vitkvv2017

Categories:

Зачем добавлять антифриз в вино?

Для многих людей идея добавлять один из основных компонентов антифриза в вино звучит глупо и ужасно, поэтому, вероятно, именно такой сценарий является основой целого эпизода "Симпсонов". Тем не менее, по крайней мере в течение 7 лет, многие крупные виноделы Австрии добавляли этот высокотоксичный яд в свои вина, при этом было обнаружено, что в нескольких бутылках содержится достаточное количество опасного вещества для того, чтобы содержимое бутылки перестало быть пригодным для употребления.

Так чьей была эта монументально глупая идея, и почему они сделали это?

Вы, возможно, думаете, что это могло произойти только в дни Дикого Запада и было связано с продажей новых продуктов в конце 19-го и начале 20-го веков, например, в то время, когда американский исследователь доктор Харви Уайли написал свой "Poison Squad" об употреблении различных весьма сомнительных пищевых добавок, но это конкретное событие, связанное с вином, произошло в конце 20-го века.

Наша история начинается в начале 1970-х годов, когда австрийские виноделы совершили что-то вроде прорыва в мире вина, наводнив рынок бутылками парадоксально дешёвого вина, которое, однако, неизменно оценивалось как достаточно качественное. В частности, австрийские виноделы были известны производством недорогих, но исключительных сладких белых вин, которые быстро стали популярными по всей Германии, а также экспортировались в ряд других стран, включая Соединённые Штаты.

В результате всего этого ряд немецких магазинов разместил большие заказы у крупных австрийских виноделов. Важно то, что многие из этих сделок специально требовали, чтобы австрийские виноделы следовали шкале Prädikat и производили вина, которые, если бы они были произведены в Германии, имели бы очень высокий рейтинг – это значило, что они должны были быть довольно сладкими на вкус.

Однако у виноделов почти сразу начались проблемы, когда изменение погодных условий в конце 1970-х и в течение 1980-х годов привело к тому, что на многих виноградниках было выращено слишком много винограда. Можно подумать, что изобилие винограда не является проблемой, но особый сорт вина, который заказывали немецкие супермаркеты, требовал выращивания меньшего количества винограда, который затем необходимо было оставлять для созревания на лозе. Значительно более высокие урожаи винограда в некоторых случаях приводили к его полному созреванию, и в результате многие австрийские виноделы получили тысячи литров вина, которое, согласно одному докладу того времени, было "жидким и кислым". Другими словами, были подписаны крупные контракты, но многие виноделы больше не могли выполнять условия сделки по качеству и количеству поставляемого вина.

Таким образом, виноделы начали отчаянно экспериментировать с различными способами улучшения вкуса вина, добавляя сахар и фрукты, чтобы достичь желаемого рейтинга – для любопытных, эти действия тоже представляли собой нарушение условий контрактов, если бы добавки были обнаружены; но, по крайней мере, если бы никто не узнал, можно было бы доставить товар и получить за него деньги.

Что касается того, кто и когда первым предложил добавить в вино высокотоксичный химикат, чтобы подсластить его, согласно более позднему расследованию, судя по всему, это был винный консультант и химик Отто Надраски-старший. Он якобы предложил нанявшим его виноделам добавить в вино небольшое количество диэтиленгликоля, что не только придало бы ему более сладкий вкус, но и добавило бы ему крепости, сделав более похожим на качественное вино, чем это было на самом деле. В качестве ещё одного бонуса – химическое вещество также отличалось достаточно низкой ценой. Что касается того, когда это произошло, то первые известные бутылки, которые впоследствии дали положительный результат на содержание химиката, датировались примерно 1978 годом или около того.

Конечно, единственным недостатком всего этого было то, что диэтиленгликоль был чрезвычайно токсичен. Фактически, именно это химическое вещество добавляли в какое-то лекарство, чтобы сделать его более привлекательным для детей, в начале 20-го века, что привело к полному пересмотру власти, которой обладала ранее FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) в США. Ещё немного об этом безумно трагическом событии – в бонусных фактах.

Возвращаясь к австрийскому винному инциденту, после проведения нескольких испытаний, чтобы убедиться, что добавление химического вещества может обмануть даже самого опытного винодела, первые вина с добавленным химикатом были отправлены заказчикам. Вскоре после этого, похоже, по австрийской винодельческой отрасли незаметно распространились новости о том, как можно легко и дёшево повысить воспринимаемое качество вина. При этом следует отметить, что в то время в Австрии насчитывалось более 2000 винных брендов, и, как представляется, несколько сотен из них в конечном итоге предприняли этот шаг, причём большая часть "усовершенствованного" вина была связана с некоторыми крупнейшими брендами и производителями.

Удивительно, но тот факт, что многие австрийские виноделы продавали вино, подслащённое настоящим ядом, оставался незамеченным в течение нескольких лет. Ключевым моментом было то, что в большинстве случаев, за рядом тревожных исключений, к которым мы скоро вернёмся, требовалась всего от доли грамма до нескольких граммов диэтиленгликоля на литр, чтобы получить нужный вкус. Для справки, хотя не существует общепринятого количества, обычно считается, что смертельная доза этого вещества составляет около 15-70 грамм за раз, в зависимости от множества факторов.

В результате, чтобы кто-то умер относительно быстро от яда, ему необходимо выпить дюжину или две бутылок в относительно короткие сроки. Таким образом, хотя однозначно, что регулярное употребление небольших количеств диэтиленгликоля может вызвать повреждение печени и почек, наряду с возможными неврологическими проблемами, люди необязательно свяжут это с употреблением вина, и, безусловно, потребуется время для того, чтобы проблема всплыла.

Из-за этого схема не была раскрыта ничьей смертью. 27 июня 1985 года – через семь лет после того, как виноделы начали добавлять химикат – лаборатория в Западной Германии проводила обычные испытания бутылок вина, купленных в местном супермаркете, чтобы убедиться, что они не содержат искусственных подсластителей. Это тестирование становилось всё более и более распространённым благодаря произошедшему ранее скандалу с участием итальянских виноделов, которые добавляли подсластители в свои вина с 1980 по 1982 годы. В данном случае в лаборатории обнаружили, что бутылка Рустера Ауслезе 1983 года, купленная в супермаркете в Штутгарте, содержит химическое вещество.

По понятным причинам власти были обеспокоены, узнав, что в вино попал яд, и быстро организовали дополнительные тесты для большего количества вина из этого региона, опасаясь, что оно также каким-то образом было загрязнено во время производства. Однако, когда было обнаружено, что всё больше и больше бутылок разных групп поставщиков содержат химическое вещество, стало очевидно, что происходит нечто более отвратительное.

Скандал на этом только начался. Видите ли, министр сельского хозяйства Австрии Гюнтер Хайден открыто признал, что за три месяца до вышеупомянутого лабораторного открытия его группа обнаружила, что в определённые вина добавляли химическое вещество. После этого о проблеме предупредили другие органы австрийского правительства, включая суды ввиду потенциального судебного преследования виноделов. Однако абсолютно никто ничего не сделал с этой проблемой, даже не огласил её общественности.

Спустя чуть больше месяца после этого австрийский министр также заявил, что они предупредили западно-германские власти об испорченном австрийском вине, впервые сообщив об этом 10 мая. Это было примерно за полтора месяца до того, как лаборатория сделала своё открытие и сообщила шокирующие новости...

Как вы могли догадаться, как и их австрийские коллеги, западногерманские власти ничего не сделали, когда впервые узнали об этой проблеме от австрийцев. Хотя в данном случае, вместо того чтобы признать, как австрийцы, что они были в курсе, немецкие чиновники сначала отрицали, что обладали какой-либо информацией. Вскоре, однако, появилось больше свидетельств того, что они просто скрывали данный факт, и разгорелся настоящий скандал.

Естественно, общественность была возмущена, и западногерманское правительство, по-видимому, компенсируя предыдущее бездействие, быстро запретило в стране продажу всех вин из Австрии, хотя скандал касался только 15% виноделов.

Далее правительство конфисковало все бутылки с австрийским вином, доступные для продажи в Германии, в общей сложности около 27 миллионов литров. Однако из-за токсичных свойств диэтиленгликоля у западногерманских властей сначала появились затруднения с безопасной утилизацией вина, пока представитель одного из заводов не предложил использовать его в качестве охлаждающего агента вместо воды в определённых промышленных мощностях. Это, очевидно, сработало.

В любом случае, даже в отдалённых Соединённых Штатах было также обнаружено, что в бутылках с австрийским вином содержится химическое вещество. Тем не менее, в Соединённых Штатах, вместо того чтобы запретить австрийское вино напрямую, правительство разрешило продавцам вина, которые приобрели продукт, продолжать реализовывать его, если они докажут, что конкретная марка в течение текущего года ничего не добавляла в своё вино. Хотя это может показаться рискованным, после всесторонних испытаний было установлено, что из 1500 или около того австрийских винных брендов, импортированных в США в то время, только около 0,02% были отравлены.

Опять же, одной из причин, по которой в Германии наблюдались столь высокие показатели, по-видимому, стало то, что бренды, которые пытались выполнить условия своих контрактов с немецкими торговыми точками, нуждались в более сладком вине, чем они могли произвести естественным образом с учётом погоды в то время.

Как бы то ни было, значительно подогрело возмущение открытие, что одна марка безалкогольного виноградного сока, предназначенного для детей, также оказалась вовлечённой в схему, причём одна из бутылок сока содержала до 1 грамма диэтиленгликоля на литр. Поскольку некоторые дети регулярно пьют виноградный сок, а смертельная или вредная доза для ребёнка заметно ниже, чем для взрослого, естественно, общественность не восприняла эту новость любезно.

Подливая ещё больше масла в огонь, в то время как большая часть вина не была смертельно опасной в количестве одной бутылки, был и ряд исключений. Например, было обнаружено, что бутылка Welschriesling Beerenauslese 1981 года содержит колоссальные 48 граммов диэтиленгликоля – достаточно, чтобы убить человека если он выпьет всю бутылку за день.

Сложите все эти факты, и вы, вероятно, начнёте думать, что число погибших было катастрофическим. Ну, официально никто не умер в результате этого массового отравления, и никто даже не заработал проблем со здоровьем... По крайней мере, согласно всем официальным записям, которые мы смогли найти.

Тем не менее, учитывая известные случаи, когда смертельное количество химического вещества содержалось в одной бутылке, и долгосрочные негативные последствия регулярного приёма небольших количеств диэтиленгликоля, неудивительно, что многие по-прежнему скептически относятся к тому, что никто якобы не умер и не пострадал от осложнений со здоровьем, как сообщается официально. Кажется намного более вероятным, что проблемы, которые возможно произошли на самом деле, просто никогда не связывали с вином.

В любом случае, как и следовало ожидать, репутация австрийского вина сильно пострадала. Это привело к сокращению экспорта вина со 159 миллионов литров в 1984 году до всего 3,7 миллиона литров в 1985 году. В последующем также наблюдалось заметное падение винного туризма в стране.

Чтобы попытаться решить эту проблему, австрийское правительство ввело широкое законодательство, касающееся всех аспектов, связанных с вином, в конечном итоге установив одни из самых строгих правил для виноделия в мире. Затем они широко рекламировали это на международном уровне, пытаясь убедить людей в высоком качестве австрийского вина.

Это не сработало.

Только 2001 году – через 16 лет после того, как разразился скандал – показатели австрийского экспорта начали соответствовать уровню до скандала.

Тем не менее, в отличие от того, как переход Coke на New Coke повлёк огромную негативную огласку для компании, но позже напрямую привёл к восстановлению доминирования Coca-Cola Classic на рынке, винные эксперты пришли к выводу, что этот скандал, возможно, имел очень долгосрочное влияние на австрийскую винодельческую промышленность. Благодаря строгим правилам, которые теперь обязаны соблюдать австрийские виноделы, в последние годы репутация австрийского вина стала практически беспрецедентной.

Бонусные факты:

Вышеупомянутый инцидент с Эликсиром сульфаниламида, из-за которого произошли радикальные изменения в FDA, произошёл по вине химика из S.E. Massengill Co, довольно крупной компании, которая существует до сих пор. Упомянутый химик Гарольд Коул Уоткинс понял, что может сделать популярное и очень эффективное лекарство более вкусным, если добавит в него диэтиленгликоль, который также сделает лекарство более привлекательным для детей...

Единственным недостатком было то, что приём лекарства с добавлением диэтиленгликоля почти наверняка приводил к медленной и мучительной смерти детей, в результате чего родители ничего не могли сделать после первого приёма лекарства и лишь наблюдали, как их дети буквально корчатся и кричат в агонии в течение нескольких дней, пока не умирают из-за лекарства, которым родители лечили их...

Как Мэри Нидиффер однажды написала президенту Франклину Д. Рузвельту:

"Я вызвала доктора для Джоан, и ей дали Эликсир сульфаниламида. Теперь нам остаётся лишь заботиться о её маленькой могиле. Даже воспоминания о ней смешаны с печалью, потому что мы словно видим, как её маленькое тело бросает из стороны в сторону, и слышим этот голос, кричащий от боли, и кажется, что это сводит нас с ума".

Тем не менее, компания всё равно добавила химическое вещество, и результаты оказались даже хуже, чем можно было ожидать, учитывая, что по мере увеличения числа жертв, вместо того чтобы сообщить фармацевтам о проблеме и немедленно убрать продукт с полок, они просто вежливо попросили безотлагательно отозвать лекарство...

Вскоре после того, как разразился австрийский винный скандал, несколько продавцов попытались скрыть следы преступления, просто утилизируя свой продукт любым способом, чтобы избавиться от улик. И, по иронии судьбы, некоторых из них благодаря этому оказалось легче поймать. Например, парень по имени Антон Шмид попытался избавиться от 4000 галлонов своего игристого вина, слив его в канализацию. Позже его поймали, когда люди заметили, что вся форель в соседней реке погибла. Власти проверили воду, сложили два и два и относительно легко отследили её до ближайшего дома Шмида, который был тут же арестован.

Если вы сомневаетесь в интеллекте Шмида, оказалось, что властям не пришлось проверять все вина, чтобы выяснить, кто причастен, так как некоторые виноделы оказались достаточно глупыми, чтобы отразить покупку диэтиленгликоля в больших количествах в своих налоговых декларациях.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по материалам сайта todayifoundout.com

promo vitkvv2017 february 29, 13:37 12
Buy for 10 tokens
wwportal.com ...Целый век с четвертью пресловутая тайна "Марии Целесты" будоражила умы и сердца миллионов, и даже миллиардов людей во всем мире. С тех пор, как специальная комиссия по расследованию загадочного дела об исчезновении всей команды этого парусника в 1872 году…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded