Categories:

История сестёр Митфорд

Сестры Митфорд представляют собой крушение поезда, обернутое вокруг урагана, обвивающегося вокруг циркового пожара – вы не смогли бы отвести глаз от их жизни. Сотрудник «Таймс» Бен Макинтайер лихо изобразил их карикатуры с впечатляющими подписями: «Фашистка Диана, коммунистка Джессика, любовница Гитлера Юнити, писательница Нэнси, герцогиня Дебора и неприметный знаток домашней птицы Памела».

Они были молоды, красивы и жестоки, как плеть (зачастую в ущерб себе). Они были кем-то вроде первых знаменитостей 20 века – как люди, которые знамениты потому, что являются знаменитыми, как, например, Ким Кардашьян сегодня – поворотного периода в истории, точкой рождения фашизма с коммунизмом. И средства массовой информации выбрали этих «девушек» для демонстрации лояльности к обеим сторонам политического диапазона. Нэнси стала музой социалиста Дэвида Боуи, Юнити была кокетливой поклонницей близкого круга Адольфа Гитлера, и т.д. Каждая из них по отдельности была просто очаровательна. Но как единое целое они были всепоглощающим, незабываемым кошмаром…

Митфорды всегда заявляли, что они не очень-то и богаты, но их род происходил из высших слоев общества Англии: они пользовались властью своего аристократического имени. Они были, по словам сестры по имени Диана, самыми бедными среди самых богатых, поэтому образование сестер оставалось в руках их матери и гувернантки – частично потому, что деньги уходили на образование единственного мальчика в семье, Томаса. Девочки выучили французский язык. Они научились вышивать и декламировать стихи. Их обучали мировой истории, классической литературе, и поэтому они стали прекрасными образцами британской эксцентричности в 21 веке (Дебора умерла лишь в 2014 году). Они словно провели свое детство в Нарнии…

Они выросли в Астхолл-мэноре, Оксфордширском поместье с изумрудно-зеленым двором, многообразными чердаками и кладбищем, которое было видно из их классной комнаты. С чрезвычайно покладистыми родителями они прятались в платяных шкафах и изобрели секретный язык под названием Boudledidge (произносится как «боудлдидж»). В их мире скучные мама и папа становились «Фарв» и «Мув». А девочки превращались в сказочных персонажей Бобо, Хонкс, Дека, Дебо, Нард и Берди и заменяли глаголы, такие, как, например, «ругаться» на «визжать». Они были чем-то средним между потерянными мальчиками Питера Пена и ведьмами Макбет. Спустя годы, полные ссор и разбитых сердец, боулдридж был той нитью, которая связывала их вместе.

И теперь, когда сцена уже готова, лучший способ рассказать историю сестер Митфорд – это уделить внимание каждой из них, начиная с…

Юнити (любовницы Гитлера)

Возможно, худшая из всех, Юнити, так же известная как Бобо, была одной из средних сестер. Некоторые биографы считают, что она чувствовала себя ущемленной своей сестрой Дианой, которая считалась очень красивой, и указывают на ее чувство незащищенности и пренебрежения как основу ее любви к фашизму. «Я думаю, что желание шокировать было очень важным, это был способ выставить себя особенной, – объясняет биограф Йен Дели, – когда она узнала о фашизме, она открыла для себя фантастическую возможность шокировать каждого в Англии. Она изобрела лучший способ всех подразнить». Каким бы ни был мотив, что-то в Гитлере покорило ее. Она росла, идеализируя его образ так, как большинство девчонок идеализирует Кларка Гейбла.

В начале 1930-х девятнадцатилетняя Юнити ненадолго уехала учиться в Мюнхен, Германия, со своей сестрой Дианой, которая разделяла ее растущее увлечение фашизмом. Твердо решив встретиться со знаменитым фюрером, Юнити зачастила в его любимое кафе «Остерия Бавария», пока однажды он, заинтригованный, не пригласил ее за свой столик. Это была любовь с первого взгляда, или, скорее, блицкриг. Гитлер считал ее «прекрасной арийской женщиной», и Юнити, полностью в своем репертуаре, с удовольствием рассказывала ему о себе то, что он с радостью примет за свою судьбу. Например, знал ли он, что она была зачата в канадском городе под названием Свастика? Или ее среднее имя, Валькирия, было дано в честь Рихарда Вагнера? Она произносила страстные речи против евреев на званых обедах и начала оказывать его девушке, а впоследствии жене Еве Браун денежное довольствие из собственных средств. На ее копии «Майн Кампф» подпись Гитлера отличалась особой близостью: «Я всегда буду с Вами, как далеко бы Вы ни были. Вы всегда рядом со мной. Я никогда Вас не забуду».

Сложно сказать, были ли они любовниками. Но она была неутомимой сторонницей нацизма, и, как обнаружила биограф и историк Мэри С. Ловел, «она считала акт принуждения евреев жевать траву зубами довольно забавным и одобрила тот факт, что группа евреев была оставлена голодать на острове в Дунае». Она даже жила в квартире, из которой Гитлер «выселил» еврейскую семью и расправился с ней. Она надеялась увидеть, как тоталитарное правление Гитлера распространится и на английские берега, и когда между двумя странами, которые она так любила, была объявлена война, она выстрелила себе в голову в мюнхенском парке. Удивительно, но она не умерла – пуля застряла в ее голове под таким углом, что она смогла прожить, хотя и с задержками в развитии, еще восемь лет.

Считается, что ее инвалидность в сочетании с ролью видной светской львицы с хорошими политическими связями сыграли на руку Юнити и спасли ее от попадания в тюрьму за заговор с Гитлером на всю оставшуюся жизнь. Хотя ее дни были сочтены, ее история стала первой связующей нитью в этой связке и задала тон для последующих стычек…

Фашистка Диана

В Диане было что-то одновременно пугающее и пьянящее. Ее красоту описывали как холодную, подобную Сфинксам. Друг семьи, Джеймс Лес Милн, сказал что «она была ближе всех, кого я знал, к Венере Ботичелли». Когда она сопровождала свою младшую сестру в Германию, она так же рьяно разделяла ее увлеченность фашизмом. Она не была без ума от Гитлера, но у нее была свастика, инкрустированная бриллиантами.

Так что вы видите, у нее были свои причины увлекаться фашизмом. Первоначально она была замужем за наследником пивной империи Гинес, но затем она безумно влюбилась и повторно вышла замуж за сэра Освальда Мосли, лидера Британского союза фашистов. Свадьба состоялась тайно (она была беременна) в гостиной дома начальника отдела фашистской пропаганды. Гитлер присутствовал на свадьбе.

Когда началась война, друг семьи Уинстон Черчилль (и фактический дальний родственник) переживал, что Диана и ее муж могут выразить свою лояльность к Германии. В июне 1940 М15 бросили Диану и ее мужа за решетку без суда и следствия в соответствии с положением 18В как серьезную государственную угрозу. Официальные документы по расследованию показывают, что ее считали даже большей угрозой для Англии, чем ее мужа сэра Мосли. «Она считалась намного умнее и опаснее, чем ее муж, – печаталось в одном издании, – ее ничего не остановит, она ужасно амбициозна». Диана восприняла это как комплимент. «Ох, это действительно прекрасно», – предпочитала она отвечать журналистам. В 1944 году Черчилль сжалился над ними и вернул их под домашний арест, приостановив действие их паспортов до 1949 года. Была ли она шокирована в период своего тюремного заключения, она никогда не рассказывала. Единственное, что печалило её – это то, что она так никогда и не смогла вырастить клубнику, которая по вкусу была бы такая же, как та, которую она ела в тюремном саду.

Спустя десятилетия, в интервью 1970 года, она защищала свою дружбу с Гитлером: «Каждый хотел познакомиться с ним». Уинстон Черчилль писал в своей книге «Великие Современники»: «Все хотели узнать, кто такой Гитлер, ведь он управлял политикой на целом континенте… У меня с ним завязалась дружба. Он был потрясающим человеком. Люди так просто не превращаются из безработного художника в диктатора такой большой и могущественной страны как Германия, если в них нет чего-то особенного. А в нем, очевидно, это было». В последние годы своей жизни она осуждала его зверства, но настаивала на том, что в рамках их дружбы он был «интересной фигурой» и единственным человеком, у кого были новаторские ответы на вопросы Дианы о внедрении фашизма в жизнь. Она умерла в Париже в 2003 году.

Писательница Нэнси

А теперь давайте немного отдохнем от фашизма. Нэнси была старшей в семье и, как ее сестры, была красноречива и остроумна. Ее первый роман был издан в 1931 году, а в 1934 году ее сатира в сторону британского фашистского движения «Зеленые парики» не только вызвала общественный резонанс, но и внесла настоящий раздор между сестрами – особенно с Дианой и Юнити (частично из-за того, что Диана была влюблена в их лидера сэра Мосли). Юнити навсегда порвала связи с Нэнси, но Диана была все же открыта для общения – даже если это были записки типа «Сегодня Бобо (Юнити) и я обедали с фюрером!». Полуавтобиографические книги Нэнси «Погода за любовь» (1945) и «Любовь в холоде» (1949) укрепили ее позицию как одного из самых захватывающих новых литературных талантов ее страны. Ее всегда считали голосом разума – и юмора – в этой хаотичной семье. Затишьем в шторме.

Интересно, что Нэнси и Диана большую часть своей жизни провели в Париже. Первоначально Нэнси переехала туда, чтобы найти свое место с ее польско-французским политическим бойфрендом, Гастоном (но ничего, кроме кучи обмана, путного не вышло) но осталась там на всю жизнь и стала любимой фигурой на французской литературной сцене. Она написала книгу о французском Короле-Солнце, переводила классические французские произведения и стала кавалером Ордена Почетного легиона (одной из самых высоких наград страны). Тем не менее, самыми важными из ее письменных работ, возможно, были ее предупредительные письма британскому правительству по поводу Дианы – именно Нэнси написала печально известные слова «умнее и опаснее ее мужа» в М15. Именно Нэнси хотела, чтобы Диану интернировали во время войны.

Нэнси, без сомнения, была тем членом семьи Митфордов, кого бы вы желали видеть на своей стороне. Именно она поощряла начинающих биографов Митфордов копаться как можно глубже в грязном белье их семьи. «Я приехала в Париж, чтобы взять интервью у Нэнси Митфорд, – рассказывал автор Дэвид Прайс-Джонс, – для которой ее семья была действующей комедией нравов. Она сказала, что ей необходимо написать книгу, добавив, что ее сестрам это не понравится». Она умерла в Версале в 1970 году.

Коммунистка Джессика

Еще была Джессика, сестра, с которой вы бы больше всего захотели выпить пинту пива, и «белая ворона» в семье. Она также была знаменитой писательницей и страстной коммунисткой (наверное, непросто было в детстве делить комнату с Юнити). В 1939 году она переехала в США со своим мужем (племянником Уинстона Черчилля) Эсмондом Ромилли, и эти двое работали в странных барах и ресторанах, и в это время они разбирались, как не только лучше помочь коммунистической партии в Америке и за границей, но и отказаться от чрезмерных привилегий, с которыми они родились.

Будучи журналисткой, она взялась изучать деятельность Ку-Клукс-Клана и стала преданной защитницей гражданских прав. Она никогда не ладила со своими родителями, но они были очень подавлены, когда она сбежала с Эсмондом в 19 лет. Скорее всего, ее близкая связь с Черчиллями повлияла на раннее освобождение Дианы из тюрьмы во время Второй мировой войны. С другой стороны, Эсмонду не так повезло на войне: он пропал без вести. Таким образом, наследие Джессики находится на крайней левой стороне политического диапазона сестер Митфорд. Прежде чем умереть в 1970-х, она убедилась, что ее похороны не будут каким-то вычурным социальным событием, написав в своем завещании, чтобы они обошлись родным в несколько сотен долларов. Ее книгу «Американский путь смерти», написанную в 1963 году, цитировали Д.К. Роулинг и Девид Боуи как «меняющую жизнь».

Настоящей вишенкой на торте была группа, в которой она одно время выступала, под названием «Дека и Дектоны», настоящий оркестр, состоящий из колокольчиков и дудок.

Герцогиня Дебора

Дебора, «также известная как Дебо», была не единственным ребенком в семье, и, к великому сожалению родителей, еще одной девочкой. Ненси любила повторять, что семья никогда не плакала так много, как после ее рождения. Неудивительно, что Дебора держалась на дружественной дистанции от своих активных сестер, предпочитая общаться с животными в их доме в Коствулде, где, как написала однажды Джессика, она молча проводила часы в своем курятнике «в попытке научиться делать точную копию болезненной концентрации, которая появляется на куриной морде, когда та откладывает яйцо. И каждое утро она методично проверяла и записывала в блокнот всех мертворожденных детей, перечисленных в статистических колонках The Times». Действительно, странная женщина.

В детстве она предсказывала, что выйдет замуж за герцога, и в 1941 г. она вышла за лорда Эндрю Кавендиша и стала «Дебора, герцогиня Девонширская». Таким образом, природная эксцентричность помогла ей реализовать судьбу и стать главной леди впечатляющего английского поместья «Чатстворт». Она посвятила свою жизнь не только охране его земель, но и тому, чтобы сделать их доступными для общественности.

Дебо была так же умна и красива, как и ее сестры, но с оттенком неизменного детского удивления. Возможно, так случилось потому, что она была намного младше остальных, но она никогда не участвовала в коммунистических и фашистских крестовых походах своих сестер. Она любила Элвиса и заполнила поместье его памятными вещами. Она просто обожала собак, книги Беатрикс Поттер и варенье. Она умерла последней из сестер в 2014 году.

Знаток птицы Памела

Наш марафон по изучению личностей заканчивается на Памеле, так как она, в прямом и переносном смысле слова, находилось дальше всех от того, чем занималось большинство сестер Митфорд (например, веселиться с Гитлером, рассказывая ему о насущных социальных проблемах). Памела прожила тихую жизнь в деревне, и ее прозвали «самая деревенская сестра». Она так же стала чем-то вроде иконы странности: когда ее муж, физик-миллионер, умер, она поселила в своем доме знаменитую итальянскую наездницу Гудитту Томмаси. Ах, да. Она также страстно увлекалась выращиванием цыплят. Так сильно, что она тайком переправила в Великобританию яйца редкой породы аппенцеллеров-спицхаубенов в коробке из-под шоколада. Говорите, что хотите о ее сестрах, но что бы они ни делали, они выкладывались на 110%.

Империя Митфордов, как ее называли, продолжает удивлять нас потому, что каждая из сестер олицетворяет собой важный жизненный урок. Диана со своей способностью красотой затмить зло, Юнити со своей преступной слепой преданностью, Памела – ценительница домашней птицы, и так далее. Более того, они служат подтверждением того, что может случиться с вами, если вы умная, белая, светская женщина с близкими родственными связями с Уинстоном Черчиллем. Жаль, что их занятия стали такими спорными. Но, боже мой, они оставили богатую «пищу» для бродвейских и голливудских писателей и биографов, чтобы те поведали нам их историю.

источник

promo vitkvv2017 сентябрь 4, 2017 09:35 2
Buy for 10 tokens
Борис Островский Дэвид Мей и Джозеф Монаган (университет Монах, Австралия) высказали предположение, что «пузыри метана, поднимающиеся с морского дна, могут топить корабли. Именно этим природным явлением и могут объясняться загадочные пропажи некоторых кораблей». Касательно…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.