Categories:

Как сложилась судьба трех дочерей Толстого, которым было непросто и с великим отцом, и с матерью

Лев Толстой — граф, мыслитель и глава русской литературы. Во времена своей разгульной молодости писатель вовсю кутил и проигрывался в карты. Остепенившись, он написал и издал обессмертившие его имя шедевры, знакомые каждому, и накопил состояние, которому завидовали Фет и Достоевский. Все это произошло во многом благодаря его верной спутнице Софье Андреевне, подарившей ему 13 детей.

Татьяна Львовна Сухотина-Толстая

© wikipedia, © wikipedia

Таня была вторым ребенком и первой девочкой, которую, по воспоминаниям Софьи Андреевны, супруг «ужасно любил». Танечке повезло больше, чем младшим сестрам, поскольку она застала самую счастливую пору семейной жизни Толстых.

В мемуарах «Моя жизнь» Софья Андреевна признавалась: «Никто из детей не внес такого содержания, такой помощи, любви и разнообразия, как наша Таня. Умная, живая, талантливая, веселая и любящая, она умела вокруг себя устроить счастливую духовную атмосферу, и любили же ее все — и семья, и друзья, и чужие».

© wikipedia

Толстой внимательно следил за развитием способностей детей. В письме к тетушке он отметил, что 8-летняя Таня «не любит работать умом, но механизм головы хороший». А в 9 лет девочка проявила интерес к рисованию. По ее же словам, она вдохновилась знакомством с художником Крамским, которому заказали портрет Толстого. Танюша видела, как на холсте появлялось живое лицо ее отца, и решила, что тоже возьмет в руки кисти и краски.

Когда дочери было 17 лет, Толстой отвел ее в Училище живописи. Так она стала ученицей художника Перова.

© И. Репин / wikipedia

Но юная Татьяна отличалась силой и энергией, поэтому ее трудно было назвать прилежной ученицей, несмотря на прирожденный талант. Она обожала кокетничать и выезжать с матерью в свет. Отец не одобрял любовь Тани к светской жизни и однажды довел дочь до слез: «Мне многое еще оставалось его спросить, но от слез не могла говорить, и ведь ничего такого плачевного не было. Правда? Разве только то, что я такая безнадежная дрянь, что всякое исправление для меня немыслимо».

Татьяна у постели больного отца в Крыму.

Когда Тане было 20, мирная и счастливая жизнь Толстых дала трещину. В те времена Лев Николаевич переживал сильнейший духовный кризис. Он требовал, чтобы семья отказалась от роскоши, раздала имущество и стала жить подобно крестьянам. Софья Андреевна не хотела рисковать благополучием детей, а Толстой грозился уйти из дома навсегда.

Вот что написала об этом эпизоде Татьяна Львовна, когда ей было уже за 50: «Не равная ему ни по уму, ни по своим интеллектуальным и моральным качествам, не прошедшая вместе с ним путь внутреннего преображения, семья не могла последовать за ним. В те годы мы не понимали его. Его взгляды пугали нас, но не убеждали».

© wikipedia

Татьяна Львовна с дочерью Татьяной Михайловной.

К 26 годам старшая дочь стала лучше понимать философию отца. Она прониклась к нему еще большим уважением и боялась потерять эту духовную связь, когда выйдет замуж. Но желание познать материнство оказалось сильнее, и в 35 лет Татьяна стала женой Михаила Сухотина, которому на тот момент было под 50. Супруги пережили 4 неудачные попытки завести ребенка. Родилась здоровой только Танечка.

После смерти Михаила старшая дочь Толстого вернулась в Ясную Поляну, которая при советской власти стала музеем-усадьбой. Здесь Татьяна Львовна работала хранительницей. В 1925 году она эмигрировала во Францию, а затем переехала в Италию, где и прожила до 85 лет.

Мария Львовна Оболенская

© wikipedia

Маша была пятым ребенком. Софья Андреевна после ее рождения находилась при смерти, роды прошли очень сложно. Она вспоминала непростое появление Маши на свет так: «Родилась очень слабенькая, худенькая девочка — всю последующую жизнь оставшаяся хворой и болезненной».

Лев Николаевич тоже отмечал слабость второй дочери. А когда ей было 2 годика, он предрек ей сложную судьбу: «Очень умна и некрасива. Это будет одна из загадок. Будет страдать, будет искать, ничего не найдет, но будет вечно искать самое недоступное».

© wikipedia

Мария (справа) с сестрой Татьяной.

Со временем Мария стала духовным другом Льву Николаевичу, чем вызвала необъяснимую ревность и раздражение матери. Но нельзя сказать, что Софья Андреевна не любила дочь. Супруга Толстого отмечала, что Маша «всегда готовая на самоотверженность», и переживала за ее хрупкое здоровье. Сама Мария называла их отношения с мамой «большим горем».

Это вылилось в то, что вторая дочь всегда во всем соглашалась с отцом, работала с ним в поле, переводила тексты. Проницательная Татьяна заметила, что они с отцом сблизились: «Сестра Маша являлась всецело последовательницей отца: ей было тогда 14 лет. Из всех детей она и младший брат Ванечка больше всех походили на него. Она унаследовала его глаза, голубые, глубокие, пытливые и лучистые».

Мария вслед за отцом проявляла неподдельный интерес к народным бедам. Она ухаживала за больными, учила ребят и кормила бедняков, протестовала против светских раутов, чем увеличивала пропасть между собой и матерью. А Толстой выделял вторую дочь среди других. Однажды он написал: «Нынче думал: я сержусь на нравственную тупость детей, кроме Маши».

© wikipedia

В 26 лет Мария вышла замуж за своего двоюродного племянника Николая Оболенского. Супруги жили душа в душу, но их семейное счастье омрачало хрупкое здоровье Марии. Она несколько раз пыталась родить ребенка, но так и не смогла его выносить.

Супруги часто ездили в швейцарские санатории, где Мария Львовна чувствовала себя лучше. Но в этих поездках она сильно страдала без отца. А в 35 лет дочь Толстого заболела и умерла. Ее брат Илья вспоминал, что Лев Николаевич «ходил молчаливый, жалкий, напрягая все силы на борьбу со своим личным горем».

Александра Львовна Толстая

© Н. Ге / wikipedia

Александра — предпоследний ребенок Толстых. В отличие от старшей сестры Татьяны ей не довелось наблюдать счастливые отношения родителей. На ее долю выпала самая сложная часть семейной жизни. Они часто ругались, а летом 1884 года Толстой собрал вещи и ушел.

Вот что вспоминает об этом эпизоде Татьяна Львовна: «До сих пор вижу, как он удаляется по березовой аллее. И вижу мать, сидящую под деревьями у дома. Ее лицо искажено страданием. Она должна была родить и уже чувствовала первые схватки. Было за полночь. К утру родилась сестра Александра».

Лев Николаевич знал, что роды приближаются, поэтому все-таки вернулся домой. Но Софья Андреевна была в расстроенных чувствах и отказалась кормить младенца. Впервые за свое материнство жена Толстого отдала ребенка бабе-кормилице. С этого начались сложные отношения Сашеньки с матерью.

© wikipedia

Семья Толстого: Саша — в центре, Ванечка — слева от нее.

Когда Саше было 10, ее младший брат Ванечка, любимец родителей, умер после продолжительной болезни. Софья Андреевна безуспешно пыталась сфокусироваться на дочери. Вот что пишет об этом Александра: «Много времени она уделяла мне: заботилась о том, чтобы у меня были хорошие учителя, гувернантки. Но я не могла даже частично заменить ей Ванечку, а мама не могла дать мне ласки, нежности, того, без чего я так тосковала...»

Год спустя мать нанесла Саше психологическую травму, о которой последняя дочь Толстых помнила многие годы своей жизни. В 1910 году, через 9 лет, Александра напрямую напомнит об этом матери в одном письме: «И давно, еще тогда, когда моя детская душа хотела и жаждала материнской любви, я вместо любви получила: „Отчего умер Ваничка, а не ты“. Эти слова оставили неизгладимую рану в моей детской тогда душе. А было время, когда я считала тебя идеальным человеком и любила тебя больше отца...»

© wikipedia

Вероятно, из-за этого Саша полюбила отца больше всех на свете. К 16 годам она быстро научилась работать с машинкой, переписывала и печатала сочинения и письма Льва Николаевича. Толстой диктовал ей, даже не задумываясь над тем, что думает о его идеях дочка.

Но однажды, когда писатель привычно начитывал дочери текст, она ему возразила. «Отец вдруг насупился и спросил: „А ты разве вникаешь? Я тебя бояться буду“. — „Конечно, папа, вникаю... Ведь я не машина“. — „Вот ты все испортила. Я именно диктовал тебе, как машине. А теперь, раз ты вникаешь, я тебя бояться буду“», — вспоминала об этом эпизоде Александра Львовна. После этого отец стал больше беседовать с дочерью, и общение с ней сделалось важной частью позднего периода его жизни.

Через 4 года после смерти отца Александра прошла курсы сестер милосердия и добровольно ушла на фронт. Она трудилась без отдыха, была ранена и награждена медалью. Новую власть экс-графиня не приняла. Ей не нравилось, что инакомыслящих жестко преследовали, и всячески выступала против насилия.

В 1920 году ее арестовали и приговорили к трем годам заключения. Свое наказание третья дочь Толстого отбывала в лагере Новоспасского монастыря. Крестьяне Ясной Поляны вступились за бывшую графиню, поэтому ее отпустили через год.

Александра вернулась в родное имение и стала хранительницей музея. А в 1931 году она отказалась от советского гражданства и уехала в США, где и прожила до 95 лет. За границей она читала лекции об отце, организовала Толстовский фонд, который помогал русским беженцам. Так благодаря Александре Львовне в Америке смог обосноваться Набоков. Кстати, филиалы этого фонда и сейчас находятся во многих странах.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded