vitkvv2017

Category:

Как Ингрид Бергман разрушала стереотипы о стиле голливудских актрис

«Вы хотите сказать, что у вас на лице ничего нет?» — этим вопросом в 1939 году Ирен, жена влиятельного голливудского продюсера Дэвида Селзника, встретила прилетевшую специально по его приглашению в Лос-Анджелес звезду шведского кино Ингрид Бергман. «Брови слишком широкие, зубы не очень, есть над чем поработать. Завтра отведу вас к визажистам, посмотрим, что они смогут сделать», — подхватил Селзник. Бергман, которой на тот момент было всего 24 года, выразила решительное сопротивление. 

Она отказалась ставить брекеты и выщипывать брови, а также менять свое имя на псевдоним: «Я думала, что вы увидели меня в фильме “Интермеццо” и я вам понравилась. Иначе зачем вам было посылать своего агента Кея Брауна искать меня по всей Швеции. Сейчас вы смотрите на меня и хотите все поменять. Пожалуй, мне не стоит играть в вашем фильме». Селзник изумился такому отпору, вздохнул и решил, что раз так, то Бергман будет «первой “естественной” актрисой» в Голливуде.

Она выделялась на фоне конкуренток — Марлен Дитрих, Мэрилин Монро, Элизабет Тейлор, Вивьен Ли и даже землячки Греты Гарбо — прежде всего непоколебимой уверенностью в том, что ей в себе ничего не нужно менять. «Будьте собой. Мир поклоняется оригинальным» — так Бергман позже сформулирует секрет своего успеха и совет будущим поколениям. За это в 1940-х годах журнал Life провозгласил ее «новым лицом шарма», Variety — «самой востребованной актрисой», а Кэри Грант поделился, что Ингрид Бергман — единственная женщина в списке артистов, имена которых моментально убеждают банки предоставлять продакшнам деньги на новые ленты. В ее фильмографии действительно рекордное количество шедевров — «Касабланка», «Жанна д’Арк», «Дурная слава», «Газовый свет» — и в этом тоже есть ее заслуга. За сценарии, любовным линиям которых Бергман не верила, она просто не бралась.

Если Ингрид Бергман все-таки соглашалась на роль, режиссер должен был быть готов увидеть ее в перерыве между съемками с салфеткой на шее поедающей лобстера или горячее мороженое — и смириться или попытаться принять меры. Актриса не видела смысла не только менять ради работы что-то в своей внешности, но и в привычках — а к вкусной еде она всегда была неравнодушна (и даже подружилась на этой почве с Альфредом Хичкоком). На фигуре это отражалось не так критично, как режиссеры могли видеть в своих кошмарах, потому что она была очень спортивной. И тем не менее временами ей приходилось под чужим давлением садиться на один творог. А во время съемок «Газового света» за ее рационом лично следил первый муж Петер Линдстром, которого попросили повесить дома замок на холодильник. «Петер был со мной очень строг», — вспоминала актриса. Он не знал, что у нее есть припрятанная в спальне жестяная банка с печеньем.

Пожалуй, сладости — единственное, что скрывала Ингрид Бергман. Cреди актрис, многие из которых пытались казаться кем-то другим не только на экране, но и в жизни, она была известна своей прямолинейностью. Ее дочь Изабелла Росселлини вспоминала, что ответ матери на банальный вопрос про любимых дизайнеров однажды спровоцировал целую шумиху в медиа. «Я не покупаю дизайнерскую одежду, она очень дорогая», — призналась Бергман. Ее природной грации и харизме хватало самого скромного обрамления — шерстяных свитеров, скромных платьев без декора, лаконичных белых блуз. Одежда ее в принципе не интересовала — ни как средство самоутверждения, ни как средство самовыражения. Изабелла Росселлини говорила, что в их доме никогда не было глянцевых журналов, о моде никогда не говорили: «Моя мама не была иконой стиля. Она была просто иконой». Более справедливо было бы сказать, что она была и тем, и другим — носить простые вещи с таким изяществом, как Ингрид Бергман, мало кто умел вплоть до расцвета минимализма в 1990-е (но это уже совсем другая история).

На красные дорожки Бергман тоже одевалась скромно, но элегантно. Естественно, без помощи стилистов. Приближенных дизайнеров или художников по костюмам у нее тоже не было. Разве что несколько раз Бергман обращалась за помощью к своему другу Умберто Тирелли, который шил костюмы для фильмов Висконти. Каблуки к вечерним платьям она надевала самые низкие, а в обычной жизни спокойно обходилась вообще без них, предпочитая лодочкам грубые ботинки. Это передалось Изабелле Росселлини: «Мама заразила меня смелостью не носить каблуки. Элегантность — это не только про выражение чьего-то вкуса, но и про выбор собственной жизни. Когда я вижу женщину на каблуках, думаю, что она жертва моды. Это, конечно, тоже от мамы».


promo vitkvv2017 сентябрь 8, 07:00 42
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded