vitkvv2017 (vitkvv2017) wrote,
vitkvv2017
vitkvv2017

Распутин и евреи

                                              АРОН СИМАНОВИЧ
Распутин и евреи
Воспоминания личного секретаря Григория Распутина
Русская история и культура
Банкир царицы
 Царица просила Распутина  указать  ей  для  ее  доверительных  финансовых
операций верного банкира. Он, конечно, обратился ко  мне,  и  я  назвал  ему
Рубинштейна. Распутин вызвал его к себе и спросил его, можно ли ему доверить
производство одной финансовой  сделки,  в  которой  особенно  заинтересована
государыня. Рубинштейн пришел в большое волнение и  клялся  в  том,  что  он
оправдает вполне оказанное ему доверие и будет держать данное ему  поручение
в безусловной тайне.  К  моему  удовольствию,  Рубинштейну  удалось  убедить
Распутина,  что  он  является  самым  подходящим  человеком  для  исполнения
поручений царицы.
 Распутин рассказал  царице,  что  он  нашел  для  нее  очень  подходящего
банкира,  Рубинштейна,  члена  древней   еврейской   фамилии,   родственника
знаменитого  композитора,  который  ко  всему   этому   является   одаренным
финансистом. Царица согласилась на выбор, и Рубинштейн находился на  вершине
своего счастья.
 Поручение царицы заключалось в следующем.
Царица имела в Германии бедных родственников, которым  она  помогала.  Во
время  войны  денежные  переводы  в  Германию  не  производились,  и  царица
беспокоилась  о  своих  нуждающихся  родственниках.   Поэтому   она   искала
возможности тайным образом переслать деньги в Германию. Роль  Рубинштейна  в
этом деле была очень деликатна и опасна, но он исполнил поручение  царицы  с
большой ловкостью и этим заслужил ее благодарность.
 Своими отношениями к Распутину Рубинштейн добился некоторого  значения  в
придворных кругах. Оба старались быть друг другу полезными. Лично  для  себя
Распутин от Рубинштейна ничего не требовал.  Но  он  посылал  к  Рубинштейну
массу нуждающихся, чтобы он им помог или дал работу. Рубинштейн  никогда  не
отказывал в исполнении просьб Распутина, но не имел возможности предоставить
такой массе работу в своих банках.  Поэтому  он  основал  на  Марсовом  поле
контору, назначение которой для  него  самого  было  неясно.  Служащие  этой
конторы не имели никакой  работы,  но  регулярно  получали  жалованье.  Этим
Рубинштейн достиг того, что Распутин его постоянно хвалил и  величал  "умным
банкиром".
 Отношения Рубинштейна к царице никому не были известны, но  путем  ловкой
рекламы Рубинштейн сумел  распространить  слухи,  что  он  состоит  банкиром
царского дома. Мануйлов, секретарь председателя Совета министров Штюрмера, с
особым усердием заботился о том, чтобы эти слухи получили бы  более  широкую
огласку. Однако скоро Рубинштейна постиг тяжкий удар. Он  скупил  все  акции
страхового общества "Якорь" и с большою прибылью продал их одному  шведскому
страховому обществу. Планы застрахованных в "Якоре" крупных зданий он послал
в Швецию. Среди них находились планы многих украинских сахарных заводов.
 Это произошло как раз в то время, когда по примеру великого князя Николая
Николаевича искали по всей России шпионов. В охоте за шпионами  гибла  масса
невинных людей; она вызвала всеобщее смятение. Почта и пассажиры на  границе
со Швецией подвергались строгому контролю.  Когда  контролирующие  чиновники
увидели посылаемые Рубинштейном планы, они вообразили себя напавшими на след
большой шпионской организации. Это было вскоре  после  назначения  Штюрмера.
Старик Горемыкин  уже  не  мог  ему  помочь.  Распутин,  будучи  недовольным
некоторыми его финансовыми махинациями, также был настроен к Рубинштейну  не
особенно доброжелательно. По распоряжению  военных  властей  Рубинштейн  был
арестован. Это вызвало внимание всей России. Особенно  неприятным  был  этот
арест для евреев, так как он давал новую пищу  для  разговоров  о  еврейской
шпионской деятельности. Друг Рубинштейна,  консул  Вольфсон,  находящийся  в
хороших отношениях с графиней Клейнмихель, был также арестован.
 Арест  Рубинштейна  произвел  на  царицу  потрясающее  впечатление.   Она
предполагала, что арест  вызван  как  раз  произведенными  по  ее  поручению
Рубинштейном операциями. Ее беспокойство улеглось  только  после  того,  как
выяснилось, что арест с ее поручениями ничего общего не имел. Она все  очень
боялась, что ее отношения к Рубинштейну могут  как-нибудь  раскрыться,  что,
конечно, вызвало бы неслыханный скандал. Царицу все это сильно тревожило.
 Она поручила статскому советнику Валуеву съездить в ставку и там  принять
шаги к прекращению дела. Она посоветовала ему сперва обратиться  к  генералу
Гурко с просьбой сообщить все данные о деле. Гурко высказался, что,  по  его
мнению, арест Рубинштейна не имеет  достаточно  оснований.  По  его  мнению,
военные власти произвели арест с целью вообще напакостить евреям.
 Рубинштейну угрожала виселица. Гурко знал акты.  Он  составил  доклад,  в
котором выводилось, что Рубинштейн вообще не совершил военное  преступление.
Но Рузский, большой враг евреев, с  ним  не  соглашался.  Он  опасался,  что
Рубинштейна в Петербурге могут освободить и поэтому распорядился о  переводе
его и  Вольфсона  в  Псковскую  тюрьму.  Расследование  дела  было  поручено
комиссии генерала Батюшкина, и дело принимало все больший объем.
 Все евреи были  очень  встревожены.  Представители  еврейства  устраивали
беспрерывно совещания, на которых много говорилось о преследованиях  евреев.
На одно из этих совещаний был приглашен также  и  я.  Ко  мне  обратились  с
предложением оказать  еврейскому  народу  большую  услугу.  Вследствие  моих
отношений  к  царской   чете,   Вырубовой,   Распутину   и   министрам   все
присутствующие считали, что только я один способен что-то сделать. Я  должен
был добиться прекращения дела Рубинштейна, так как оно для  еврейского  дела
могло оказаться столь же вредным, как в свое время дело  Бейлиса.  Я  вполне
сознавал опасность положения и считал, что должны  быть  приняты  все  меры,
чтобы отвратить надвигающуюся на евреев беду.
 В  первую  очередь  я  старался   достигнуть   примирения   Распутина   с
Рубинштейном. Распутин согласился хлопотать за него. По моему указанию  жена
Рубинштейна посетила Распутина. Она уверяла Распутина в невиновности  своего
мужа, объясняла все происками  врагов  евреев  и  горько  плакала.  Распутин
обращался с ней очень милостиво и предложил ей поехать с  ним  немедленно  в
Царское Село.
 Царица  приняла  их  в  лазарете.  Распутин  просил  ее  помочь   невинно
арестованному человеку. Она расспросила г-жу Рубинштейн о всех  подробностях
и наконец сказала ей:
 - Успокойтесь и поезжайте теперь домой. Я еду в Ставку и там расскажу все
моему мужу. О результатах я вам сообщу по телеграфу.
 Госпожа Рубинштейн была очень осчастливлена милостивыми словами царицы.
 Нужно было подать прошение об освобождении из-под ареста.  Но,  к  нашему
удивлению,  известные  адвокаты  отказались   от   его   составления.   Даже
находившиеся в дружественных отношениях с Рубинштейном адвокаты не хотели  и
слышать о нем. Все они боялись военных властей. Но без  прошения  царица  не
могла  ничего  предпринять.  Поэтому  я  поручил  составить  прошение  моему
старшему сыну. Мы его передали царице, и к еврейскому Новому году я  получил
от нее телеграмму:
 "Симанович, поздравляю. Наш банкир свободен.
 Александра".
 На другой  день  г-жа  Рубинштейн  отправилась  в  Псков.  Она  надеялась
встретить своего мужа уже на свободе, но ее радость была преждевременной.
 Мы старались выяснить причины, из-за которых  задерживалось  освобождение
Рубинштейна,  и  скоро  их  обнаружили.  Совместно  с  братьями   Воейковыми
Рубинштейн учредил банк. Банк работал плохо,  и  Воейковы  вину  приписывали
Рубинштейну. Они в этом деле потеряли около восьмисот тысяч рублей, то  есть
очень крупную сумму. С тех пор они были врагами Рубинштейна. Один из братьев
был  дворцовым  комендантом.  Получив  распоряжение  царя  об   освобождении
Рубинштейна он, оставил его без исполнения. Эти обстоятельства я  выяснил  к
моменту возвращения царя в Царское Село. После церковной службы мне  удалось
переговорить с ним. Поступком Воейкова он был крайне возмущен  и  потребовал
подачи ему нового прошения. Это прошение с резолюцией царя было передано для
исполнения надлежащему учреждению помимо Воейкова, и Рубинштейн наконец  был
освобожден. Узнав, что Воейков оставил без исполнения  приказ  царя,  царица
устроила своему мужу неприятную сцену. Царь молчал, даже не  защищая  своего
любимца. Создавалось впечатление, что подобный случай не первый.
 Наша победа в  деле  Рубинштейна  казалась  мне  очень  важной,  так  как
благодаря ей еврейский народ избежал много новых неприятностей.http://bibliotekar.ru/
Tags: знаменитости
Subscribe
promo vitkvv2017 сентябрь 4, 2017 09:35 6
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments