vitkvv2017

Categories:

Как Фрэнсис Форд Коппола чуть не покончил с собой, Марлон Брандо растолстел ( окончание )

Как съемочная группа подсела на кислоту, а режиссер чуть не покончил с собой

«Апокалипсис сегодня», 1979

Фото: Zoetrope Studios

Несмотря на то что съемки с Брандо прошли на удивление хорошо, у Копполы постепенно начиналась паранойя: ему все больше казалось, что все в съемочной группе считают его «идиотом, который не знает, что творит, а фильм — полным говном». Коппола пил, голодал, изменял жене и постепенно терял человеческий вид. Остальным было не лучше. 

В ожидании, пока впавший в депрессию режиссер придет в себя, члены съемочной группы, лишь бы хоть как-то себя развлечь, прыгали с крыши отеля в бассейн, усыновляли филиппинских детей, ругались с местными и пробовали все наркотики, какие можно было достать: кислота, амфетамин и марихуана стали обычным делом на съемочной площадке, как летающие вокруг 20-сантиметровые бабочки. Главным специалистом по этому делу был Деннис Хоппер.

Недавний кумир молодежи и провозвестник психоделической революции в кино, своим «Беспечным ездоком» открывший эпоху Нового Голливуда, после провала нескольких режиссерских работ Хоппер находился в творческом кризисе — его попросту никто не звал на работу. Разнообразные зависимости карьерному росту тоже не способствовали. Как и в случае с Брандо, дурная слава Хоппера не смутила Копполу, но, как и в случае с Брандо, его роль тоже пришлось подгонять по фигуре. На съемках Деннис Хоппер был настолько под кайфом, что не мог запомнить реплики. Говорят, Коппола однажды чуть не прибил актера, но в итоге решил придумать ему более подходящего персонажа. Вместо американского военного, примкнувшего к полковницу Курцу, Хоппер теперь исполнял роль, в которую не нужно было особенно вживаться,— обдолбанного фотографа-хиппи.

Тем временем в Голливуде вовсю начали писать о проблемах на съемках, что не способствовало борьбе с депрессией. Снимавшийся, казалось, уже целую вечность фильм называли «Апокалипсисом никогда», Копполу представляли свихнувшимся режиссером, потерявшим счет деньгам и готовым потратить все на свой безумный проект.

Справедливости ради стоит отметить, что Коппола и впрямь вел себя не слишком практично: тратил кучу времени и денег на постройку гигантских декораций и толком не успевал их снять, выписал из Лос-Анджелеса дрессированного тигра, который чуть не сбежал в джунгли прямо во время съемок, требовал достать ему слонов и экзотических птиц, а потом говорил, что они ему не нужны. И это не считая неимоверных трат на заказ макарон, помидоров и оливкового масла из Италии и вина, замороженных стейков и кондиционеров из США. Инвесторы из United Artists даже решили застраховать жизнь режиссера на $15 млн, чтобы в случае чего хоть как-то отбить вложения. Тревога инвесторов была более чем обоснованной: однажды Коппола объявил жене и актерам, что они никогда не закончат фильм и не вернутся домой и что он думает либо съесть какую-нибудь отраву, либо застрелиться, либо спрыгнуть с обрыва. До конца съемок оставалось несколько месяцев.

Как Коппола отказался от настоящих трупов, но разрешил зарезать быка

Съемки «Апокалипсиса сегодня», 1976

Фото: Dirck Halstead/Liaison/Getty Images

Постепенно на съемочной площадке воцарилась анархия. Коппола говорил: «Я понял, что схожу с ума, что не я снимаю фильм, а фильм снимается сам. Или это ожившие джунгли снимают его для меня». Джунгли или нет, но съемки худо-бедно продолжались: операторы, по колено в грязи и курином помете, продолжали выставлять камеры, пиротехники готовили спецэффекты, а актеры, пусть и не всегда трезвые, репетировали. Без бдительного режиссера, однако, случались жутковатые казусы.

Один из бутафоров, отвечавший за логово полковника Курца, слишком буквально воспринял фразу «усеяно трупами» и раздобыл для съемок несколько настоящих мертвецов. В шоке были не только помощники Копполы, но и местная полиция, которая нагрянула на площадку и на время расследования забрала у всех паспорта. К счастью, никого из киношников к ответственности не привлекли: полицейские довольно быстро нашли филиппинца, который грабил могилы и поставлял трупы не только на съемки, но и в медицинские школы. Не то чтобы местные власти сильно протестовали против использования трупов в качестве реквизита: приехавшие забирать тела солдаты сами не знали, куда их девать — платить за перезахоронение никто не собирался,— и просто вывалили их в первый овраг. Тем не менее Коппола решил пожертвовать натурализмом и использовать в роли мертвецов массовку и муляжи.

Настоящих трупов Коппола не хотел, зато хотел настоящих туземцев, чтобы максимально реалистично представить армию полковника Курца. Недалеко от съемок как раз обитали аборигены из племени ифугао, которые согласились сняться в кино в обмен на кур, свиней и буйволов. Прямо на площадке они устраивали многочасовые обряды в честь Копполы с вином, молитвами, плясками под гонг и жертвоприношениями. Глава племени однажды даже погадал режиссеру на куриных внутренностях и успокоил: фильм заработает много денег и его увидят миллионы людей — желчный пузырь курицы никогда не врет.

Туземцы не только напророчили фильму грандиозное будущее, но вдохновили режиссера на финальную сцену с жертвоприношением. К этому моменту Коппола уже понял, что финал Милиуса, в котором полковник Курц и капитан Уиллард дерутся бок о бок в последней битве против вьетконговцев, не годится. От антивоенного боевика, призванного поднять на ноги независимую студию, в фильме давно ничего не осталось, а для сюрреалистической притчи о власти, насилии и войне простого и зрелищного финала с кучей взрывов, вертолетов и массовки было мало. В новом финале Уиллард должен был все-таки убить сумасшедшего полковника Курца, а затем, не сообщив о выполнении задания и не дав начальству разбомбить его логово, уплыть прочь, оставив туземцев без своего предводителя и божества. В последней сцене туземцы должны были совершить ритуальное убийства быка — рифмующееся с убийством Курца, оно превращало полковника из объекта военной спецоперации в священную жертву для продолжения жизни. Туземцы без всякого сопротивления согласились повторить жертвоприношение на камеру. Мясо убитого животного было приготовлено на ужин для всей съемочной группы, которая отмечала скорое окончание многострадальных съемок.

Как «Апокалипсис сегодня» чуть не умер на монтажном столе и расколол Канн

Монтаж «Апокалипсиса сегодня», 1977–1979

Фото: Shutterstock Premier / Fotodom.ru

Когда в 1977 году съемки «Апокалипсиса» наконец подошли к концу — Коппола вспоминал, что никогда в своей жизни не видел такого количества людей, радующихся, что они остались без работы,— оказалось, что самое сложное еще не позади. Следующим испытанием стал монтаж. Коппола просто не понимал, что делать с 500 тыс. метров пленки (для сравнения — Илья Хржановский потратил на монтаж 700 тыс. метров пленки «Дау» около семи лет). Премьера «Апокалипсиса» переносилась четыре раза, близкие друзья Копполы думали, что он никогда не закончит, да и сам он признавался жене, что вероятность увидеть фильм в кинотеатрах — не больше 20%. «Если я умру, тогда мой первый монтажер закончит фильм, если умрет он, тогда второй монтажер закончит фильм, если умрет и он, тогда мой призрак закончит фильм»,— завещал Коппола, недовольный каждой версией фильма и постепенно заново впадавший в депрессию. Чтобы его подбодрить, коллеги однажды пригласили в монтажную знакомого ветерана Вьетнама. Посмотрев немного чернового материала, он вручил Мартину Шину пистолет со словами: «Ты можешь застрелить любого в этой комнате. Решение жить или умереть теперь в твоих руках».

По-настоящему бодрящий эффект оказали инвесторы из United Artists, пригрозившие отобрать у Копполы дом и все остальное имущество, если он снова передвинет дату премьеры. Тогда — после двух лет монтажа — Коппола решил рискнуть и узнать мнение зрителей, устроив предпремьерные показы разных вариантов «Апокалипсиса». Первые два показа прошли в США и не могли оказаться хуже — обе версии не слишком впечатлили обычных зрителей и совсем разочаровали критиков, которых Коппола по глупости пригласил и которые, нарушив договоренность не публиковать отзывы до официальной премьеры, сразу же разнесли картину в пух и прах («сюрреалистическая ерунда», «выкинутые на ветер деньги»). Третий показ недоделанного фильма Коппола — к ужасу инвесторов — решил устроить на Каннском фестивале, где «Апокалипсис сегодня» оказался яблоком раздора.

Дирекция фестиваля, далекая от голливудских сплетен и не следившая за скандальными съемками, считала Копполу главным американским режиссером своего поколения, а представленный на конкурс фильм — шедевром, победа которого увеличит престиж Канна. Напротив, председательнице жюри Франсуазе Саган «Апокалипсис» категорически не понравился: «а как же точка зрения вьетнамского народа?» Главный приз она собиралась отдать «Жестяному барабану», не менее масштабному опусу Фолькера Шлёндорфа о восхождении национал-социализма. Дирекция стала давить на членов жюри, Саган объявила об этом прессе, дирекция отказалась оплачивать счета Саган из бара (10 тыс. франков!), Саган грозилась уехать с фестиваля. Как удалось помирить дирекцию и жюри, доподлинно неизвестно, но победила дружба — 24 мая 1979 года «Апокалипсис сегодня» и «Жестяной барабан» разделили «Золотую пальмовую ветвь», а в устав фестиваля вскоре были внесены изменения — отныне все члены жюри подписывали договор о неразглашении и обязывались самостоятельно оплачивать свою выпивку.

Как «Апокалипсис сегодня» не получил Нобелевскую премию мира и понравился военным

Фото: Zoetrope Studios

Представляя свой «Апокалипсис» в Канне, Коппола подытожил свой непростой филиппинский опыт: «Мой фильм не о Вьетнаме, мой фильм и есть Вьетнам. Мы снимали его так же, как американцы воевали,— нас было слишком много, мы не вылезали из джунглей, мы были завалены оборудованием и деньгами и тоже постепенно сходили с ума». Коппола надеялся, что его фильм станет для зрителя источником «мучительного, невыносимого опыта, чтобы после выхода из кинотеатра он вел себя так, как будто вернулся с войны». В своем пацифистском пафосе и вере в величие «Апокалипсиса» Коппола был максимально искренен и накануне по-настоящему долгожданной американской премьеры всерьез говорил съемочной группе, что их фильм станет первым в истории, удостоенным Нобелевской премии мира.

К большому удивлению Голливуда и самого Копполы, давно простившегося с мечтой о блокбастере, «Апокалипсис сегодня», в очередной раз перемонтированный после Каннского фестиваля и вышедший в прокат в августе 1979 года, получил на родине если не восторженную, то довольно теплую критику (хвалили в основном за зрелищность) и оказался прокатным хитом. Напротив, антивоенный посыл Копполы считали немногие: одни, включая Жана Бодрийяра, ругали «Апокалипсис» за мифологизацию войны и прославление американского оружия, другие, напротив, хвалили патриотический запал режиссера. С последним, кстати, соглашались и настоящие ветераны Вьетнама, которые осаждали продюсерский офис Копполы с просьбой снять еще один великий фильм на этот раз про их военные будни во Вьетнаме и угрожали вышибить ему мозги в случае отказа.

Сценарист «Апокалипсиса» Джон Милиус, посмотревший фильм как раз с группой ветеранов, тоже был в восторге: «Зрители были парализованы, никто не издал ни звука, ни одного сраного слова за весь фильм. Я посмотрел вокруг: ветераны Вьетнама сидели и плакали. Я и сам был в шоке. И неважно, хороший фильм или плохой, главное, что ветеранов мы не подвели».

Под впечатлением были не только ветераны, но и действующие военные. Благодаря «Апокалипсису сегодня» они наконец расслышали убийственный потенциал Вагнера и впредь при бомбардировках с вертолетов стали включать «Полет валькирий».

Коппола горевал, что его не так поняли, но поделать с этим ничего не мог. Лишь в начале 2000-х он выпустил расширенную почти на час версию, в которой акценты были расставлены так, чтобы ни у кого уже не осталось сомнений в его неприятии войны. Отсюда

Начало здесь

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded