателя никогда не соглашались на посулы всяких женатых великовозрастных развратников. А теперь Диккенс сам благополучно принял на себя роль такого безнравственного господина из плеяды бичуемых им социальных типов.

Но ничто уже не могло остановить пылкого чувства. В 1860-м Нелли Тернан спокойно и безболезненно ушла из театра. Понятно, что ни актриса, ни сцена друг по другу нисколько не тосковали.
Диккенс  к тому моменту очень состоятельный человек - целиком взял мисс Тернан на содержание. Он снимал для нее уютные домики. На подставные имена, конечно. Викторианская мораль диктовала свои правила.
Писатель теперь не без грусти констатировал: он ведет двойную жизнь, которая вынуждает демонстрировать обществу фальшивую добропорядочность. «Официально» Диккенс жил в своем доме с верной  Джорджиной и детьми.
Но теперь он часто отсутствовал дома. Ко второй половине XIX века Англия была уже пронизана сетью железных дорог. Диккенса приглашали выступить в разных концах страны - он охотно соглашался. Никто из близких не мог знать точную географию его перемещений. Так что писателю регулярно удавалось выкроить денек-другой для тихого времяпрепровождения с любимой Нелли. Позже дочь Чарлза утверждала, что у любовников даже родился ребенок, который прожил всего несколько дней...

Такая запутанная жизнь не могла не сказаться на творчестве. В произведения классика вошли вероломные и непредсказуемые героини - такие, как Эстелла из «Больших надежд».
Диккенс, по большому счету, никогда не был крепким физически человеком. Постоянные разъезды окончательно подорвали его здоровье. В 1870 году великий писатель умер от инсульта. Своей любовнице он оставил достаточно средств для безбедного существования.
Но Нелли, хоть и была предана Чарлзу, оказалась не из тех, кто может долго оплакивать потерю. Через год после смерти Диккенса она встретила двадцатилетнего студента Оксфордского университета по имени Джордж Робинсон. Тут-то и проявился ее некогда забытый актерский дар. Моложавая тридцатидвухлетняя женщина наврала ему, что ей восемнадцать. Они поженились. В семье родились сын и дочь. В этом браке Нелли прожила еще тридцать восемь лет - до кончины мужа. Сама она умерла в 1914 году.
Мария Конюкова
http://parallelnyj-mir.com
Tags: интересное
Subscribe
promo vitkvv2017 september 8, 07:00 36
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments