vitkvv2017

Categories:

Старость, поедание иголок и корейские зомби: 5 лучших хорроров 2020 года

Хорроровед «Ножа» Данил Леховицер собрал 5 достойных фильмов этого года: сенильный ужастик о старости, психоделическая лента о спецслужбах, история поедания острых предметов, битва корейского гика против зомби и старая страшная сказка на феминистский манер.

«Реликвия»

Режиссер: Натали Эрика Джеймс

Из красивого ветхого домика со страшными витражными окошками в лес убегает пожилая (впрочем, прыткая и с отличным уровнем кардиоподготовки) леди. Из-за этого в родовое гнездо приезжают младшие члены семьи: дочь и внучка прочесывают чащу, пока бабушка успешно прячется.

Когда искать ее нет уже никаких душевных сил, та — с немытыми ногами — возвращается, заваривает чай, берет любимых родственников за руки и утягивает в сенильный ужастик для тех, чьим близким за семьдесят.

Львиную долю эмоций бабушка выражает прицельным плевком в лицо собеседника, назло всем писает на кухне, разговаривает с каким-то чудом-юдом в темном коридоре и в целом напоминает бредящего человека, сраженного лихорадкой денге: возникает ощущение, что она упивается энергетиками и для пенсионерки уж очень больно бьет.

О дальнейшем надо рассказывать языком судебной медицины — или вовсе умолчать.

Дочь верит в хоспис, специализирующийся на ментальных недугах, внучка верит ей, бабка не верит никому. Узнав, что хозяйка уезжает, домик в огорчении потихоньку начинает становиться больше, чем кажется снаружи, и напоминает то сумочку Гермионы Грейнджер, то коридор-лабиринт из «Дома листьев» Марка З. Данилевского. А бабка по-прежнему больно бьет.

В хоррорах последней пятилетки, как понятно уже всем, пугаться совершенно нечего. «Реликвия» будет страшной, если вы хоть раз ухаживали за тяжелобольным родственником. Ну а коли не доводилось, то любая сиделка со стажем может вам рассказать, что старость сама по себе похожа на боди-хоррор.

За интересными ощущениями и потоками кетчупа — к фон Триеру или Ким Ки Дуку. Здесь же в конце хочется немножко плакать, а бабушку — жалеть, но с зажатым за спиной карманным ножом (помните: она осатанело бьет!).

«Обладатель»

Режиссер: Брэндон Кроненберг

Спецагент Тася Вос живет с мужем и сыном, но старается не задерживаться дома и часто отправляется в интересные командировки. Тем временем специально обученные люди с кубиками галоперидола похищают и усыпляют своих жертв, дырявят им затылки дрелью и вживляют в мозг микрочипы.

Тася садится в навороченное кресло и переносит свое сознание в их головы. Выходит очень удобно: заказчик называет мишень, а фирма, где работает Вос, выбирает людей из окружения жертвы и — прямо как Билл Гейтс — чипирует.

На следующий день с экранов телевизоров звучит: «Любящая дочь мультимиллиардера обрела способности суперкиллера, превратила отца в месиво, застрелилась, дело закрыто. А теперь — хорошие новости».

От количества работы Тася начинает подергиваться, ее сознание (предсказуемо) раздваивается, а шеф героини оказывается неважным психологом и принимает решение дать ей пожить в голове еще одного человека.

Звучит, конечно, как сага о Джеймс Бонде — психонавте, только авторы фильма фокусируются не на люгерах, а на мелкой моторике.

Каждый межсознательный прыжок в чью-то черепную коробочку как доза героина: и приятно, и мутит. Вос много потеет перед зеркалом, выковыривает людям глаза, думает проделать то же самое и со своей семьей, да и вообще дрожащие руки в фильме играют более важную роль, чем всё остальное тело актрисы. Происходящее чем-то напоминает сериал «Моргоша» — когда попадаешь в аварию, а просыпаешься с новым, приделанным хирургом лицом.

Снял всё это травматичное веселье Брэндон Кроненберг, чей папа много лет назад выпускал морбидные истории о мутациях тела и насекомых.

В последний раз что-то настолько же психоделическое выходило лет десять назад — это была работа Паноса Косматоса «По ту сторону черной радуги». Обе картины не становятся ни на йоту понятнее после второго или третьего просмотра, а ядовито-ярких цветов так много, что немножко плохо рецепторной системе. Без психоаналитических книжек или марки разобраться, что происходит, почти нереально.

«Глотай»

Режиссер: Карло Мирабелла-Дэвис

Хантер — обладательница пухлых щечек с кукольными ужимками школьницы. Она живет в стеклянном, как паноптикон, доме, наполненном розовыми соплями и синонимичными им американскими ценностями: поцеловать мажора мужа, сварить ему кофе, выбрать несносный шелковый галстук, навести чистоту в автоматизированном доме, который и сам с этим справляется, — вот и день прошел.

Вместо рвотной реакции на такую жизнь у Хантер развивается пикацизм — она ест булавки, иголки и прочие товары из магазина «Всё для дома». Но вот беда: в ее животе растет потомственный богатей, которому суждено родиться с серебряной ложечкой в заднице, — и его благополучие волнует мужа намного больше, чем здоровье супруги.

«Глотай» попадает на одну тематическую полку с феминистскими хоррорами, такими как «Сырое» и «Девушка возвращается одна ночью домой».

В наше время, оказывается, сделать ужастик можно чуть ли не из воздуха, если снимать белого мужика в его привычном месте обитания: как он похабно любуется на себя в зеркало, воспитывает свою степфордскую жену или вообще относится ко всему как к декору. Смотреть на такое если не страшно, то во всяком случае неприятно.

Да и в целом как-то неуютно: наблюдать, как Хантер с аппетитом ест землю или как за иголкой в нежные места лезет что-то более крупное и острое, радости мало.

Если прибегать к аналогии, то получается что-то среднее между хоррорнутым «Домом-2» и прямой трансляцией с хирургической операции. Острых предметов целый арсенал, камера чуть ли не заглядывает в рот (в буквальном смысле), а слизистые, пищевод и прочую изнанку жизни снимают сверхкрупным планом.

7 рвотных позывов из 10!

«#Выжить»

Режиссер: Чо Иль

По завязке этот фильм очень напоминает культовую мангу «Я — герой»: живущий в многоэтажке гик с пунктиком на лапше быстрого приготовления сидит дома, но вдруг за окошком случается зомби-апокалипсис — и сидеть дома становится еще приятнее.

В «#Выжить» происходит почти то же самое, только вместо Японии Южная Корея, а у героя есть современные технологии, дроны и соцсети.

О Джун Ву живет в блочной ячейке гигантского дома, обаятельно тупит в многопользовательские игры и болтает с автоответчиком родительского телефона. За две минуты случается катастрофа: три-четыре сотни его соседей превращаются в каннибалов с мутными глазами. Хуже того, игра больше не запускается, а запаса рамена хватит всего дней на восемь.

Ву начинает вести влог и ставит хештег #выжить — а раз уж запостил, то, будь добр, исполняй. Если скаут Уэса Андерсона знает, как справиться с дикими условиями на острове, то корейский нерд понимает, как побороть зомби не вставая с дивана: вместо разведчика — смартфон и дрон, вместо сигнала SOS — перебрасывание эсэмэсками.

«#Выжить» — это, с одной стороны, 100 безупречных минут одиночества, с другой — милый пустяк, каких очень не хватает, с тех пор как авторы зомби-хорроров стали философски рассуждать об обществе, капитализме и пр. Режиссер в совершенстве владеет современным киношным синтаксисом: всё, что нужно, — камерное пространство одной комнаты, пара гаджетов и да — массовки на целый район.

«Гретель и Гензель»

Режиссер: Оз Перкинс

Оз Перкинс — далеко не всеми любимый хоррормейстер, но точно чудо-режиссер. Он снимал мучительно-вязкие слоубернеры и монтировал самые страшные свои сцены без крови и монстров, а будто бы из воздуха, умудряясь испугать крупным планом перил или смотрящей в стену красивой девочкой.

После долгой командировки в авторское кино («Февраль», «Я прелесть, живущая в доме») Перкинс решил вернуться в Голливуд и дал продюсерам уломать себя снять что-то такое же страшное, но только теперь с кровью, побыстрее и за большие деньги.

Пересказ сюжета «Гензель и Гретель» — занятие похожее на препарирование лягушки: очень увлекательно, но в процессе животное умирает. Тем более дело касается всем и так известной сказки с ведьмой, домиком (без пряника), сестрой и братом (она — гений, он — идиот) и пирогами из трупов — словом, классический набор.

На феминистскую трактовку известной истории намекает само название: имя Гретель, вопреки традиции, вынесено на первое место. Камера бесконечно плывет куда-то мимо Гензеля, едва удостаивая его вниманием, — так же акула почти не замечает посетителей океанариума. Он, в общем-то, свинья и сам рад обманываться и попадаться на заманухи колдуньи.

В кои-то веки из домика выберутся живыми только умные люди, и в этом заслуга сценаристов.

Перкинс (вернее, его оператора Гало Оливарес) умеет снимать в стиле фламандских мастеров: расчлененку — как натюрморт с тыквой и кроличьей тушкой, отрубленные конечности — как портрет войны, вылезающие из глотки волосы… ладно, здесь трудно найти аналогию из живописи, но это тоже было изысканно!

Взято с платформы https://www.stena.ee

promo vitkvv2017 september 8, 07:00 42
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded