vitkvv2017

Categories:

Принцесса на жемчужине. Секрет хорошего вкуса и идеальной фигуры Жаклин Кеннеди

Одна из самых загадочных и прекрасных женщин XX века, хозяйка Белого дома, устраивавшая великолепные приемы, Жаклин Бувье Кеннеди Онассис никогда не готовила! Ее воспитывали как принцессу, и она привыкла так относиться к себе сама. И ела она, как истинная королева.

Ранние годы

Ее дет­ские дни ро­ж­де­ния от­ме­ча­лись в по­ме­стье де­душ­ки, в Ла­са­те – па­мять на­все­г­да со­хра­нит про­сто­рный дом со ста­рин­ной ме­бе­лью и кар­ти­на­ми и пре­крас­ный сад с мра­мор­ны­ми па­с­туш­ка­ми. Жа­к­лин – в на­ряд­ном пла­тье, бе­лых голь­фах и ла­ко­вых ту­фель­ках спу­с­ка­лась в сто­ло­вую, где со­би­ра­лись пред­ста­ви­те­ли кла­на Бу­вье. Маль­чи­ки, как на­сто­я­щие ари­сто­кра­ты, пе­ре­оде­ва­лись к обе­ду – в бе­лые брю­ки и ру­баш­ки с гал­сту­ка­ми, де­воч­ки по­я­в­ля­лись в эле­гант­ных плать­ях.

Ма­лы­шей уст­ра­и­ва­ли за от­дель­ным сто­ли­ком, у окон, вы­хо­дя­щих в сад. Тем, ко­му уже ис­пол­ни­лось де­сять лет, раз­ре­ша­лось си­деть за бе­з­у­преч­но на­кры­тым сто­лом вме­сте со стар­ши­ми. Лю­би­мое ме­ню – блю­да, при­го­то­в­лен­ные из «да­ров» ла­сат­ских са­дов и ого­ро­дов – ни­ко­гда не на­до­е­да­ло. Сна­ча­ла по­да­ва­ли по­ми­до­ры, фар­ши­ро­ван­ные кра­бо­вым мя­сом, или хо­лод­ный суп-же­ле мад­риль­ен с то­мат­ным вку­сом, на­по­ми­нав­ший рас­ко­ло­тые ку­соч­ки льда. За­тем жа­ре­ную фар­ши­ро­ван­ную ут­ку с яб­лоч­ным со­усом, лим­скую фа­соль и ку­ку­ру­зу в по­чат­ках. Име­нин­ный торт – шо­ко­лад­ный – она лю­би­ла всю жизнь, как и пер­си­ко­вое мо­ро­же­ное с шо­ко­лад­ным со­усом. Его го­то­ви­ли до­ма: зва­ли шо­фе­ра Ада­ма, и он без ус­та­ли кру­тил фор­му, на­пол­нен­ную льдом и со­лью.

Жаклин Бувье в детстве с сестрой Каролиной

Каникулы в Париже

Окон­чив ча­ст­ную шко­лу для де­во­чек, Жа­к­лин по­сту­пи­ла в кол­ледж Вас­сар, а че­рез год уе­ха­ла учить­ся в Сор­бон­ну. Па­риж, его ар­хи­те­к­ту­ра, му­зеи, на­сы­щен­ная ин­тел­ле­к­ту­аль­ная жизнь – все это про­из­ве­ло на нее боль­шое впе­чат­ле­ние. Фран­цуз­скую речь и фран­цуз­скую кух­ню она по­лю­би­ла на всю жизнь.

Во вто­рой раз Жа­к­лин от­пра­ви­лась в Па­риж с млад­шей се­ст­рой. Ка­ро­ли­на Ли Бу­вье вы­про­си­ла у ма­те­ри и от­чи­ма по­езд­ку в Ев­ро­пу в по­да­рок на окон­ча­ние шко­лы. Се­ст­ры по­обе­ща­ли, что стар­шая, сво­бод­но го­во­рив­шая по-фран­цуз­ски, при­смо­т­рит за млад­шей. В бла­го­дар­ность де­вуш­ки при­вез­ли ро­ди­те­лям ру­ко­пис­ную кни­гу о пу­те­ше­ст­вии – Ка­ро­ли­на опи­сы­ва­ла их при­клю­че­ния, а Жа­к­лин, все­гда ув­ле­кав­ша­я­ся жи­во­пи­сью, де­ла­ла иро­нич­ные за­ри­сов­ки. Вот се­ст­ры на ба­лу – в об­ще­ст­ве ди­пло­ма­тов и раз­ных вы­со­ко­по­ста­в­лен­ных лиц. Всех об­но­сят шам­пан­ским и клуб­нич­ным тор­том. Ку­с­ки слиш­ком боль­шие, что­бы их сра­зу мож­но бы­ло от­пра­вить в рот, и при этом слиш­ком про­пи­та­ны со­ком, что­бы удер­жать их и не ис­пач­кать­ся. 

На дру­гом ри­сун­ке – они в гос­тях, за сто­лом. По­да­ли яй­ца в спе­ци­аль­ных под­ста­воч­ках, и де­вуш­ки, ре­шив, что они сва­ре­ны вкру­тую, сме­ло их над­ку­сы­ва­ют. Сюр­приз – яй­ца ока­за­лись «в ме­шо­чек»: на кар­тин­ке жел­ток те­чет че­рез весь стол, за­ли­вая разъ­я­рен­ную да­му на­про­тив.

В Мад­ри­де по­сол США при­гла­сил их на при­ем, уст­ро­ен­ный для аме­ри­кан­ских се­на­то­ров. Один из них, по фа­ми­лии Уай­ли, ак­тив­но уха­жи­вал за обе­и­ми се­ст­ра­ми, рас­ска­зы­вал о по­езд­ке по Ис­па­нии, а на про­ща­нье по­обе­щал, что «...ес­ли мы ко­гда-ни­будь ока­жем­ся в Ва­шинг­то­не, он про­ве­дет нас по­обе­дать в се­нат­ский ка­фе­те­рий». Ин­те­рес­но, вспо­ми­на­ла ли об этом Жа­к­лин де­вять лет спу­с­тя, при­гла­шая се­на­то­ров на при­е­мы в Бе­лый дом?

Жаклин Кеннеди в год своей свадьбы, 1953 г.

Путь к сердцу политика

По окон­ча­нии уче­бы Жа­к­лин ста­ла ра­бо­тать «де­вуш­кой с ка­ме­рой» в од­ной из ва­шинг­тон­ских га­зет. Она бро­ди­ла по го­ро­ду, за­да­вая про­хо­жим не­ожи­дан­ные, про­во­ка­ци­он­ные во­п­ро­сы, и сни­ма­ла их, по­ка они от­ве­ча­ли. Од­на­ж­ды в ее ко­лон­ке по­я­вил­ся мо­ло­дой се­на­тор Джон Кен­не­ди. Ему бы­ло все­го 34 го­да, и он был на­столь­ко «юным» по срав­не­нию со сво­и­ми кол­ле­га­ми, что в се­на­те ох­ран­ни­ки ино­гда при­ни­ма­ли его за ту­ри­ста. 

В 1953 го­ду они по­же­ни­лись. Свадь­ба мо­ло­до­го се­на­то­ра, одер­жав­ше­го бле­стя­щую по­бе­ду на вы­бо­рах, бы­ла пыш­ной и ши­ро­ко ос­ве­ща­лась в прес­се. Дже­ки сра­зу по­ня­ла, на­сколь­ко важ­но иметь от­кры­тый, го­с­те­при­им­ный дом, в ко­то­ром охот­но со­би­ра­лись бы лю­ди. По­ли­ти­ка де­ла­ет­ся без вы­ход­ных, и в ка­кое бы вре­мя Джек ни за­я­вил­ся до­мой с ком­па­ни­ей дру­зей, про­дол­жав­ших об­су­ж­дать важ­ные про­б­ле­мы, у нее все­гда на­хо­ди­лось для них уго­ще­ние. И гла­зом не морг­нув, Жа­к­лин смо­т­ре­ла, как на ее до­ро­гие ков­ры па­да­ют кре­ке­ры и шпаж­ки с олив­ка­ми из ко­к­тей­ля, а в ее хру­сталь стря­хи­ва­ют пе­пел си­га­рет. Ста­рый Джо Кен­не­ди, ее све­кор, мо­мен­таль­но раз­гля­дел в ней жен­щи­ну, ко­то­рая по­мо­жет его сы­ну стать пре­зи­ден­том.

Свадьба Жаклин и Джона Кеннеди, 1953 г.

Maison-Blanche

И вот че­рез во­семь труд­ных, ино­гда оди­но­ких, лет Жа­к­лин сто­ит ря­дом с му­жем – но­во­ис­пе­чен­ным пре­зи­ден­том США, при­ни­ма­ю­щим при­ся­гу. Им пред­сто­ит по­се­лить­ся в Бе­лом до­ме – уни­каль­ном зда­нии, где бы­ва­ют ты­ся­чи лю­дей, где ра­бо­та­ет гла­ва го­су­дар­ст­ва и жи­вет его се­мья. Пер­вый же ужин в хо­лод­ной, не­уют­ной сто­ло­вой с тус­к­лы­ми за­на­ве­с­ка­ми при­вел Дже­ки в ужас. Еда по­ка­за­лась ей от­вра­ти­тель­ной, ме­бель без­о­браз­ной, на сте­нах ви­се­ли пло­хие ре­про­дук­ции. По­ка ее муж ос­ва­и­вал­ся в но­вой ро­ли, Жа­к­лин энер­гич­но взя­лась за де­ко­ри­ро­ва­ние Бе­ло­го до­ма. Она за­ка­зы­ва­ла обои и шелк для стен, ра­зы­ски­ва­ла ков­ры и ме­бель, об­но­в­ля­ла ста­ро­мод­ные ком­на­ты. Для кух­ни был вы­пи­сан фран­цуз­ский шеф – Ре­не Вер­дон.

Ни­ко­г­да еще Дже­ки не бы­ла так сча­ст­ли­ва. Муж и де­ти бы­ли ря­дом, и она да­ла се­бе сло­во, что обя­зан­но­сти пер­вой ле­ди не по­ме­ша­ют ей ос­та­вать­ся хо­ро­шей же­ной и ма­те­рью. По­ра­бо­тав до обе­да, они встре­ча­лись с Дже­ком за сто­лом, что­бы пе­ре­ку­сить хо­лод­ным мя­сом и сы­ром, под­жа­рен­ным на гри­ле. По ве­че­рам в ее уют­ной сто­ло­вой на­кры­ва­ли ужин на во­семь че­ло­век. Кро­ме дру­зей и по­мощ­ни­ков при­гла­ша­ли раз­ных ин­те­рес­ных лю­дей, из­вест­ных пи­са­те­лей и ху­дож­ни­ков.

За вре­мя пре­зи­дент­ст­ва Кен­не­ди бы­ло да­но шесть ча­ст­ных ве­че­ров – с ужи­ном и тан­ца­ми, в честь дру­зей или род­ст­вен­ни­ков. В Бе­лом до­ме на­ча­ли по­да­вать креп­кие на­пит­ки – рань­ше это не бы­ло при­ня­то, и ме­ж­ду гос­тя­ми за­сколь­зи­ли офи­ци­ан­ты с эк­зо­ти­че­ски­ми ко­к­тей­лями. Осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зо­вал­ся «Ку­ба Ли­б­ре» – ком­би­на­ция ро­ма, ко­ка-ко­лы и со­ка лай­ма.

Жаклин с новорожденным Джоном Кеннеди-младшим, Джон Кеннеди и их дочь Кэролайн, 1960 г.

Версаль по-американски

Офи­ци­аль­ные го­су­дар­ст­вен­ные при­е­мы так­же ста­ли уст­ра­и­вать по-ино­му – те­перь они про­хо­ди­ли в бо­лее изы­скан­ной и не­при­ну­ж­ден­ной об­ста­нов­ке. Уны­ло-зе­ле­ные сте­ны сто­ло­вой Жа­к­лин ре­ши­ла пе­ре­кра­сить в бе­лые с зо­ло­том, а на ок­на – по­ве­сить тя­же­лые зо­ло­ти­стые што­ры. Зал сра­зу при­об­рел празд­нич­ный вид. Вме­сто од­но­го боль­шо­го сто­ла в фор­ме под­ко­вы по­ста­ви­ли мно­го круг­лых – на 8–10 че­ло­век. На­ряд­ные жел­тые ска­тер­ти, фар­фор из пре­зи­дент­ских за­па­сов... 

Штат­ные кал­ли­гра­фы со­ста­в­ля­ли изы­скан­ные при­гла­ше­ния, оформ­ля­ли гос­те­вые кар­точ­ки на сто­лах и вы­пи­сы­ва­ли на фран­цуз­ском язы­ке стро­ки ме­ню вы­со­кой кух­ни (гос­ти уно­си­ли их как су­ве­ни­ры, пред­ва­ри­тель­но со­брав ав­то­гра­фы со­се­дей по сто­лу). Это бы­ла меч­та Жа­к­лин – пре­вра­тить Бе­лый дом в но­вый Вер­саль. 

Не­бы­ва­лый ус­пех этих ве­че­ров обес­пе­чи­вал­ся тща­тель­но про­ду­ман­ным со­ста­вом при­гла­шен­ных: по­ми­мо обя­за­тель­ных «про­то­коль­ных» гос­тей, ди­пло­ма­тов и чи­нов­ни­ков, здесь при­сут­ст­во­ва­ли дру­зья се­мьи, жур­на­ли­сты и, ко­неч­но, ин­тел­ле­к­ту­аль­ный цвет на­ции – пи­са­те­ли, ху­дож­ни­ки, му­зы­кан­ты. Зна­ме­ни­то­сти за­бра­сы­ва­ли се­к­ре­та­рей Дже­ки прось­ба­ми о при­гла­ше­нии на обед в Бе­лый дом, не­ко­то­рые да­же пред­ла­га­ли им день­ги за то, что­бы их вклю­чи­ли в спи­ски. 

Жаклин Кеннеди проводит экскурсию по Белому дому

За дверями кухни

Ут­ром Вер­дон об­су­ж­дал ме­ню с Жа­к­лин. Для де­тей – Ка­ро­ли­ны и Джо­на-млад­ше­го – оно со­ста­в­ля­лось от­дель­но. Од­на­ж­ды, ко­гда шеф го­то­вил на кух­не мо­ло­дой кар­то­фель с чер­ной ик­рой для обе­да в честь пре­мьер-ми­ни­ст­ра Ве­ли­ко­б­ри­та­нии, ма­лень­кая Ка­ро­ли­на спро­си­ла:

– Что это?

– Это ик­ра, до­ро­гая. Кро­шеч­ные яй­ца ры­бы под на­зва­ни­ем стер­лядь.

– Мож­но мне не­множ­ко, по­жа­луй­ста?

– Да, но зна­ешь ли, боль­шин­ст­ву лю­дей не нра­вит­ся ик­ра, ко­гда они ее про­бу­ют в пер­вый раз.

– То­г­да не нуж­но! Я по­про­бую ее во вто­рой.

Хозяйка Белого дома

Офи­ци­аль­ный ви­зит Кен­не­ди в Па­риж про­шел с оше­ло­м­ля­ю­щим ус­пе­хом. Тол­пы фран­цу­зов скан­ди­ро­ва­ли: «Жак-лин, Жак-лин!» Аме­ри­кан­ский пре­зи­дент на­чал свое вы­сту­п­ле­ние сло­ва­ми: «Я, зна­е­те ли, тот че­ло­век, ко­то­рый со­про­во­ж­да­ет ма­дам Кен­не­ди». В зер­каль­ном за­ле Вер­са­ля в честь пре­зи­дент­ской че­ты был дан обед. Дже­ки бы­ла по­ра­же­на при­е­мом, ока­зан­ным им де Гол­лем. 

Имен­но то­г­да у нее ро­ди­лась идея уст­ро­ить обед не в сте­нах Бе­ло­го до­ма, а в ка­ком-ни­будь ис­то­ри­че­ском ме­с­те. Жа­к­лин уда­лось до­го­во­рить­ся с му­зей­ной ас­со­ци­а­ци­ей до­ма Джор­д­жа Ва­шинг­то­на в Ма­унт-Вер­но­не. Ме­ро­при­я­тие по­лу­чи­лось гран­ди­оз­ным. Го­с­ти при­бы­ва­ли в по­ме­стье на ях­тах. Всю еду при­шлось го­то­вить в Бе­лом до­ме, а по­том «пе­ре­бра­сы­вать» на ме­с­то в ар­мей­ских кух­нях – шеф Вер­дон спе­ци­аль­но при­ду­мы­вал блю­да, ко­то­рым не по­вре­ди­ла бы транс­пор­ти­ров­ка. На га­зо­не, под боль­шим ша­т­ром, ук­ра­шен­ным гир­лян­да­ми жи­вых цве­тов, по­ста­ви­ли сто­лы, не­по­да­ле­ку рас­по­ла­га­лась эс­т­ра­да, где вы­сту­пал ор­кестр. Обед на­чал­ся с са­ла­та «Ми­мо­за» (аво­ка­до с кра­бо­вым мя­сом), а за­кон­чил­ся клуб­ни­кой под со­усом шан­ти­льи и пти­фу­ра­ми.

Ко­г­да в Бе­лый дом при­гла­ша­ли де­тей, по­ва­ра в сроч­ном по­ряд­ке пе­к­ли ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во пе­че­нья, бу­фет­ные стой­ки бы­ли за­ста­в­ле­ны сла­до­стя­ми и ста­ка­на­ми мо­ло­ка.

Чета Кеннеди за 20 минут до убийства, 1963 г.

Марта на кухне

Во вто­ром бра­ке – с гре­че­ским су­до­в­ла­дель­цем-мил­ли­о­не­ром, «пи­ра­том» Ари­сто­те­лем Онас­си­сом Дже­ки «за­по­лу­чи­ла» в дом италь­ян­ку Мар­ту Сгу­бин. Не толь­ко в ка­че­ст­ве до­мо­пра­ви­тель­ни­цы и ня­ни – Мар­та вы­учи­лась го­то­вить у по­ва­ров Онас­си­са и ца­ри­ла в до­ме и на кух­не до са­мой смер­ти Жа­к­лин О, как ок­ре­сти­ли ее хо­зяй­ку га­зе­ты.

Пос­ле убий­ст­ва Кен­не­ди Жа­к­лин об­ре­ла убе­жи­ще в те­п­лой Гре­ции. На­ча­лась со­в­сем дру­гая жизнь – на ро­с­кош­ной ях­те и на соб­ст­вен­ном ост­ро­ве... И Онас­сис, и Дже­ки с деть­ми обо­жа­ли шо­ко­лад – лю­бой обед не­из­мен­но за­кан­чи­вал­ся шо­ко­лад­ным тор­том. Это, кста­ти, бы­ло пер­вое, что при­го­то­ви­ла Мар­та для Онас­си­са, ко­гда он при­е­хал в Нью-Йорк. Не имея ни­ка­ко­го пред­ста­в­ле­ния о том, как де­ла­ет­ся этот торт, она ку­пи­ла в су­пер­мар­ке­те ко­роб­ку с го­то­вой сме­сью. Де­серт на­столь­ко удал­ся, что Онас­сис вы­звал Мар­ту к се­бе и по­про­сил у нее ре­цепт для сво­его фран­цуз­ско­го по­ва­ра. Приш­лось ей со­з­нать­ся, что торт был «из ко­роб­ки». С тех пор, к боль­шо­му не­удо­воль­ст­вию по­ва­ра, ко­роб­ки со сме­сью ящи­ка­ми от­пра­в­ля­лись на ях­ту и в ев­ро­пей­ские до­ма гос­по­ди­на Онас­си­са.

В Аме­ри­ке, в от­сут­ст­вие по­ва­ра, обыч­но го­то­ви­ла Мар­та. Для де­тей, Джо­на и Ка­ро­ли­ны, – их лю­би­мые блю­да, сре­ди ко­то­рых бы­ли ку­ри­ца по-ки­ев­ски с греч­не­вой ка­шей, ро­ст­биф с йорк­шир­ским пу­дин­гом и бефстро­га­нов. Жа­к­лин пред­по­чи­та­ла раз­но­об­раз­ные ово­щи и мо­ре­про­ду­к­ты, но за ком­па­нию с деть­ми, ко­то­рых она обо­жа­ла, ела и мя­со.

В до­ме Жа­к­лин на ост­ро­ве Мар­тас Винь­ярд ча­с­то бы­ва­ли гос­ти. Все – от ут­рен­них то­с­тов с ко­ри­цей до слож­ных блюд к обе­ду по слу­чаю ви­зи­та Хи­ла­ри Клин­тон – уда­ва­лось Мар­те оди­на­ко­во хо­ро­шо. Спе­ци­аль­но к при­ез­ду ре­да­к­то­ра жур­на­ла «Вог» Ди­а­ны Ври­ланд она пе­к­ла па­с­ту­ший пи­рог. А для са­мой Дже­ки де­ла­ла лег­кие фру­к­то­вые де­сер­ты – суф­ле, мус­сы и шер­бе­ты.

Для Мар­ты не бы­ло ни­че­го не­воз­мож­но­го: из Нью-Йор­ка она вез­ла с со­бой на ост­ров про­ду­к­ты на са­мо­ле­те, объ­ез­жа­ла ок­ре­ст­ных фер­ме­ров, за­ку­пая у них ово­щи, вы­ра­щи­ва­ла кое-что са­ма, мог­ла по­про­сить, что­бы ей про­да­ли сыр пря­мо с кух­ни ре­с­то­ра­на. Од­на­ж­ды на ост­ров об­ру­шил­ся ура­ган, унич­то­жив­ший все по­сад­ки на по­лях. Это слу­чи­лось в день ро­ж­де­ния близ­ко­го дру­га Жа­к­лин, Мо­ри­са Тем­п­лес­ма­на. По тра­ди­ции в Мар­тас Винь­ярд за обе­дом к сту­лу имен­и­нни­ка при­вя­зы­ва­ли цве­ток под­сол­ну­ха. Од­на­ко все рас­те­ния в са­ду по­гиб­ли. И то­г­да упор­ная Мар­та, объ­е­хав весь ост­ров, на­шла у од­но­го из фер­ме­ров на по­ле не­сколь­ко чу­дом уце­лев­ших под­сол­ну­хов. Жа­к­лин бы­ла по­ра­же­на, уви­дев яр­кие бу­ке­ты на сто­ле и «сол­неч­ный цве­ток» над сту­лом име­нин­ни­ка.

Жаклин и Ари­сто­те­ль Онассис

Простые радости

Пос­ле смер­ти Онас­си­са Жа­к­лин ве­ла оди­но­кую раз­ме­рен­ную жизнь. Ее кол­ле­ги по из­да­тель­ст­ву все­гда по­ра­жа­лись то­му, на­сколь­ко изы­скан­но про­ста эта эле­гант­ная, очень об­ра­зо­ван­ная жен­щи­на, ко­то­рую со­вер­шен­но не кос­ну­лась «звезд­ная бо­лезнь». Ра­бо­тая над оче­ред­ной кни­гой, она ча­с­то при­гла­ша­ла ав­то­ров на ланч в свой ка­би­нет, и по­ка они, удоб­но рас­по­ло­жив­шись в крес­лах, го­то­ви­лись к об­су­ж­де­нию, уго­ща­ла их ка­пу­ст­ным или кар­то­фель­ным са­ла­том и мя­сом из ма­га­зин­чи­ка де­ли­ка­те­сов на уг­лу.

И да­же ко­гда Жа­к­лин по­ня­ла, что не­смо­т­ря на все ди­е­ты, йо­гу и здо­ро­вый об­раз жиз­ни, на­сту­пав­шая бо­лезнь ско­рее все­го ока­жет­ся ро­ко­вой, она про­дол­жа­ла уди­в­лять сво­их дру­зей. В кон­це обе­да в ее лю­би­мом италь­ян­ском ре­с­то­ра­не шеф все­гда при­сы­лал об­раз­цы де­сер­тов – пи­рож­ных и дру­гих сла­до­стей. Обыч­но Жа­к­лин от­щи­пы­ва­ла не­мно­го и с бла­го­дар­но­стью от­сы­ла­ла все об­рат­но на кух­ню. На этот раз, ко­гда де­сер­та­ми был ус­та­в­лен весь стол, Дже­ки взя­ла вил­ку и, об­ра­ща­ясь к ста­рин­но­му дру­гу, про­из­нес­ла: «Я нач­ну с это­го. Что вы­би­ра­ешь ты?» И в от­вет на его не­до­умен­ный взгляд за­я­ви­ла, что во­ткнет вил­ку в ру­ку ка­ж­до­му, кто по­пы­та­ет­ся тро­нуть де­сер­ты, по­ка она не съест их – все до еди­но­го. Что и сде­ла­ла, на­хо­дясь в са­мом ве­се­лом рас­по­ло­же­нии ду­ха.

Жаклин Кеннеди Онассис и ее последний партнер Морис Темплсмен, 1994 г.

promo vitkvv2017 september 8, 07:00 43
Buy for 10 tokens
Легендарные советские фильмы просмотрены миллионы раз, но вдумчивый зритель всегда найдет множество вопросов, над которыми можно поразмышлять. Будь то просто мелкие нестыковки или сознательно оставленные режиссерами ниточки. Сколько всего было Шуриков — один или несколько? Как Лукашина пустили в…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded