Category:

Как снимался фильм "Матрица"(окончание)

Мегаполис позади вертолета был огромным задником, натянутым на металлическую раму. Отражаясь в стекле декорации, изображающей фасад небоскреба, этот задник давал полное ощущение настоящей городской панорамы, хотя на самом деле все съемки производились при искусственном освещении в закрытом павильоне.


Когда снимали эпизод, где над городом летит вертолет, с которого свисают Нео с Морфеусом, разразился нешуточный скандал. Дело в том, что снимая первые дубли, американцы попросту поднялись в воздух на привезенном из США армейском вертолете Bell, не проведя ни малейших согласований с местными властями! Оказалось, что любые полеты частных летательных аппаратов над Сиднеем строжайше запрещены, так что съемочная группа нарушила сразу несколько законов. Сгоряча киношникам пообещали, что это была последняя сцена, снятая ими на австралийской земле…

И тогда в дело вступила тяжелая артиллерия в лице Джоэла Сильвера. Маститый продюсер вступил в переговоры с властями, пытаясь добиться разрешения на съемки вертолета с каскадерами над городом в виде исключения. Это было неимоверно трудно. На решение проблемы ушло почти полгода, но в результате Джоэл добился-таки своего – специально для голливудских киноделов законы были изменены, и съемки состоялись. Это произошло, когда весь остальной материал был отснят, а актеры уже улетели в США – в кадре вместо Ривза и Фишберна каскадеры. Впрочем, до столь рискованного трюка Киану и Лоуренса все равно бы не допустили. Это действительно была последняя сцена, отснятая в Австралии.

Далее настала очередь одной из самых запоминающихся сцен – вертолет врезается в стену небоскреба, и по ней расходятся огромные круги-волны, после чего стекло разбивается на мелкие осколки. Братья Вачовски придумали этот эпизод одним из первых, и для них было чрезвычайно важно сделать его безупречно.

Для съемок изготовили точную копию использовавшегося в фильме военного вертолета Bell UH-1 «Ирокез» длиной почти три метра от носа до хвоста. Ее укрепили на металлической штанге, которая, двигаясь, сталкивала модель вертолета с макетом стены небоскреба. Для более естественного освещения съемки проводили на улице. Главной задачей была та самая волна, идущая от эпицентра удара вертолета в здание.

Намереваясь снять как можно более реалистично, режиссеры вместе со специалистами по спецэффектам перепробовали десятки материалов, но ни один из них не вел себя подобным образом. Кругов не получалось. Бесцельно потратив на исследования три месяца, братья приняли решение снимать без волны, и добавить ее на этапе пост-продакшн при помощи компьютерной графики.

Модель вертолета врезалась в макет здания, через полторы секунды срабатывали пиропатроны, укрепленные кругами на обратной стороне стекла, потом рисовалась волна, а на место зеленого фона вставлялась панорама города. Работа была очень длительная и кропотливая, но результат превзошел все ожидания. Это было самое зрелищное крушение вертолета в истории кинематографа, и оно остается таким до сих пор.

Потом пришел черед съемок сцены поединка Нео и агента Смита в метро – сцены, съемки которой оказались неимоверно тяжелыми, о которой все ее участники вспоминают не только как о самой трудной сцене в фильме, но и вообще самой трудной сцене, которую им когда-либо доводилось делать. Здесь нужно было не только драться, но еще и активно пользоваться тросами поддержки, помогавшими выполнять трюки. Ву Пинг именно сейчас особенно ярко проявил себя – это он сделал сцену столь динамичной и жесткой, и Вачовски признали, что никогда не смогли бы добиться такого динамизма самостоятельно. Китайский постановщик трюков оказался профессионалом экстра-класса.

Это был один из важнейших эпизодов картины – в этот самый момент Нео начал осознавать, что он Избранный, и первым из всех бросил вызов Агенту, осмелившись биться с ним на равных. Хореография боев была отточенной как никогда, дело осложнялось тем, что здесь не было никаких каскадеров – всю работу Киану Ривз и Хьюго Уивинг выполняли самостоятельно.

Потребовалось колоссальное количество дублей, прежде чем получалось именно то, что нужно, и в итоге весь эпизод снимали на десять дней дольше, чем было запланировано. К концу работы все были совершенно измотаны. Особенно актеры.

Далее снимали сцену под мостом, в которой из тела Нео извлекают «жучка», сцену допроса Нео агентом Смитом, и эпизод с бегством от агентов в финале. По сценарию, это бегство происходило по замусоренным задворкам. Здесь возникла неожиданная проблема забавного свойства. Дело в том, что оказалось практически невозможным найти в ухоженной Австралии замусоренные трущобы (которых в Штатах было хоть отбавляй) – все локации сияли чистотой. Потратив некоторое время на поиск подходящего места для съемок, в итоге задворки просто создали на основе эскизов художников искусственным путем – состарили окружение, разбросали мусор…

К этому моменту на «Fox Studios» закончили изготовление декораций интерьера «Навуходоносора», и отсняли все сцены, в которых действие происходит на борту корабля. Киану Ривз коротко подстригся для съемки этих эпизодов – прическа уже не была нужна, поскольку все сцены с Нео в Матрице были отсняты.

Последним снимался эпизод освобождения Нео из Матрицы – тот самый, в котором он впервые просыпается в капсуле, заполненной прозрачной жидкостью, с проводами, подсоединенными к телу. Для этого эпизода актер полностью сбрил волосы (даже брови), и мог спокойно отращивать их после съемок, не задерживая рабочий процесс.

В павильоне построили большие дорогостоящие декорации, изображавшие ячейки, в которых лежали тела других обитателей Матрицы.

Был возведен настоящий аттракцион из аквапарка в натуральную величину – трубы, по которым главный герой скатывался вниз.

И, наконец, последняя отснятая сцена – главного героя поднимает из воды манипулятор, спущенный с Навуходоносора. Никаких дублеров – безжизненное тело, висящее на высоте десяти метров – собственной персоной Киану Ривз, побритый наголо и облепленный слизью.

Наконец, съемки были закончены. Съемочная группа покинула гостеприимную Австралию, чтобы проделать на студиях Warner Brothers колоссальное количество работы по превращению отснятого материала в фильм, и объединить его с компьютерной графикой от Mass Illusions. А особенного внимания заслуживают знаменитые сцены с «застывшим временем».

Создание эффекта «замедленного времени» (bullet time) в сцене, где камера вращается вокруг героев, застывших неподвижно, потребовало немалых усилий. Мастер спецэффектов Джон Гаета и оператор Билл Поуп долгое время экспериментировали со специальной тележкой, которая должна была ездить вокруг актеров с высокой скоростью, но после многих провальных попыток и сломанных тележек решили отказаться от идеи. Решение было найдено простое и изящное, хотя и достаточно трудоемкое.

Вот как это было сделано: вокруг героя на зеленом фоне установлено несколько десятков камер, каждая из которых делает снимок либо одновременно с остальными (тогда объект «застывает»), либо с небольшим отставанием он предыдущей камеры (тогда объект медленно движется).

В результате получается набор кадров, которые, будучи смонтированными, дают эффект вращения камеры вокруг застывших или очень медленно движущихся объектов.

Так и были сделаны сцены с Тринити, зависшей в воздухе перед полицейским, со Смитом и Нео, висящими друг напротив друга в метро, и конечно же, знаменитая сцена уворачивания от пуль агента (она потребовала наибольшего количества дублей). Сто двадцать камер давали съемку продолжительностью почти шесть секунд, которых было более чем достаточно. Задние планы добавили позднее с помощью компьютера.

Каждая из сцен «bullet-time» была предварительно проработана при помощи компьютерных трехмерных моделей, и опробована с каскадерами, но во всех эпизодах «bullet time», вошедших в фильм, снимались исключительно сами актеры. На фото – пробный вариант эпизода с уворачиванием от пуль, сделанный с каскадером на открытом воздухе.

В эпизоде с простреленной ногой Морфеуса, бегущего к вертолету, чтобы прыгнуть в объятия Нео, эффект застывшего времени был получен с помощью камер, выстроенных в ряд – здесь удалось получить великолепный эффект воды, неподвижно висящей в пространстве.

Отдельного упоминания заслуживает изумительная музыка от композитора Дона Дэвиса, ставшая неотъемлемой частью картины – без нее «Матрица» точно не стала бы тем феноменом, каким ее запомнили миллионы людей. Саундтрек не просто соответствовал общему уровню – он даже вытягивал фильм на новую высоту. Работа над «Матрицей» стала для Дона вершиной его творчества.

Наконец, в феврале 1999 года фильм был полностью смонтирован и озвучен, и ожидал премьеры, намеченной на конец марта.

Сразу после своего выхода на экраны 31 марта 1999 года «Матрица» стала настоящим хитом. Она стала даже чем-то большим, чем хит – вехой на пути развития кинематографа, выдающимся произведением искусства, каким среди картин стала Мона Лиза, а среди изваяний – Давид работы Микеланджело. Только в Америке сборы втрое превзошли бюджет, а в мировом прокате картина собрала почти полмиллиарда. На церемонии вручения наград американской Киноакадемии в 2000 году «Матрица» получила четыре Оскара – в том числе за новаторские спецэффекты. Общее число разнообразных призов – почти три десятка. Мировое признание, стремительный взлет в зенит славы молодых режиссеров, и вообще полный триумф. И хотя братьям Вачовски так и не удалось удержать неимоверно высоко поднятую планку в двух продолжениях этой истории, «Перезагрузка» и «Революция» тоже оказались очень и очень хороши. Но первый фильм стал гениальным.

Джоэл Сильвер: «Я думаю, это самый прекрасный и зрелищный фильм, над которым я когда-либо работал. Стиль и визуальные эффекты в этой картине невиданные, беспрецедентные. Такого просто еще никто не делал до нас.»

Киану Ривз: «Я навсегда запомню этот проект. Это самый лучший фильм, в котором я принимал участие за всю карьеру. Атмосфера на съемках была просто удивительная – мы были теплой компанией лучших друзей, которые радовались каждой секунде, проведенной вместе на съемочной площадке, каждой общей удаче, большой и маленькой, которые с самого начала верили в то, что это будет прекрасный фильм.»

promo vitkvv2017 сентябрь 4, 2017 09:35 2
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.